Вопрос о девушках — самый трудный

Антон, уже учебный год начался, а ты под подпиской о невыезде. Тебе на учебу хоть можно из Слуцка в Минск ездить?

— Да, я смогу продолжить учебу. Единственное, необходимо, чтобы мне сделали «столичную» подписку о невыезде. Для этого мне нужно найти в Минске квартиру. К сожалению, когда нужно было искать съемную квартиру или комнату, я сидел в СИЗО. Недавно обратился в агентство, там сказали, что, может быть, после 1 сентября повезет. Поэтому как только решу жилищный вопрос, сразу перееду в Минск. Думаю, это случится в ближайшее время.

Скандал с задержанием как-то отразился на учебе? Бывали случаи, когда за активную гражданскую позицию исключали из вузов…

— Нет, меня не отчислили. На днях получил справки о стоимости обучения — я учусь в кредит. Дали справку, что я являюсь студентом. Отчислять меня не за что. Сессию за 3-й курс я сдал. Когда сидел в камере, у меня были каникулы, то есть ни одной пары я не пропустил. А где был — не думаю, что наш деканат будет придираться к этому. На данный момент отчислять меня не за что, никаких долгов нет.

Я слышал, ты искал Екатерину Скурат — девушку, которая прислала тебе фотографии плюшевых мишек, сброшенных шведами. Как успехи?

— Никак, мы с ней так и не увиделись. И ни разу не разговаривали — даже по телефону.

А какие качества ты ценишь в представительницах прекрасной половины человечества?

— Скромность… (Задумался.) Даже не знаю, что еще добавить… Трудный вопрос (улыбается).

Махнул машину на… фотоаппарат

Говорят, после тюрьмы люди меняются. В тебе какие-то перемены случились?

— Вчера встретился с другом, который сказал, что я возмужал. Знакомые отмечают, что раньше был немного повеселее…

Еще заметил, что в социальных сетях теперь не использую смайлики. Даже не знаю почему. Как отрезало!

Не поменялось одно: я по-прежнему хочу заниматься журналистикой, занимаюсь интернет-сайтом. Одним словом, как писала после моего освобождения «Народная Воля», не сломался.

— Сейчас многие молодые люди задумываются об эмиграции…

— Когда сидел в камере СИЗО, вспоминал песню группы «IQ 48» «Эмігрант». Но сразу эту мысль отбросил. Есть пара вариантов, куда можно уехать, но я не хочу. В Беларуси сейчас очень интересное время. Может быть, лет через 50–60 я и захочу поехать куда-нибудь, но только на экскурсию, а не в эмиграцию.

— А те, кто уезжает, считают, что в Беларуси нельзя себя реализовать. Ты разделяешь это мнение?

— Можно посмотреть на моем примере: я себя реализовываю через проект новостных фотографий «Belarusian News Photos». Нужно иметь силу духа, не бояться трудностей, не отступать. Что касается тех, кто уезжает, я не могу их осуждать или, наоборот, поддерживать — это их выбор. Мне кажется, кто захочет — тот всегда реализуется.

— Как ты вообще решил создать такой сайт?

Идея родилась на I курсе. Одногруппницы запустили свой сайт картинок, а я создал bnp.by. Мы вначале работали вместе, а потом разошлись во мнениях и стали работать отдельно. У меня не было ни денег, ни камеры, ни друзей, которые хорошо снимают. Был только готовый сайт. Потом фотоаппарат все-таки появился. Папа приобрел новую машину, а мне отдал старую, сказал: что хочешь с ней, то и делай. Я ее продал, купил фотоаппарат, стал вести фотоблог. Затем познакомился со своим нынешним хорошим другом Сергеем Ягело. Я его вытянул на акцию «Стоп-бензин», когда в Минске перекрыли проспект. Ну и запустили сайт. Проект до сих пор и живет…

— Можешь сформулировать его главную цель?

— Если глобально, то самое важное — дать людям оперативную фотоинформацию о том, что происходит в Беларуси. Чтобы все события дня были собраны на одном сайте. Человек зашел на сайт, прочитал пару предложений текста, увидел все, что происходило, своими глазами.

Ночные кошмары когда-нибудь заканчиваются…

В одном из интервью ты рассказал, что до истории с плюшевым десантом твои родители не интересовались политикой. Сейчас они не просят тебя быть осторожнее, не лезть на рожон?

— Родители меня всегда поддерживали. И когда занимался программированием, и когда сайты создавал — у меня дома лежит целая стопка дипломов еще со школьных времен. Когда я поступил на журфак, они были не против. Мама никогда мне не запрещала ходить на различные акции. Говорила только: мол, будь аккуратен, отзванивайся регулярно, что с тобой все хорошо. Я рассказывал им о «молчаливой революции», о том, что людей бросают на нары якобы за нецензурную брань. Родители политикой не интересовались, но когда со мной случилась эта история, все изменилось. Родители действительно поняли, в какой стране мы живем. Я увидел, что их мировоззрение стало другим. И я, в принципе, рад, что после этой истории не только папа с мамой, но и соседи, родственники и просто знакомые стали иначе смотреть на происходящее в стране. Эта история открыла людям глаза на многие вещи…

Слуцк — город небольшой, а история с твоим арестом получила большой резонанс…

— При этом абсолютно не было никакого негатива. Было много слов поддержки, даже фрукты в камеру передавали…

На своей странице «ВКонтакте» ты поставил статус «Только когда плывешь против течения, понимаешь, чего стоит свободное мнение»…

— Я могу рассказать предысторию — откуда эта цитата. В СИЗО нас вывели на прогулку, мы стояли во дворике и по радио (оно там постоянно играет) включили эту песню Сергея Шнурова. Вроде бы стандартная песня из детства, но я стою за решеткой, смотрю на небо в клеточку, и вдруг слова «Только когда плывешь против течения, понимаешь, чего стоит свободное мнение…» совершенно по-другому начинают звучать. У меня в тот момент даже закружилась голова и волосы стали дыбом. Для меня до сих пор это воспоминание — самое яркое за все время, что я провел в СИЗО.

Вы спросили, чего стоит свободное мнение? Мне это пока обошлось в 34 дня в СИЗО КГБ и до сих пор не снятые обвинения в пособничестве пересечению государственной границы.

— Морально уже восстановился?

— Да, потихоньку начал реабилитироваться. Первые 3 дня после освобождения я просыпался по ночам. Вроде бы и постель своя, и тепло, мухи не летают, комары не кусают, но я открываю глаза — у меня дрожат руки. Но сейчас все нормально. Опять начинаю просыпаться в 12 дня, засыпая в 5 утра, — для меня это стандартный график…

— Что ты пожелал бы своим ровесникам?

— Оставаться людьми, как бы ни складывалась ситуация и что бы ни происходило. Не нужно зацикливаться на проблемах — жизнь все равно продолжается. Все будет хорошо. Еще хотел бы, чтобы молодежь, особенно в регионах, побольше думала и поменьше пила. Я, конечно, сам не святой — курю, иногда выпиваю, но в рамках разумного…

Антон, благодарю за беседу. Пускай в дальнейшем тебя и твою семью жизненные неурядицы обходят стороной.

— Спасибо, но в этой стране, как говорится, от тюрьмы и от сумы не зарекайся…

ИЗ ЛИЧНОГО ДЕЛА

Антон Суряпин был задержан 13 июля 2012 года сотрудниками Комитета государственной безопасности Беларуси. Сотрудники спецслужб провели обыск у него дома, изъяли ноутбук, а также другие носители информации. В отношении Суряпина возбуждено уголовное дело, он обвиняется в “пособничестве умышленному незаконному пересечению границы, совершенному организованной группой лиц”.

Самолет со шведами на борту пересек границу Беларуси утром 4 июля со стороны Литвы. Над Ивенцом и Минском были сброшены сотни плюшевых медвежат. Ответственность за акцию взяли на себя представители шведской пиар-компании Studio Total.

Поводом для задержания Антона стала публикация фотографий плюшевых медвежат. Суряпин был первым, кто разместил фотографии акции на своем сайте. По его словам, фото были присланы анонимным автором на электронный адрес.

7 августа КГБ сообщил, что Антону Суряпину и Сергею Башаримову предъявлены обвинения по ч.6 ст.16 (пособничество в совершении преступления) и ч.3 ст.371 (незаконное пересечение государственной границы Республики Беларусь) УК.

17 августа вместе с Сергеем Башаримовым, риэлтором, сдавшим шведам квартиру в Минске, Антон Суряпин освобожден под подписку о невыезде и неразглашении.

Поделиться ссылкой: