Югославия, Польша, Венгрия, Молдова, Карабах, Кипр и многие другие были подвержены милитаристскому дележу или уничтожению. Является ли поглощение альтернативой, или Минск сможет выстоять между двумя титанами международной политики — Евросоюзом и Россией — вопрос, на которой пока нет ответа. Об исключительной роли Беларуси в вопросе общей безопасности в Европе в эфире ARUTV рассказывает директор Фонда для демократии в Беларуси Немецкого Фонда Маршалла Йорг Форбриг.

***

– Я не буду много говорить о санкциях, потому что считаю этот вопрос мелким и техническим, т.к. санкции – это всего лишь инструмент воздействия. Я давно поддерживал санкции и просил Евросоюз об их введении. Я рад, что ЕС в конце концов пошёл по этому пути.

Я хотел бы коротко представить три тезиса, в которых не будет ничего нового. Мне кажется, что все идеи уже высказаны экспертным сообществом и не надо искать новые, а нужно выбрать из существующих.

Первый тезис о геополитике связан с тем, что сказал Аркадий Мошес: положение Беларуси между Россией и Европой в долгосрочной перспективе не может вести к стабильности. В Польше это очень хорошо знают, т.к. между Мировыми войнами идея стран между СССР и Германией тоже не сработала. Сегодня ЕС не стремится включить в себя Беларусь или Украину, но Россия не выпускает их из сферы своего влияния. Белорусам надо делать свой выбор. Как Запад может поддержать этот выбор – этот вопрос тоже подлежит обсуждению.

Второй тезис: Европа слабее России в конкуренции за пограничные страны, т.к.:

1) Евросоюз слабее институционально и структурально, т.к. в ЕС входят 27 стран-членов со своими интересами

2) У ЕС нет восточной политики. 30 лет Евросоюз старается создать такую политику (сегодня это называется Восточным партнерством), но до сих пор она не была эффективна. Та же ситуация на юге: южные соседи Евросоюза тоже не видят выразительной политики по отношению к себе. Мне кажется, что такая политика будет развиваться, в том числе и как ответ на действия России в этом регионе. Сейчас более выигрышная ситуация, чем десять лет назад, т.к. в Евросоюз вошли страны, интересующиеся и занимающиеся этим регионом. Особенно стоит выделить Польшу, которая стала более сильным актором в ЕС, чем несколько лет назад. Нужно отметить, что в результате кризиса Евросоюз тоже может измениться таким образом, что вступление в него новых членов будет проходить намного легче.

3) В Евросоюзе до сих пор не было политических инструментов против диктаторов. Вся политика строилась на том, что у партнёра есть интерес к сотрудничеству. После декабря 2010 года ЕС старается развивать такие инструменты, и надо признать, что в этом есть прогресс. Нам кажется, что санкции неэффективны, но процесс запущен, и поезд идёт в этом направлении. Я считаю, что в будущем санкции станут больше и эффективнее.

Третий тезис: не надо переоценивать силы России в борьбе за пограничные с ЕС страны.

1) Много говорится о том, что Беларусь может исчезнуть в орбите России, но ситуация внутри России изменилась (Путин не имеет такой силы). Риск состоит в том, что чем больше проблем будет внутри России, тем больше будет стараний компенсировать это во внешней политике.

2) Режим в Минске очень ясно видит ограничения, как далеко можно идти по пути интеграции, т.к. сам режим построен на некоторой политической и экономической независимости от России. Я не вижу оснований для автоматического вхождения Беларуси в состав России.

И последнее: белорусские аналитики очень сильно критикуют Евросоюз, но надо это делать конструктивно. Многих из вас мы не видим в дебатах на Западе, и это существенный недостаток. Я бы хотел, чтобы вы включились в эти дебаты. Я думаю, что сейчас лучшее время для этого: двери открыты – политики и дипломаты просят об этом.

Поделиться ссылкой: