РС : В понедельник после очередного заседания министров иностранных дел Евросоюза в Брюсселе состоится совещание министров Восточного партнерства. Все шесть министров иностранных дел от стран-партнеров были приглашены, и сегодня подтвердилось, что Мартынов принял приглашение. Будете ли вы встречаться с ним, и если да, то что вы ему собираетесь сказать?

Фюле : Я думаю, это хорошо, что он приедет. В случае с Белоруссией есть очень хороший повод обсудить с Мартыновым не только текущие проблемы и возможности сотрудничества в рамках Восточного партнерства, но и конкретные проблемы в отношениях между Евросоюзом и Беларусью, а также о внутриполитической ситуации в Беларуси. Мой посыл будет очень ясен, и о ситуации в деле прав человека в Беларуси, и о подготовке к парламентским выборам. Повторяю, мы рассчитываем на свободные и справедливые выборы, причем не только в день голосования. В ходе подготовки нужно обеспечить свободную политическую конкуренцию. Но самое важное сообщение: мы стремимся выйти за пределы текущей политики. Мы заинтересованы и готовы развивать отношения с Беларусью и ее народом в интересах всех граждан. И я напомню министру иностранных дел, что есть один вопрос, который, к сожалению, не позволяет нам делать это – наличие политических заключенных. И мы требуем освобождения всех политических заключенных, это предпосылка, чтобы активизировать отношения с Беларусью. А после этого, я бы сказал (но, возможно, это и слишком): «Граница только одна – небо!».

РС : Какие рычаги имеет Евросоюз, чтобы были освобождены политические заключенные?

Фюле : Наши рычаги – наша нынешняя политика, которая базируется на трех столбах. Первый столп – это целенаправленные санкции против тех, кто стоит за давлением на демократические силы, второй – расширение связей и поддержка гражданского общества в Беларуси, в том числе – оппозиции, конечно. И третий столп, который мы добавили только недавно, это диалог по модернизации.

РС : 9 июля представитель Беларуси при Евросоюзе в Брюсселе Андрей Евдоченко отметил, что Беларусь не будет участвовать в европейском диалоге Евросоюза по модернизации, потому что она не участвовала в разработке программы. Евдоченко заявил, что Беларусь будет сотрудничать с ЕС только в рамках программ, что «разрабатываются и утверждаются совместно». Каким образом неучастие правительства Беларуси повлияет на эффективность этой программы?

Фюле : В нынешних условиях, когда власти по-прежнему держат в своих тюрьмах людей за их политические взгляды, у нас нет другого выбора, только как иметь диалог, и не обязательно с высокопоставленными официальными представителями , но с гражданским обществом и оппозицией. На рабочем уровне мы приглашаем и представителя правительства. Но то, что они не участвовали в первом и втором туре переговоров, я надеюсь, не означает, что они не будут участвовать в третьем или последующих.

РС : Согласовывает ли Евросоюз  со своими российскими коллегами действия, чтобы помочь изменить ситуацию, которая сложилась в Беларуси ?

Фюле : Конечно, мы делаем, мы хотим, чтобы наши российские коллеги поняли нашу позицию по Беларуси. И мы отмечаем, что это не только в интересах Евросоюза, но в интересах всех соседей Беларуси, чтобы в Беларуси было подотчетное правительство, которое гарантирует основные свободы, и не только некоторым, но и всему населению. И мы призываем российских коллег делать все, чтобы не было политических заключенных в этой стране.

РС : Какова ваша реакция на последний инцидент с плюшевым десантом? Что вы думаете про такие дерзкие акции? Могут ли они иметь положительный результат?

Фюле : Позвольте мне подойти к этому вопросу не с точки зрения, нравится мне это или нет, поддерживаю я это или нет. Я хотел бы, чтобы было ясно, что если Беларусь станет демократической страной, где основные права и свободы будут гарантироваться не только на бумаге, но в реальной жизни, не только для некоторых, но и для всех – думаю, мы бы не стали об этом даже разговаривать.

РС : На днях главный внешнеполитический советник президента Литвы Дариюс Семашко сказал, что политика Евросоюза в отношении Беларуси (к президентским выборам 2010 года) была «нетерпеливой» и, возможно, привела к повороту Лукашенко в объятия России и к большей зависимости от Москвы. Согласны ли вы с такой оценкой?

Фюле : Я имею другой взгляд. Здесь важны два момента. Во-первых, за два месяца перед президентскими выборами в декабре 2010 года действительно существовали большие ожидания. Эти ожидания были не только со стороны ЕС, но и со стороны многих белорусов. Белорусские власти сделали несколько конкретных шагов, которые создали впечатление, что на этот раз президентские выборы будут другими и станут шагом вперед по сравнению с предыдущими белорусскими выборами. Я не знаю ни одного из существующих требований со стороны Европейского Союза, которые бы не были совместимыми с усилиями в этом направления и которые бы толкали Минск ближе к Москве. Это во-первых. А во-вторых, вы знаете, это странные, нелепые взгляды. Дело не в Брюсселе или Москве. Речь идет о демократии, подотчетности правительства, основных свободах, с одной стороны, и авторитаризме – с другой. Это принципиальный выбор.

Поделиться ссылкой: