Белорусская экономическая модель разит “совком”. Политическая — так и вовсе напоминает местами средневековье. Образование в застое. Культурная надстройка официозна и архаична.

В принципе это чувствуют и понимают почти все. Но при этом сдвигов никаких, господствуют фатализм и безнадега. И даже маститые аналитики говорят об историческом тупике.

Диалог о модернизации: идея без мотора?

На этом фоне вновь что-то пытается предложить Брюссель, вынужденный так или иначе изображать работу с “последней диктатурой Европы”.

Если рассуждать чисто теоретически, то зерна новой инициативы ЕС “Европейский диалог о модернизации с Беларусью” должны упасть на очень даже благодатную почву.

О модернизации (конечно, в авторитарной парадигме) периодически твердят власти. Экономику синеокой республики пытаются понудить к трансформации как МВФ, так и Москва. Кардинальных реформ жаждет — по крайне мере вербально — оппозиция.

Наконец, феноменален настрой традиционно консервативных широких масс: согласно июньскому опросу НИСЭПИ, 77,3% белорусов считают, что страна нуждается в переменах. Ну а уж что касается самого Брюсселя, то там в этой нужде никто не сомневается.

Однако такой контекст выглядит благодатным лишь с точки зрения марсианина, который ни бельмеса не смыслит в наших реалиях с двойным дном. На деле — “все не так, ребята”:

• власть горделиво отвергает брюссельскую инициативу (почему в наших кабинетах не проштампована?);

• в оппозиции и третьем секторе царят разлад и кризис идей;

• народ хотел бы дождаться сдвигов к лучшему, не выходя из кухни;

• ну а Европа просто чертовски устала от белорусской шарады и скорее делает вид, будто что-то делает.

За перемены ратуют на кухнях

Те три четверти белорусов, что выступают за перемены в стране, отнюдь “не одним мирром мазаны”, подчеркнул в интервью БелаПАН основатель НИСЭПИ, доктор социологии профессор Олег Манаев.

Среди этих людей (см. таблицу 1 в низу материала) есть и такие, кто отмечает улучшение своего материального положения, считает, что страна развивается в правильном направлении, кто доверяет президенту. Иначе говоря, отнюдь не все — этакие баррикадные бойцы, принципиальные противники Лукашенко. От четверти до трети в этой категории — “люди, которых жизнь, в общем-то, устраивает”, отмечает Олег Манаев.

Второй момент: лишь небольшая часть белорусов готова к решительным действиям, чтобы отстаивать свое право на иную, лучшую жизнь. Так, в митингах, демонстрациях, пикетах готовы участвовать около 15%, в забастовках — 11,4%. Это, опять же, теоретически. На практике смельчаков еще меньше.

Гораздо выше (уже более 50%, да еще добавится большинство пока не определившихся) готовность участвовать в парламентских выборах. Но тут другая закавыка: а есть ли в стране выборы?

Вялая альтернатива

Кроме того, важен вопрос, с кем связывать перемены, отмечает профессор Манаев. Здесь у белорусов большие проблемы. По идее, популярную альтернативу должна воплощать собой оппозиция. “Но уже на протяжении многих лет с девиацией в 1-2 процента оппозиционным политическим партиям доверяют около 15%, не доверяют примерно 60%”, — констатирует собеседник.

Он добавляет, что личные рейтинги оппозиционных лидеров еще ниже: у Владимира Некляева — чуть больше шести процентов, у Андрея Санникова — пять с хвостиком.

Можно долго говорить о причинах, но факт то, что “кристаллизаторы общественного недовольства у нас слабые”. При том что сегодня “народ голову поднял и стал озираться”. Однако он не видит выразительной, яркой политической альтернативы. Масса чувствует, что у оппозиции мало силы, ресурсов, в том числе личностных, считает социолог. Оппоненты режима не перестраивают мышление, многие их схемы, типа затеи с очередным бойкотом выборов, — это дежавю, очередная попытка наступить на старые грабли.

Но, конечно, самый суровый фактор, работающий против перемен, — то, что “за 18 лет система укрепилась, забронзовела, и люди это чувствуют”, подчеркивает Олег Манаев. Респонденты отмечают, что президент Лукашенко все в большей степени опирается не на народ, не на специалистов, а на “государевых людей” — военных, МВД, КГБ, вертикаль и других чиновников (см. таблицу 2).

Белорусы четко (особенно после разгрома Площади-2010) осознают: любое выступление против системы “чревато конкретными неприятностями”. Впрочем, в новейшей истории есть немало примеров, когда и в более жестких ситуациях люди шли на жертвы ради перемен. Видимо, белорусы в этом плане еще “не вполне дозрели”, не настолько недовольны нынешней ситуацией, чтобы начали вырываться “спонтанные протуберанцы”, полагает профессор Манаев.

Заколдованный круг

Валерий Карбалевич, эксперт аналитического центра “Стратегия”, в интервью БелаПАН также высказал мнение, что белорусская власть может реагировать уступками лишь на какие-то публичные выражения недовольства. Ропот на кухнях ей не страшен.

Далее, зачем режиму идти на преобразования, когда “российские блага льются полным потоком”, риторически спрашивает аналитик. И, несмотря на противоречия (Лукашенко не хочет отдавать собственность), Путин вряд ли рискнет перекрывать краник, лишать белорусского партнера щедрых дотаций. Для российского президента слишком важен проект Евразийского союза, убежден Карбалевич.

Вдобавок Запад очевидно не готов всерьез бороться с Москвой за белорусский геополитический плацдарм. США далеко, к тому же расхлебывают кашу противостояния с исламизмом, Евросоюз сфокусировался на внутренних проблемах (еврозона валится) и опасностях для своего южного мягкого подбрюшья (Магриб, Сирия и т.д.).

Ольга Шумило-Тапиола, эксперт Института Карнеги, отмечает: “В восточном направлении — я имею в виду страны, которые находятся между Евросоюзом и Россией — ЕС не видит себя активным игроком и не готов к жесткой конкуренции”.

Капля камень точит

Очень хотелось бы закончить статью хоть каким-то проблеском надежды. Но натужный оптимизм вечных политических бодрячков — адептов простых схем тоже надоел. К тому же пессимист — это, как известно, хорошо информированный оптимист.

“Серьезных факторов для перемен в стране я не вижу, — заключает политолог Карбалевич. — Похоже, что сегодня мы наблюдаем в Беларуси ситуацию исторического тупика”.

Олег Манаев, со своей стороны, резюмирует так: миссия “продвинутого слоя” — упорно делать свое дело и не врать: обществу, загранице, себе.

“Представители несогласных, гражданское общество — все они должны и дальше делать то, что делали. Независимая пресса — писать, аналитики — анализировать, правозащитники — защищать, бизнес-ассоциации — продвигать интересы бизнеса и так далее, — убежден собеседник. — Мы должны делать это профессионально, по международным стандартам. Независимо от конъюнктуры, от политических приливов и отливов, от Путина или Баррозу. Независимо от того, придут перемены завтра или через двадцать лет”.

Короче, рецепт не сенсационный, но проверенный: капля камень точит.

Что же касается титульной оппозиции, то ей, по мнению маститого социолога, вредили и вредят искусственные схемы, мифы, которые, в том числе, транслируются на Запад и в какой-то степени дезориентируют тех, кто принимает решения по “белорусскому вопросу”.

Народ “как некое коллективное десятимиллионное существо” чутко улавливает фальшь как со стороны режима, так и со стороны его политических оппонентов, отмечает собеседник БелаПАН.

Те силы в Беларуси, которые ставят целью борьбу за власть, “должны не жить мифами, а смотреть, изучать, как-то попадать в унисон, в резонанс если не со всем народом, то со значительной его частью”, убежден профессор Манаев.

Он как никто другой знает, сколь адски трудна эта задача — постичь, чем дышит расколотый народ расколотой постсоветской страны. Страны, которая одной ногой в космосе, другой — в средневековье.

Таблица 1. Сравнительный “социологический портрет” сторонников и противников перемен в Беларуси, %*

Социально-политические установкиПеремены нужны (77,3)Перемены не нужны (15,1)

Как изменилось Ваше материальное положение за последние три месяца?

Улучшилось10,623,7
Не изменилось53,159,1
Ухудшилось35,917,2

Как, на Ваш взгляд, изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?

Улучшится16,740,8
Не изменится38,044,3
Ухудшится35,89,2

На Ваш взгляд, в целом положение вещей в нашей стране развивается в правильном направлении или в неправильном?

В правильном направлении22,078,5
В неправильном направлении66,113,0

Хотели ли бы Вы переехать в другую страну на постоянное место жительства, если бы у Вас была такая возможность?

Да, хотели бы47,913,2

Доверяете ли Вы президенту?

Доверяю27,083,4
Не доверяю63,112,3

На Ваш взгляд, на кого, прежде всего, опирается президент А.Лукашенко? (возможно более одного ответа)

На военных, МВД, КГБ

61,042,6
На простых людей13,436,5

Если бы завтра снова состоялись выборы президента Беларуси, за кого бы Вы проголосовали? (открытый вопрос)

За А.Лукашенко19,673,6
За В.Некляева7,61,1

Будете ли Вы участвовать в голосовании на парламентских выборах 2012 года?

Да, буду46,669,4
Нет, не буду21,410,5
Еще не решил40,020,1

Как Вы думаете, будут ли эти выборы свободными и справедливыми?

Да27,875,8
Нет47,410,2

Как Вы считаете, зависят ли результаты выборов от Вашего голоса?

Да, зависят29,068,1
Нет, не зависят62,524,0

Как Вы считаете, на предстоящих выборах будет происходить реальная борьба между кандидатами или лишь имитация этой борьбы, а распределение мест в Палате представителей будет заранее определено властями?

Будет происходить реальная борьба32,968,8

Будет лишь имитация борьбы, а распределение мест заранее определено властями

55,112,2

Вы считаете себя более близким к русским или к европейцам?

К русским63,387,7
К европейцам36,211,9

*По результатам национального опроса НИСЭПИ в июне 2012 года (методом face-to-face interview опрошено 1 498 человек в возрасте от 18 лет и старше, ошибка репрезентативности не превышала 3%). Читается по вертикали.

Таблица 2. Динамика оценки социальной базы президента А.Лукашенко (“На Ваш взгляд, на кого прежде всего опирается президент А.Лукашенко?” (возможно более одного ответа), % *

Социальные группы08’06Социальные страты 06’11Социальные страты 06’12Социальные страты
На военных, МВД, КГБ48,6

“Государевы люди” — 69,6%

52,5

“Государевы люди” — 76,2%

56,6

“Государевы люди” — 80,6%

На президентскую “вертикаль”37,037,945,4
На государственных чиновников20,523,833,2
На пенсионеров41,4Народ — 68,6%39,4Народ — 57,1%39,7Народ — 58,8%
На жителей села30,023,524,0
На простых людей34,219,318,1
На директоров крупных предприятий13,5Специалисты — 28,9%12,0Специалисты — 22,2%14,1Специалисты — 24,3%
На специалистов9,97,25,1
На культурную и научную элиту8,34,13,5
На бизнесменов4,52,55,5
Затруднились ответить/Не ответили3,8 4,3 3,4 

*По результатам национальных опросов НИСЭПИ (методом face-to-face interview опрашивалось примерно 1 500 человек в возрасте от 18 лет и старше, ошибка репрезентативности не превышала 3%).

Поделиться ссылкой: