Когда в те, уже теперь далёкие 90-е, далёкие и бурные, меня назначали заместителем министра, одно из предварительных согласований предстояло именно у Гончара. Тогда ещё я и подумать не могла, что передо мной в высоком чиновничьем кабинете окажется будущий вице-спикер Верховного совета 13-го созыва, председатель ЦИК, непримиримый противник Лукашенко, общепризнанный лидер оппозиции.

Нет-нет, про такую возможность даже и не думалось. Тогда нам казалось, что вся «революция» творится в чиновничьих кабинетах, ведь чиновники-то новые. По большей части молодые. С оптимизмом и большой долей политической наивности.

Теперь понимаю, что именно наивности было многовато. У кого-то глаза открылись раньше, у кого-то позже. Но в момент, когда я вошла в кабинет Гончара и мы пожали друг другу руки, первая пришедшая в голову мысль: «Такой молодой, а не побоялся взойти на политический олимп!»

Как будто угадав мои мысли – парировал. Встречным вопросом: «Не боитесь ли Вы, что на Вас, женщину, возложили слишком широкую сферу ответственности?» И уже потом – ещё один, «официальный» вопрос, который принято задавать в подобных ситуациях: «Справитесь?»

Но вместо заверений, что, безусловно, справлюсь, Виктор Гончар от меня услышал другое: «Не знаю», – сказала я. И добавила: «Постараюсь. Но если не получится – уйду сама».

Как в воду глядела: уйти пришлось довольно скоро. Но причиной было другое: я поняла, что для этой команды и её политического направления, очень скоро ставшего более ясным (для меня – с возвратом к учебникам советской поры), – для этой команды я не единомышленник. А, значит, надо положить заявление на стол.

Потом стали уходить другие. Кто с шумом. Кто – без. Кто исчезал с политической арены, кто переходил в лагерь оппозиции. А кому-то судьбой была уготована трагическая участь. Очевидно, самым сильным и непреклонным.

Таким был Виктор Гончар. Наверное, потому и не исполнилось ему сегодня 55. И он остался в моей – и в нашей – памяти по-прежнему молодым. И бескомпромиссным.

Поделиться ссылкой: