Предприниматель Вячеслав Шелег из Бобруйска имеет за плечами немалый избирательный опыт: он выдвигался кандидатом на парламентских выборах-2008, участвовал в местных выборах, на президентских выборах-2010 был доверенным лицом кандидатов. А вот в сенаторы еще не баллотировался: «Листал я как-то Избирательный кодекс и наткнулся на главу «Выборы в Совет Республики».

«Прочитал, что для участия в них не нужно ходить по квартирам и собирать подписи – достаточно заявления о твоем согласии баллотироваться. Короче, решил я в этих выборах поучаствовать и написал заявление на имя Ермошиной о том, что согласен баллотироваться в сенаторы».

Через неделю с гаком предприниматель получил ответ из ЦИК: «Мне вернули мое заявление и пояснили, что я нарушил порядок прохождения: ЦИК только регистрирует выдвинутые кандидатуры, а выдвижением занимаются районный совет депутатов совместно с исполкомом. Тогда я написал заявления на имя четырех председателей исполкомов и советов депутатов – Кировского, Кличевского, Осиповичского и Бобруйского. Мой маневр немножко шокировал всех – все уже привыкли, что списки спускаются сверху, а дальше – простые формальности. А тут вдруг человек со стороны проявил инициативу! Когда я приносил заявления в исполкомы, там на меня смотрели круглыми глазами».

В конце лета Шелега начали приглашать на собрания по выдвижению: «Первое – в Кличевском райисполкоме – было назначено на 27 августа, а на следующий день – в Бобруйском, Осиповичском и Кировском райисполкомах. Было видно, что заседания исполкомы планировали совместно – в Бобруйске оно начиналось в 12.15, в Осиповичах – в 13.30, и в 14.30 – в Кировске. То есть с таким расчетом, чтобы я долго не задерживался в одном городе и успел метнуться в другой».

Заседания везде проходили по-разному. «В Бобруйске поступили наиболее честно, – с ноткой иронии усмехается предприниматель. – Здесь понимали, что всё давно решено и заседание лишь формальность, поэтому не стали тянуть ни свое время, ни мое – выдвижение длилось всего 15 минут, зампред горисполкома зачитал биографические данные выдвиженцев и сказал: предлагаю выбрать директора художественного колледжа. Все проголосовали за, до меня очередь как бы и не дошла. Потом спохватились, что по закону надо и за Шелега проголосовать – и проголосовали против».

А вот в Кировске «из выдвижения устроили целую церемонию. Сначала председатель райисполкома зачитал мою биографию, потом спросил, какие будут предложения по другим кандидатурам. Какой-то человек встал и предложил выдвинуть какого-то председателя колхоза – мол, он достойный человек, у него всегда хорошие урожаи. На что сам председатель колхоза, который тоже присутствовал в зале, поблагодарил за доверие, но взял самоотвод – я, говорит, уже пожилой человек. Тогда вышел еще один представитель власти и предложил выдвинуть заведующую кировской больницей, хотя час назад ее уже выдвинули в Осиповичах».

Ни в одном из четырех исполкомов Шелег не набрал ни единого голоса: «Только один какой-то чудак воздержался и не проголосовал ни за меня, ни за моего оппонента». Таким финалом предприниматель не то чтобы сильно удивлен, а всё же вопросы у него остались: «После выборов 2008г. Ермошина была недовольна тем, как прошли выборы в Совет Республики – не было, мол, конкуренции. Поэтому я полагал, что на этих выборах власть создаст хотя бы видимость конкуренции. Тем более что после выдвижения от района ты еще не становишься автоматически членом Совета – дальше идет обсуждение твоей кандидатуры в облисполкоме, и уже там решают, избрать тебя или нет. Но на практике оказалось, что нужно 8 человек избрать от каждой области – и по 8 же человек было выдвинуто от районов. Утром 25 сентября на сайте Центризбиркома в списке кандидатов значилось 56 человек – полный комплект. Так о каких выборах в этом случае может идти речь? Получается, кандидатам от власти места в Совете Республики практически гарантированы?»

Впрочем, у несостоявшегося сенатора есть и более утилитарное объяснение такому повороту: «Я слишком часто указываю исполнительной власти на ее недостатки, и в этих исполкомах меня хорошо знают. Правда, надо отдать должное, в большинстве случаев эти недостатки исправляются. Так что, если бы у какого-то исполкома и хватило смелости меня выдвинуть, все равно они этого не сделали бы – побоялись, что я им сяду на голову. Я, не имея никаких полномочий, указываю им на недоработки, а тут еще и полномочия иметь буду! Естественно, никакому исполкому это не нужно».

А вот что Шелега действительно удивило, так это то, что процесс выдвижения кандидатов в сенаторы прошел почти незаметно для местной прессы: «Только на сайте кировской газеты мне удалось найти маленькую заметку, что в Кировске выдвинута в Совет Республики заведующая больницей. А какие другие кандидатуры принимали в этом участие – ни слова. Меня это шокировало. Иногда государственная пресса какую-то ерунду так смакует, что диву даешься, а тут такое значимое событие, как выборы в сенат – и об этом ни слова. Хотя чего бояться простой и открытой информации о том, что было?»

Несмотря на предсказуемо отрицательный итог, положительные моменты в самовыдвижении Шелега все же имеются: «Кировск, входящий в округ N89, никогда не имел своих представителей в сенате. Даже в нижней палате кировчане не были представлены – на выборы по этому округу шли, периодически чередуясь, то из Осиповичей люди, то из Кличева. Но, учитывая, что я подал в Кировский райисполком заявление о выдвижении, встал вопрос, кого поставить мне оппонентом. В итоге у Кировска появился свой член Совета Республики».

Поделиться ссылкой: