Он полагает также, что ряд белорусских политзаключенных останутся в неволе. 

Свое мнение на этот счет Николай Автухович изложил в письме к белыничскому журналисту Борису Вырвичу, который адресат получил 23 мая, сообщает сайт правозащитного центра “Весна”.

В частности Николай Автухович пишет:

– Никакая амнистия не может освободить почти всех, кроме Дашкевича, Северинца, Лобова и Коваленко. Остальных нет. Если сделать амнистию под Статкевича или меня, то из колонии потребуется выпустить не три с половиной тысячи, а все десять тысяч. А на это он не пойдет никогда.

Со слов Бориса Вырвича, по письму чувствуется, что Николай Автухович не сломлен и сохраняет боевой настрой.

– Он высказывает свое мнение по поводу сложившейся политической ситуации в стране, предстоящей избирательной кампании в Палату представителей, положения дел в демократическом сообществе. Чувствуется, что Николай внимательно следит за событиями и имеет относительно них свои мнение, настроение у него боевое, сломать его власти не смогли, – говорит журналист.

По мнению бывшего адвоката Павла Сапелко, закон об амнистии один из самых сложных по конструкции и имеет свою специфику:

“С учетом тех обстоятельств, которые будут изложены в законе об амнистии, скорее всего, под его действие могут попасть в лучшем случае считанные единицы политзаключенных из числа тех, кто осужден не за тяжелые преступления. Я могу назвать тех, кто точно вряд ли выйдет после принятия этого закона: это Николай Статкевич и Николай Автухович. Те, кто отбывает наказание в тюрьмах, однозначно считаются злостными нарушителями режима отбывания наказания. Они, как правило, вообще никогда не подпадают под действие амнистии. Все остальные в той или иной степени могут рассчитывать на нее – либо в части сокращения срока, либо в части освобождения их от дальнейшего отбывания наказания. Если говорить о механизмах освобождения и минимальной реабилитации политзаключенных, то закон об амнистии вовсе не тот инструмент, который можно считать эффективным”, – сказал Сапелко в интервью “Радыё Свабода”.

По словам бывшего политзаключенного, руководителя информационно-просветительской учреждения “Платформа” Андрея Бондаренко, под эту амнистию могут попасть только те, кто не является “злостным нарушителем” условий содержания. Он прогнозирует, что в таком случае под амнистию могут попасть максимум трое политзаключенных:

“В первую очередь должен попасть Павел Северинец, потому что у него есть все для этого возможности. А больше практически никто. Дмитрий Дашкевич – нет, Николай Статкевич – точно не попадет, Францкевич – не попадет. Здесь у каждого надо смотреть, какое у них состояние дел, выписывались ли на них акты за неподчинение или невыполнение каких-то требований, за нарушение режима содержания. Даже если бы Статкевич или Дашкевич подпадали под эту амнистию, то я уверен, что нашлись бы какие-то нюансы, которые бы были прописаны исключительно под политзаключенных. Политзаключенные в Беларуси сейчас – это предмет торговли. И просто так, на законных основаниях, власть, безусловно, никого из них отпускать не будет. Объявленная амнистия была в большей степени направлена на то, чтобы увлечь общественное мнение несколько в другую сторону. Хотя изначально было понятно, что основные политзаключенные по амнистии на свободу не выйдут”.

Поделиться ссылкой: