Об этом сказала Анастасия Положанко, заместитель председателя «Молодого фронта» и невеста Дмитрия Дашкевича.

Ситуация напоминает предыдущие мытарства многих политзаключённых: находятся любые предлоги, чтобы скрыть творящееся в стенах колонии, чтобы не дать возможности просочиться даже минимуму информации, которую могли бы сообщить адвокаты родственникам и общественности, чтобы помочь своим подзащитным.

На этот раз лицемерно утверждается, что Дашкевич якобы не писал заявлений с просьбой о встрече с адвокатом. Это – вторая причина отказа. Но Настя опровергает и её. Дашкевич не просто писал. А, на всякий случай, зная наши тюремные порядки, писал и отправлял подобного рода бумаги дважды. «Или эти заявления были уничтожены в Глубоком,- предполагает Настя, – или руководитель Витебского СИЗО солгал».

И то, и другое – не выполнение служебного долга работниками правоохранительных органов, а нарушение – и законодательства, и прав человека, и моральных норм.

Год назад уже была аналогичная ситуация, когда Дашкевич находился в СИЗО и к нему не пускали адвоката. Не исключено, что и сейчас администрации изолятора есть что скрывать, пишет mfront.net.

Но будем помнить библейское изречение: «нет ничего тайного, что не стало бы явным».

Поделиться ссылкой: