Решение о введении соответствующего мандата было принято еще в июле 2012 года.Тогда за него из 47 государств – членов Совета проголосовали представители только 22 стран (против – 5, воздержались – 20). Беларусь категорически отвергла резолюцию, инициированную Евросоюзом, как политически мотивированную и не имеющую ничего общего с поощрением прав человека, заявив о непризнании мандата спецдокладчика.

Прокомментировать нынешнюю позицию белорусской стороны корреспондент БЕЛТА попросил Постоянного представителя Республики Беларусь при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Михаила Хвостова.

– По итогам 20-й сессии Совета ООН по правам человека вы сказали, что Беларусь не признает резолюцию и не будет сотрудничать со спецдокладчиком. После назначения спецдокладчика остается ли позиция о несотрудничестве с ним неизменной? Не уходим ли мы в принципе от сотрудничества с правозащитными механизмами?

– Действительно, Беларусь не признала резолюцию Совета по правам человека 20/13 от 5 июля 2012 года. Назначение конкретного кандидата на этот пост не меняет нашего отношения в целом к вопросу о спецдокладчике. Еще до того как было принято решение по спецдокладчику, мы разъяснили авторам этой инициативы, что рассматриваем подобного рода механизмы как неэффективные и неприемлемые, особенно когда они создаются без согласия затрагиваемого государства. Упомянутая резолюция Совета противоречит интересам нашей государственной безопасности, поскольку она является вмешательством в сферу деятельности белорусских институтов власти и белорусского гражданского общества.

Беларусь сотрудничала и продолжает сотрудничать со всеми правозащитными механизмами ООН. Например, за последние несколько лет наша страна представила свои доклады в комитеты ООН, касающиеся выполнения нами международных обязательств в сфере защиты прав детей и женщин. Ожидаем обсуждения докладов, представленных нами в Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, а также Комитет по ликвидации расовой дискриминации. В 2010 году Беларусь успешно отчиталась в Совете по правам человека в рамках процедуры универсального периодического обзора, единственного на сегодня механизма универсальной оценки прав человека во всех странах мира. То, что наша страна приняла большинство рекомендаций этого обзора, тоже является показательным в контексте нашего взаимодействия с правозащитными механизмами ООН.

– В целом, как вы оцениваете избранную на эту должность персону? Является ли она достаточно компетентной в белорусском вопросе?

– Я думаю, что нет необходимости давать оценку персоналиям на пост спецдокладчика по Беларуси. Тот факт, что они выдвинулись на пост, который не является консенсусным, не поддержан Беларусью и большинством государств – членов Совета по правам человека, говорит о многом. Спецдокладчик является гражданином страны – члена Евросоюза, это Миклош Харасти из Венгрии, которая поддержала создание поста спецдокладчика по Беларуси. Я достаточно критично относился к его прошлой деятельности на посту представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ. Он был публичен, однако эта публичность была направлена на негативные оценки ситуации в постсоветских государствах, в то время как его оценки ситуации в странах на запад от Вены были всегда осторожными и сдержанными. Эта однобокость в деятельности чиновника ОБСЕ способствовала созданию в постсоветских странах атмосферы, благоприятной для культивирования диссидентства, прежде всего в молодежной среде, а также шумных и непримиримых к государственной власти молодежных групп. Говоря об этом, я хочу сказать следующее: политическое прошлое спецдокладчика не позволит ему быть независимым в оценке политической жизни в Беларуси.

– Совет ООН по правам человека – главный правозащитный орган ООН. Он призван привлекать внимание к нарушению прав человека во всех странах мира. Насколько, по вашему мнению, Совет следует своему мандату? Следует ли реформировать этот орган?

– К сожалению, сфера прав человека в Совете ООН по правам человека монополизирована западными странами, и она перестает быть универсальной. Права и свободы человека носят универсальный характер и должны соблюдаться всеми государствами. Текущая ситуация в Совете характеризуется тем, что продолжают обсуждаться вопросы прав человека только в развивающихся странах и в странах с переходной экономикой. Факты нарушений прав человека в странах Европейского союза и других западных странах попросту замалчиваются. Правозащитные органы ООН, включая механизмы Совета по правам человека и Управление Верховного комиссара ООН по правам человека, зависят от финансовой поддержки западных стран. Поэтому многое умалчивается, и Беларусь вынуждена привлекать внимание Совета к проблемам в ЕС и других странах, что, естественно, не нравится последним. Когда ЕС обосновывал создание поста спецдокладчика по Беларуси, он ссылался якобы на ухудшение ситуации с правами человека в нашей стране. Давайте будем объективными, ни одна страна ЕС не может сегодня сказать, что ситуация с правами человека в ней улучшилась: происходит широкомасштабное попрание прав граждан – массовые задержания и аресты, неспособность обуздать безработицу, свертывание и сокращение социальных программ, доступности высшего образования и другое. Об этих проблемах западные страны предпочитают молчать в Совете. Поэтому Беларусь озвучила на недавней сессии Совета предложение о создании независимого механизма мониторинга ситуации с правами человека в странах ЕС. Посмотрим, как европейские партнеры отреагируют на нее. Мы не действуем агрессивно в Совете по правам человека, мы настаиваем на конструктивном диалоге и сотрудничестве. Беларусь – демократическое государство, нам есть что сказать, и мы не должны и не будем оправдываться.

Работа Совета по правам человека постоянно претерпевает изменения. Однако я не думаю, что проблема заключается в ранее принятых в отношении Совета решениях. Реформировать нужно не Совет по правам человека, а подходы, которые используют западные страны в нем, навязывая собственные концепции и политическое видение прав человека. К сожалению, они игнорируют те принципы, на которых должна строиться работа главного правозащитного органа. Среди таких принципов не может быть избирательных подходов и двойных стандартов.

– Как вы считаете, почему пост спецдокладчика по Беларуси был создан именно сейчас? Почему именно сейчас на фоне непрекращающихся волнений в странах Евросоюза, вызванных недавним финансово-экономическим кризисом, в Европе решили “озаботиться” правами человека в Беларуси? Кому, по вашему мнению, это может быть выгодно?

– Создание поста спецдокладчика по Беларуси – это, как я уже говорил, навязывание Европейским союзом Совету по правам человека собственного политического видения прав человека и придание такой политике всеобщей значимости. Это рассчитано на то, чтобы отвлечь внимание Совета по правам человека, его механизмов и Управления Верховного комиссара ООН по правам человека от проблем у себя дома. ЕС довольно часто прибегает к этому способу, когда ситуация с правами человека в его странах-членах ухудшается. За всю историю деятельности Совета по правам человека и его предшественника – Комиссии по правам человека – ни разу не создавался механизм мониторинга соблюдения прав человека в странах ЕС. Почему? Думаю, что ответ более чем ясен. Конечно, лучше говорить о проблемах у своего соседа, чем у себя дома.

Ситуация с созданием поста спецдокладчика по Беларуси была понятна с самого начала. У этой инициативы ЕС нет будущего, но есть запрограммированный механизм ликвидации. По Беларуси уже создавался пост спецдокладчика. Он недолго просуществовал. Его как учредили, так через некоторое время и упразднили на основании решения Генеральной Ассамблеи ООН. Приняв такое решение, Генеральная Ассамблея ООН признала, что решение об учреждении поста спецдокладчика было несправедливое, селективное и дискриминационное. Убежден в том, что новый пост спецдокладчика долго не просуществует, потому что ООН не может основывать свою деятельность на ложных представлениях о демократии.


Поделиться ссылкой: