«Прости, моя родная, этот путь на свободу для меня неприемлем»

3

– С (момента) моего последнего письма 16.04 дошла информация о многих разных событиях. Искренне обрадовала новость об освобождении Андрея и Дмитрия. Рад за них и их семьи. Передавай им мои приветствия.

Но, прости, моя родная, этот путь на свободу для меня неприемлем. Я не способен предать себя, не способен унизить тех людей, которые собирали подписи за меня, ставили подписи за мое выдвижение, голосовали за меня, вышли по моему призыву на Площадь, – пишет политзаключенный.

О том, как экономическая ситуация в стране отражается на жизни в тюрьме…

– Кстати, узнав об освобождении Андрея и Дмитрия, мы с соседом отпраздновали это событие, «зарезав» по этому поводу последний из халвичных батончиков. Пока я здесь, стоимость таких батончиков в «отоварке» выросла почти в 2,5 раза. Интересно, на воле они также по 2400 рублей?

Николай Статкевич подтвердил, что информация про соседа, которую он вычитал в газете, «истинная, если говорить о фамилии и прошлую должность», но «он – человек верующий и на наших иконках поклялся, что никого по этим делам не убивал».

Это, по словам Николая Статкевича, и стала главной причиной, почему он «не стал протестовать против пребывания в одной камере».

– Что касается всех этих игр вокруг меня, то они вносят разнообразие в мою очень монотонную жизнь, и время идет гораздо быстрее.

Этими словами Николай Статкевич заканчивает письмо к жене. Однако спокойный оптимизм, на котором Николай Статкевич завершает письмо, беспокоит Марину Адамович даже больше, чем предыдущие плохие новости, хотя чувство юмора и выдержка политзаключенного не оставили.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!