Как бы мы ни относились к  парадам, но любому понятно, что коль уж устраивается масштабное праздничное  действо на День независимости, то оно  должно демонстрировать красоту  и величие страны.

3 июля был только один  величественный момент —  когда  пошла настоящая военная техника. И пусть лозунги на бортах этих машин были написаны с ошибками, но как-то пронимало. Все-таки это настоящая история, настоящая победа, настоящая гордость.

А один красивый момент был – это когда Коля Лукашенко тихонько, будто исподтишка, вручил подарок юной гимнастке Валерии Михневич, прибежавшей с букетом поздравить его папу.  Так мальчишки девочкам в школе подарки подсовывают – чтобы никто не заметил. Мило, трогательно и не срежиссированно.

А все остальное – это  вызывающая демонстрация безвкусицы и непрофессионализма.

Режиссер телевизионной  трансляции будто совсем не знал, что  и как будет происходить . Выступление роты почетного караула это всегда украшение парадов. В этот раз этого выступления в телевизионной трансляции мы просто не увидели. Потому что показывали крупные лица солдат, их автоматы и штык-ножи. И общей картинки не получалось. Потому что красота этого выступления именно в том, что более ста человек вместе рисуют удивительное геометрическое шоу, и его можно было оценить только при панорамной съемке.

Зато мальчишек-баскетболистов, виртуозно, на одном пальце, крутивших мячи, наоборот, показывали общим планом. Так, что мало кто понял, чего они там, перед трибуной застряли.

Выступления лошадей, казалось, просто нельзя испортить — это всегда красиво, грациозно, величественно. Но у нас, по режиссерской задумке, лошади и наездники еле плелись. Зато, как дурные, махали крыльями карикатурные уроды-аисты на деревянных ногах.

Про знаменитую вазу из сотен  студенток вообще говорить не хочется. Незаслуженным комплиментом будет сравнивать это с китайскими шоу и с демонстрациями трудящихся сталинских времен. Потому что там были гимнастки, акробаты, там было действо… А у нас всего-то на каркасы усадили девочек в разноцветных купальниках и научили их дружно поднимать-опускать руки. Вот и все. С таким же успехом можно было сделать вазу из кусков ткани. И пусть бы себе стояла от праздника к празднику. На настоящую «живую вазу» это похоже так же, как пень на дерево.

Зато настоящие гимнастки  пытались изобразить радость, становясь  голыми руками да на  взрытый танками  асфальт. И восторженный комментатор Новицкий громко умилялся: «Ай, какие у нас девочки-тростиночки». Его бы вниз головой на этот асфальт!

Или вместе с ветеранами-спортсменами, заслуженными и перезаслуженными. Которых, как спортинвентарь, просто погрузили в кузов огромного грузового МАЗа.

Финальная песня Дорофеевой про «бела-белую Русь» – на русском языке и в ритме повозки, подскакивающей на ухабах — стала логичным завершением праздника. В котором по-настоящему белорусской была только песня сводного военного хора.

Как говорится, ни уму, ни сердцу, ни глазу. 

Поделиться ссылкой: