— Если кратко, то с какими чувствами вы, госпожа Посол, покидаете Беларусь?

— Со смешанными чувствами. Конечно, будет грустно: я буду скучать и по людям, и по местам, ставшим за эти годы близкими, по запахам, по ароматам Беларуси… Но я счастлива, что возвращаюсь, — я не была дома в общей сложности 7 лет. Я счастлива, что буду жить со своей семьей, в своем доме. Конечно, время, проведенное в Беларуси, было ценным для меня, я не хотела бы прожить его по-другому. Но все-таки хорошо вернуться в родной Лондон, в очень динамичную, творческую обстановку, которой он славится. Вы знаете, там испытываешь ошеломляющее чувство креативности! Так что — время возвращаться.

— Вы взяли такую искреннюю, душевную ноту, что мне жаль переводить разговор в другой регистр. И тем не менее: что вызывало наибольшее недоумение во время вашей работы послом в Беларуси?

— Недоумение вызывают несколько вещей. Я не могу понять, почему Беларусь максимально не использует возможности, которые ей предоставляет ее географическое положение. Она окружена странами, которые хотят быть ее друзьями, которые хотели бы выстроить сильные политические и экономические связи. Я убеждена, что наилучшим образом Беларусь реализует свой, без сомнения, серьезный потенциал именно в том случае, если она выстроит хорошие отношения как с Россией, так и с Евросоюзом. Когда не будет ситуации «или — или». Зачем выбирать моноцикл, если можно ездить на велосипеде? Езду на одном колесе, вместо того чтобы двигаться на двух колесах? Особенно когда дорога довольно трудная…

— Видимо, это от возраста. Мы молодая республика.

— Да, молодое государство, я понимаю это. Но меня озадачивает то, что даже когда Евросоюз пытается ответить на запросы, которые поступают от обычных белорусов — они хотят путешествовать в Европу на тех же условиях, что и граждане Украины, граждане России, и Евросоюз предлагает начать дискуссию, обсуждение вопроса, — то и на это предложение от Беларуси не было получено никакого ответа.

— Но президент Лукашенко сказал, что на данном этапе шаг навстречу он уже сделал: двое политзаключенных вышли на свободу. «Мяч на их стороне, это мое твердое убеждение», — сказал Лукашенко.

— Мое глубокое искреннее желание, чтобы наконец появился способ каким-то образом продвинуться в налаживании отношений между Евросоюзом и Беларусью. Евросоюз абсолютно ясно объявил свою четкую и последовательную позицию в том, какие необходимо предпринять шаги, чтобы удалить все препятствия, мешающие развитию этого диалога. И наша позиция не изменилась. Мы не считаем, что мяч сейчас на нашей стороне.

— Есть мнение, что жесткие экономические санкции, которые Запад проводит по отношению к нашей стране, болезненны и для ваших бизнесменов. А вы как считаете?

— Хотелось бы сделать ремарку: экономические санкции крайне ограничены — никогда не было намерения проводить их широкомасштабно по отношению к Беларуси. Великобритания является довольно крупным импортером белорусских продуктов (правда, наша страна уже не входит в десятку главных торговых партнеров Беларуси). Хотя в Великобританию в денежном выражении экспортируется довольно много белорусской продукции, эта ситуация не оказала серьезного влияния на британский бизнес. Соседние страны, которые также являются членами ЕЭС, затронуты экономическими санкциями. И конечно, это не очень хорошее развитие событий. Но это уже вопрос солидарности: как между странами Евросоюза, так и солидарности с гражданами Беларуси. Но, как я уже сказала, мои мысли нацелены на тот день в будущем, когда все вопросы, из-за которых возникла ситуация с санкциями, будут разрешены и мы сможем вернуться к диалогу о взаимном сотрудничестве. Мы многое могли бы сделать вместе — Европа сильна, когда она едина.

— В совместном заявлении президентов России и Беларуси, прозвучавшем относительно недавно, говорится, что Минск и Москва намерены теперь совместно бороться с попытками вмешательства во внутренние дела стран ЕЭП. То есть Москва берет Минск под защиту — это озвучил и министр иностранных дел России Лавров. Какие у вас будут комментарии?

— Конечно, мне как Послу в Минске было бы неуместно комментировать внешнюю политику России. Хотелось бы просто отметить, что страны — члены ОБСЕ правам человека придают большое внимание. Например, Великобритания долгое время подвергалась критике со стороны Швеции по вопросу прав ребенка (речь идет о практике телесных наказаний в государственных школах, в результате закон об их запрещении вступил в силу в Великобритании в 1987 году. — Прим. ред.). Может быть, нам не всегда это нравилось, но было абсолютно закономерно. В 70-х мы проиграли дело в Европейском суде по правам человека по иску, который выдвинула Ирландия против Великобритании. И, конечно, тогда это вызывало сложности, потому что главный вопрос этого иска был вопрос о пытках. Но мы последовали рекомендациям суда, изменили ситуацию, мы согласились с тем, что Ирландия имеет полное право привлекать внимание к тому, какие процедуры существуют в Великобритании. Это нормальный здоровый процесс, и в целом он именно таким признается в Великобритании. Вопрос прав человека — это общечеловеческий вопрос, и совершенно естественно, что он вызывает такое внимание на европейском континенте. В этом свете мы бы очень хотели, чтобы Беларусь стала наконец членом Совета Европы. Это был бы важный вклад в проект, итогом которого станет свободная и единая Европа.

— Где, кроме Минска, вы побывали в Беларуси? Какие привезли впечатления?

— Я побывала в старых городах — Гродно, Бресте, Витебске, а также в маленьких промышленных… Ездила в заповедники — в Березинский и в Беловежскую пущу. В места религиозного поклонения — в Будслав, в восстановленные замки — в Несвиж, например, а также туда, где замки еще ждут своего восстановления. Как вы можете себе представить, мои впечатления были очень насыщенными и разнообразными. Я хорошо провела там время. Но если говорить о самом-самом, то это просто путешествие на природу в то время года, когда на поля прилетают аисты. К сожалению, у нас в стране аистов нет.

— Попутный вопрос: вас не шокировала наша деревня? Наши села выглядят, наверное, довольно отсталыми с точки зрения европейца?

— Нет! Хотя система сельского хозяйства у нас другая, на совершенно иной стадии развития. Но, как вы сказали, страна Беларусь — молодая. А ваши деревни остались у меня в памяти старомодным, но милым образом: нет ощущения заброшенности, все ухожено, видно заботливое присутствие человека. В этом, кстати, они очень похожи на английские деревни.

— Какие культурные мероприятия в Минске вам запомнились за 3 года?

— Концерты в филармонии, а также музыкальный фестиваль Юрия Башмета. Но вообще мне больше нравятся визуальные искусства — выставки картин. Признаться, у вас очень хорошая коллекция в Национальном художественном музее, и новые экспозиции там появляются часто. Я также любила посещать галерею «Ў», другие маленькие галереи. Мы с мужем даже купили несколько образцов современного искусства Беларуси и будем беречь их с гордостью.

— Вы посещали такую, на мой взгляд, «белорусскую экзотику», как военно-исторический музей «Линия Сталина»?

— Я там побывала один раз, и за то посещение, мне кажется, поняла, в чем ее историческое значение. Других впечатлений она у меня не оставила. Другое дело, Курган Славы — там я испытала сильное чувство.

— Госпожа Посол, вы смотрите сейчас футбол? Вы болеете, следите за матчами-битвами европейского первенства?

— В основном я слежу за футбольными событиями в интернете. Очень увлекательно! Но так как Англия не попала в четвертьфинал, то свою поддержку я отдала Португалии. Не только потому, что Португалия — наш самый давний политический партнер, союзник, но и потому, что команда замечательно играет. А вообще, главное, что это грандиозное спортивное событие происходит внутри нашей европейской семьи. На матчах в основном прекрасная позитивная атмосфера, жаль только, что ни одна из стран — хозяек чемпионата не попала ни в четверть, ни в полуфинал.

— Какие напутствия, пожелания вы оставите своему преемнику на посту посла?

— Я не хотела бы давать какие-то конкретные рекомендации — важно, чтобы у него сложилось свое собственное впечатление, без чьего-либо влияния извне. Я лишь порекомендовала довольно серьезный список книг по истории. В любой стране послу важно знать ее историю, но для Беларуси это имеет особый смысл. Государство молодое, но история у него долгая, сложная и противоречивая.

— И еще один вопрос. У нас есть такое выражение «уйти по-английски» — то есть не прощаясь (мне кажется, у нас многие вообще любят английский стиль). А вот сами англичане употребляют такое выражение?

— У нас такого выражения нет. Но вообще это удивительно, что в русском языке есть такая фраза, потому что она довольно точно описывает характер моих соотечественников, которые не любят привлекать к себе лишнего внимания и вообще создавать эмоциональную атмосферу (но это не касается футбольных матчей, естественно!). Кстати, в испанском языке, например, тоже есть выражение, характерное для менталитета англичан. Испанцы говорят: «По английскому времени». Это значит ни минутой раньше, ни двумя минутами позже, а точно в назначенный срок. И правда, мы любим точность!

— И последний — сугубо дамский — вопрос. У вас есть красивая шляпа?

— На самом деле у меня их несколько. И одну из них, увы, я оставляю в Беларуси… Последний раз я надевала шляпу на приеме в саду Букингемского дворца — там это обязательная часть костюма.

— Я вам завидую.

— Но к этому привыкаешь. Когда мы ежегодно проводили прием по случаю дня рождения королевы, у нас здесь, в Минске, всегда возникал вопрос, надо ли писать, чтобы люди приходили в шляпах. Но потом поняли, что это требование для белорусского уха будет странновато.

— Спасибо за интервью, госпожа Посол.

— І вам вялікі дзякуй!

Поделиться ссылкой: