Кого и о чём предупреждал взрыв в Гомеле?

11

22 апреля белорусское госинформагентство БелТА распространило такую новость: «Террористическое устройство сработало 19 апреля в торговом зале одного из магазинов в центральной части Гомеля».  

Сразу привлекает внимание непривычное словосочетание – «террористическое устройство». Если исключить из строгого поиска название города во всех падежах, Google выдаёт целый ряд безумных словосочетаний, как то: «Штурмовое Террористическое Устройство для Космической Атаки», «Штурмовое Террористическое Устройство с Реплицированным Модифицированным Аннигилятором для Непрерывного Вредительства», «Террористическое Устройство с Автоматическим Реактором для Ежедневного Геноцида», «Террористическое Устройство с Наступательным Деконструктором для Роботизированной Атаки», «Клонированное Террористическое Устройство с Линзовым Умножителем для Безошибочного Уничтожения», «Террористическое Устройство с Модифицированным Трансмутатором для Уничтожительного Микронасилия», «Синтетическое Террористическое Устройство с Квантовой Инсталлированной Нейросетью для Скрытного мЫслительного Нападения» и т.д. и т.п.

Кроме вопроса языкового характера (в обычной письменной речи словосочетание «террористическое устройство» почти не встречается), возникает более важный вопрос: для чего понадобилось называть шутейный взрыв «терактом»? Тем более, как мы помним, взрывы 2005 года в Витебске и 2008 года в Минске, весьма страшные по своим последствиям, правоохранительные органы квалифицировали как хулиганство.

 Далее читаем:

 «Уголовное дело по признакам преступления, состав которого предусмотрен ч.1 ст.290 Уголовного кодекса Республики Беларусь (угроза актом терроризма) возбуждено управлением КГБ Беларуси по Гомельской области».

 Под «угрозой» понимается как «обещание» совершения указанных в ч.1 ст.290 действий, т. е. психическое воздействие на людей посредством выражения намерения совершения взрыва, поджога или иных подобных действий, так и совершение «предупреждающих» взрывов, поджогов и иных подобных действий, в результате которых не создастся опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступления иных общественно опасных последствий, но которые, по мысли виновных лиц, предназначены продемонстрировать реальность их намерений.

 Основанием для такой нешуточной квалификации шутейного хлопка как будто стали оперативные данные, а также элементы самодельного устройства, имеющие иностранное происхождение. КГБ якобы отрабатывает версию о «разборках» между организаторами каналов нелегальной миграции из числа иностранных граждан. Речь идёт о неких «менеджерах, прибывших в Гомель для организации поступления в вузы значительного числа учащихся из Сирии, Йемена, Пакистана и Нигерии».

Всё это звучит совершенно неправдоподобно и напоминает либо журналистскую «утку», либо фабулу учений. Похоже на высадку сомалийских пиратов в Крыму.

Как оказалось, 19 апреля в Гомеле действительно проводились учения, о чём сообщается на сайте КГБ:

«19 апреля 2012 года в Гомеле состоятся региональные межведомственные командно-штабные учения по теме “Организация и осуществление мер государственного реагирования на акты терроризма”. Комитетом государственной безопасности на постоянной основе предпринимаются меры по повышению эффективности антитеррористической защиты белорусских граждан. Кроме того, актуальность проблемы террористической угрозы связана с активизацией попыток организации каналов незаконной переправки через территорию Республики Беларусь в страны Евросоюза выходцев из стран с неблагоприятной в миграционном плане обстановкой, в том числе проходящих по учётам риск-прогнозов террористической направленности».

Павел Кузнецов, главный редактор гомельского портала «Сильные Новости» задаётся вопросом: «Как случилось, что теракт произошёл в один день с контртеррористическими учениями? Может быть, это заранее предусмотренная сценарием практическая часть, о чём будет сообщено чуть позже? Но как-то слабо верится, чтобы в отработку контртеррористической операции с помощью центральных каналов телевидения вовлекалась вся страна. Как пишут на форумах в интернете, “если это была практическая часть учений, зачем людей пугать? Да ещё через 3 дня, да с пострадавшими?”».

 В воскресенье 22 апреля государственными телеканалами действительно был показан сюжет о взрыве в гомельском магазине:

 Цель подобного стращания белорусов в преддверии Радуницы, самого массового праздника, мифическими «разборками» между наводнившими страну гражданами Сирии, Йемена, Пакистана и Нигерии выходит за рамки разумного понимания.

 Если это было частью учений, в интересах власти как можно скорее объясниться. Во избежание кривотолков. Иначе этот странный информационный взрыв неизбежно станут связывать с распространившимся 18 апреля сообщением о том, что органы погранконтроля – в качестве ассиметричного ответа на санкции со стороны Евросоюза – переходят на облегчённый режим охраны границ со странами – членами ЕС. Строя версии о «предупреждающем» взрыве, предназначенном продемонстрировать реальность намерений открыть зелёную улицу в Евросоюз для нелегальных мигрантов, обвязанных взрывчаткой. Чтобы неповадно было санкции вводить.

 Не говоря уже о том, что это снова обострит тему взрыва на станции метро «Октябрьская» в 2011 году и дела Коновалова-Ковалёва.


Няма запісаў для адлюстравання