Вот ведь для кого он говорил на совещании по вопросу совершенствования деятельности органов прокуратуры: одним из важных вопросов, который следует обсудить – обеспечивается ли реализация главных целей проведённой в стране реформы следственной системы, а именно обеспечение защиты прав граждан?

Какое уж тут обеспечение, когда оставшихся узников совести то и дело устрашают новыми сроками. Для чего используется прекраснейшая по своей «юридической чистоте» статья УК – статья 411 – злостное неповиновение требованиям администрации колонии. Вот не повинуются – и всё тут. И сидеть им ещё плюс годик-другой, если не научатся повиноваться, а буду по-прежнему «злостно неповиноваться»! Анархисту Дедку этим угрожают. Дашкевичу. От Артёма Прокопенко перестали приходить письма. Его мать говорит, что писем от сына не было больше двух недель, поэтому она попросила адвоката съездить в Могилёв. А всё почему? «Прошения не писал и сказал, что не будет – он так для себя решил», – говорит мать узника. Правда, пусть она не очень переживает из-за отсутствия прошения : оно даже если написано – далеко не всегда помогает, чему Сергей Коваленко живой пример. Павел Сыромолотов тоже примерно месяц назад написал прошение о помиловании. Но, как рассказала его мать Галина Сыромолотова, власти никак не реагируют: признан злостным нарушителем, также как и все остальные.

Кто там следующий в списке «злостных»? Те, кто не очень гибок? Твёрд в своих принципах? Так это ж какую «злостность» надо иметь, чтоб таким твердокаменным быть!

Пока родственники заключённых бьют тревогу, а президент всё призывает и призывает безрезультатно свои службы «обеспечивать защиту прав граждан» – те, кто на местах, «обвешивают, – по словам отца Николая Дедка,- узников совести взысканиями» – и никакой управы на них нет.

Александр Григорьевич, очевидно, должен быть очень недоволен таким «праздником непослушания».

Поделиться ссылкой: