Накануне новых парламентских выборов Ольга Абрамова дала интервью «Радыё Свабода». В нём она рассказала о том, как фальсифицировались результаты выборов по её минскому округу №108 в 2008 году. О деталях этих событий Абрамова молчала все эти годы.

Сейчас она, будучи на пенсии, всё-таки не отошла от активного политического творчества – пишет аналитику для иностранных институтов и СМИ, а потому внимательно следит за политическим процессом в стране и, конечно же, за избирательными сюжетами.

Её наблюдения подтверждают факт, который признан уже, кажется, всеми, включая и саму председателя ЦИК Лидию Ермошину: интерес к выборам падает, а качество депутатов снижается: указывая на резкую девальвацию института парламентаризма в белорусском общественном сознании, эксперт-аналитик считает это «диагнозом».

Не менее жёсткую оценку даёт она действием оппозиции, в рядах которой – полное рассогласование действий, шараханье из одной крайности в другую, невозможность создать блок, разумно действующий от имени оппозиционно настроенных сил и активных групп гражданского общества в условиях борьбы за массы в избирательном марафоне.

Определение настроения оппозиционных сил как «состояния угнетённости и отчаяния», похоже, достаточно точно характеризует ситуацию в лагере оппонентов политического режима. И её истоки – в декабре 2010, тех жестоких событиях «второго дня» президентских выборов, которые ещё до сих пор переживаются оппозиционными силами и тяжёлыми испытаниями её наиболее активных членов.

Попытку что-то делать в тяжелейших условиях без какой-либо надежды на результат и даже на промежуточную победу Абрамова тем не менее поддерживает, полагая, что «это лучше, чем ничего».

Ольга Абрамова прогнозирует 23 сентября явку избирателей не выше 50 процентов, а «остальное припишут»,- убеждена бывший участник выборов и бывший член парламента. Тем более, что все способы фальсификаций уже давно отработаны и не раз применены. Тут Ермошина вполне может давать «мастер-классы» любым своим зарубежным коллегам.

«Если в 2000-м году преобладал вброс бюллетеней, то сейчас этого и не нужно, особенно после того, как было одобрено решение хранить бюллетени после «выборов» не 4 года, а только полгода. Это пролоббировали региональные начальники, которые всё же побаиваются гипотетической ответственности», – вот и весь немудрёный «механизм»: концы в воду и – шито-крыто!

По данным социологов, саму Абрамову на выборах 2008 г. поддерживали более 80 процентов избирателей. Но это не устраивало её оппонентов: «В июне меня пригласила в администрацию Наталья Петкевич. Беседа пошла сразу следующим образом: «Ольга Михайловна, что вы хотите в качестве компенсации за то, что вы больше не будете депутатом?» У меня челюсть отвисает, я говорю: «Как?», а потом прихожу в себя и спрашиваю: «А как вы это себе представляете?»

Ей предложили должности. В обмен за отказ от выборов. Обработке подверглись и некоторые другие депутаты. Но уже на уровне главы Мингорисполкома.

Ольга Абрамова не отказалась от участия в «выборах» и тут же почувствовала результаты давления. В том числе – на избирателей и сборщика подписей. Абрамова убеждена, что в её случае решение принимал лично Лукашенко.

При подведении итогов «выборов» 2008 года сведения из её округа удивительным образом в ЦИК поступили одними из последних. Это даже задержало завершение общего отчета Центризбиркома.

Наблюдателям удалось зафиксировать преобладающее количество голосов, поданных именно за Абрамову. Но официальные цифры были, естественно совершенно иными: за Абрамову – 24%, за её оппонента – 60.

Один из международных наблюдателей, по словам Ольги, сказал ей, что имеет «прямые доказательства фальсификаций». Он принёс копии двух протоколов – тот, который раздали наблюдателям после окончания «выборов» в основной день голосования, и тот, который он смог вырвать у председателя окружной комиссии на следующий день – протокол, который ушёл в ЦИК. Это были два разных протокола».

Но тогда «взорвать» ситуацию кандидат в депутаты не решилась. Хотя избиратели округа создали даже оргкомитет для борьбы за восстановление справедливости. Что остановило политика?

Трудно сказать, насколько убедительными покажутся её объяснения о том, что она боялась своими «боевыми действиями» спугнуть разворачивавшийся процесс «Восточного партнёрства».

Но она отступила. А теперь вот возвращается к тому периоду, чтобы рассказать правду.

Поможет ли эта правда кому-то сегодня? Кто знает. Но лучше знать её. Пусть и с большим опозданием.

Поделиться ссылкой: