Хотя, например, в Брестской области оппозиционные партии выдвинули в окружные избиркомы 32 своих представителя. «Завтра твоей страны» ищет ответы на четыре простых вопроса об участии оппонентов власти в выборах в парламент.

1. Заинтересована ли власть в честных и справедливых выборах в парламент?

— Трудно сказать, — отмечает руководитель Движения «За свободу» Александр Милинкевич. — Власть обычно торгуется: если у нее есть свой интерес, она готова идти на уступки. Сейчас все будет зависеть от конъюнктуры на момент составления списков комиссий и подведения результатов выборов.

Многое определит экономическое состояние Беларуси. Ведь Европа — это альтернатива экономической, финансовой и модернизационной помощи.

— И если в этом будет потребность, то будут и уступки, — считает Милинкевич, отмечая, что интрига нынешних парламентских выборов заключается в освобождении политзаключенных. А в том, что выборы пройдут как обычно, почти никто в Европе не сомневается.

2. Почему властям не обойтись без оппозиции?

Центризбирком заинтересован в участии в выборах как можно большего спектра политических партий или организаций, уверен политический обозреватель еженедельника «Белорусы и рынок» Павлюк Быковский.

— Это создает реальный интерес к избирательному процессу, — обосновывает свою позицию эксперт. — Вне зависимости от того, как будут подсчитываться результаты, наличие интриги, интерес от столкновения мнений привлекают электорат к избирательному процессу.

3. Почему оппозицию «лишают лица»?

С другой стороны, есть идеологическая вертикаль: зампреды исполкомов, которые курируют избирательный процесс, руководители областей, руководители президентской администрации.

— Все они боятся, как бы ситуация не вышла из-под контроля, поэтому выбирают тактику неупоминания оппозиции вообще, причем не важно, есть в стране выборы или нет, чтобы не создавать образ конкретного оппонента, — отмечает Павлюк Быковский. — Абстрактно ругать оппозицию, которая «провинилась» своими высказываниями, контактами или нежеланиями в чем-то участвовать, они готовы, но упоминать фамилии или названия партий, как правило не хотят, потому что плохой пиар — это тоже пиар.

Задача основной части представителей государственной пропагандистской машины — замалчивать информацию об оппозиционных структурах, чтобы белорусы не узнали, что существует альтернатива власти.

Например, нерегистрация инициативы Дмитрия Усса. ЦИК в пресс-релизе упоминает, чья это инициатива, в то же время, ни государственные СМИ, ни агентства, как правило, не называют фамилию бывшего кандидата в президенты и вообще не говорят, в чем заключается эта инициатива.

— Это как раз традиционное поведение пропагандистской машины, которая выработала тактику замалчивания оппозиции в стране, — подчеркивает эксперт.

4. Как может засветиться сама оппозиция?

Выборы станут жертвой замалчивания оппозиции, если сама она не будет активничать.

— Если бы оппозиция научилась создавать информационные поводы и реально имела ресурсы, чтобы достучаться до многих избирателей, тогда власти не смогли бы замолчать наличие оппозиции и были бы вынуждены считаться с ее присутствием, — считает Павлюк Быковский.

Поделиться ссылкой: