Удача вновь повернулась к экс-мэру Москвы Юрию Лужкову и его супруге, миллиардерше Елене Батуриной.Совершенно неожиданно госпожа Батурина, до того носу не казавшая из Австрии, прилетела в Москву и уже начала давать показания по делу о многомиллионных хищениях в «Банке Москвы».

Следователи пытались поговорить с Еленой Николаевной давно, но миллиардерша явно опасалась, что такая встреча закончится ее задержанием. Однако, видимо, с возвращением в президентское кресло Владимира Путина ситуация для семьи экс-градоначальника кардинально изменилась.

Сстало известно, что опальный экс-мэр вошел в совет директоров «Объединенной нефтехимической компании» Владимира Евтушенкова (основной акционер АФК «Система», которая владеет 75% долей ОНК). «Я давно дал согласие стать членом совета директоров и передал в компанию необходимые для этого документы», – с достоинством заявил господин Лужков.

Если вспомнить, что после скандальной отставки Лужков выступил с резкой критикой российской власти и правящей партии «Единая Россия», и вывез семью в Австрию, утверждая, что его близким находиться в России небезопасно, нынешнее его директорство выглядит практически чудом.

Чудесно изменилась и судьба Елены Батуриной. Следователи вдруг вошли в положение, и заявили, что с момента приезда на родину Батурина будет обладать 15-суточным иммунитетом. В течение этого срока правоохранители не будут иметь права задерживать ее и применять какие-либо меры принуждения.

Если чудеса продолжатся, глядишь, и дело о хищениях в «Банке Москвы» тихо развалится. И судьба 12 млрд рублей, которые, по данным Следственного департамента МВД РФ, перекочевали в 2009 году на счета компании «Интеко», совершенно перестанет следователей интересовать.

Что означает возвращение Юрия Лужкова и Елены Батуриной, рассуждает директор Международного центра политической экспертизы Евгений Минченко.

 «СП»: – Евгений Николаевич, как получилось, что провинившийся перед верховной властью Лужков прощен и обласкан?

– Лужков ничем особым не провинился. У него был личный конфликт с Дмитрием Медведевым. Медведев, как президент, имел полное право отправить его в отставку – что и сделал. С другой стороны, заметьте, Лужков ни одного худого слова не сказал в адрес Путина за все время, пока давал публичные комментарии. Лужков подчеркнуто корректно вел себя и по отношению к своему преемнику на посту мэра Москвы – господину Собянину.

Думаю, в рамках представлений о приличиях, принятых внутри российской элиты, Юрий Михайлович вел себя достаточно прилично. Как, кстати, ведет себя и Михаил Касьянов. Он вроде бы и высказывает недовольство режимом, но личных выпадов в адрес Путина себе не позволяет.

«СП»: – Вы говорите, личный конфликт с Медведевым. Разве увольнение Лужкова не было согласовано и с Путиным?

– Конечно, оно было согласовано. Ну, убрали человека. Вот у нас и Эдуарда Росселя убрали – и что с того? Эдуард Эргартович остается уважаемым человеком. Путин его регулярно принимает, даже обращает внимание подчиненных: мол, смотрите, у Эдуарда Эргартовича идеи есть хорошие…

В таких смещениях нет ничего личного – чистый бизнес. Лужкова с Москвы убирала путинская команда не потому, что лично к Лужкову были претензии. Просто передел собственности в стране уже завершился, а в Москве – еще нет. Соответственно, надо было его организовать, а для этого – убрать Лужкова. Другое дело, в какой форме это было сделано. На снятие Лужкова наложилась специфика его отношений с Медведевым.

«СП»: – Назначение в совет директоров – это согласованный с Путиным шаг?

– Евтушенков не стал бы заниматься самодеятельностью. Он человек очень осторожный – думаю, перед назначением проконсультировался. Однако обратите внимание: роль миротворца Евтушенков выполняет не впервые. Достаточно вспомнить, как он помог Михаилу Гуцериеву вернуться из Великобритании в Россию.

«СП»: – Кресло в совете директоров – это синекура или скамейка запасных?

– Нет, какая скамейка запасных? Я не исключаю, что мы увидим Лужкова в «Народном фронте». Но понятно, что больших высот как политик он не достигнет. Он может, скорее, оказаться на символических ролях – как Говорухин. Как игрок, как лидер крупного элитного клана Лужков, конечно, закончится.

«СП»: – Приезд Батуриной совпал с назначением супруга, или прошли одномоментные договоренности по семье экс-мэра?

– Рубиконом стал уход Медведева с поста президента. Многие вещи, которые при нем принимались, начинают демонтироваться – это касается, например, медведовской инициативы вокруг часовых поясов, или снятие минимального порога алкоголя в крови для водителей. Не исключаю, что подвергнется серьезной коррекции и проект так называемой Большой Москвы, который явно принимался в спешке.

«СП»: – Означает ли, раз Батурина бесстрашно вернулась, что дело о хищениях в «Интеко» спустят на тормозах?

– Это наиболее вероятный сценарий развития событий. Тему закроют, а Лужков и Батурина будут респектабельными представителями элиты.

«СП»: – Для Елены Батуриной возврат в масштабный бизнес тоже невозможен?

– Я считаю, теперь ее ожидает взлет. Ведь – по ее словам – только пост Юрия Михайловича не давал в полной мере развиться ее бизнес-талантам.

«СП»: – История семьи Лужкова – ориентир для элиты? Это наглядный пример, что Путин своих не сдает?

– Думаю, символический смысл в этом возвращении есть. Путин как бы говорит: ребята, ведите себя в рамках приличий – и все с вами будет хорошо. А у тех, кто не ведет себя в рамках приличий – все плохо. Выбирайте, где вы ходите быть.

«СП»: – А плохо у нас, например, у Гудковых?

– Ну да, Гудковы ведут себя не по понятиям. Pussy Riot тоже ведут себя не по понятиям, Ксения Собчак – тоже. Хотя не исключаю, что Ксения Анатольевна – троянский конь, и гонения на нее – всего лишь красивая инсценировка.

«СП»: – Пообщавшись со следователями, Батурина уедет в Австрию, или, в конце концов, останется в России?

– Думаю, здесь ей особенно делать нечего – если говорить серьезно. Скорее всего, больших бизнес-проектов ей в ближайшее время сложно ожидать…

 Другое мнение

Олег Митволь, экс-префект Северного административного округа Москвы:

– Я не вижу ничего странного в том, что Лужкову предложили поучаствовать в управлении крупной химической компанией. Это дело частного бизнеса, а Евтушенков – давний близкий друг экс-мэра. Лужков находился в России в последнее время, работал здесь. Поэтому ничего удивительного в его вхождении в совет директоров я не вижу.

Что касается Елены Батуриной, она приехала на условиях, на которых всегда была готова приехать. Не вижу в этой ситуации качественных изменений. Если бы Лужкова назначили, условно говоря, руководителем управления в администрации президента или губернатором Московской области – это было бы событием. А так, с моей точки зрения, ничего особенного не произошло…

Поделиться ссылкой:

Падтрымаць «Народную Волю»