Разгуливающими на свободе «бандюгами» президент назвал отпущенных на свободу в порядке помилования политзаключённых. Добавив, что если они будут «бряцать языками», а ЕС не прекратит оказывать давление для освобождения остающихся за решёткой, то «и те болтуны, которые вышли на свободу и должны сказать спасибо, что с ними так обошлись, могут вернуться снова в колонию».

«Если хотят вернуться в колонию, пусть скажут. Два слова, два часа – и мы их снова туда вернём, если они хотят этого. Они просто, наверно, жаждут этого. Честнее было бы по-мужски прийти к кому-то там или намекнуть: мол, уже надоело на свободе, мы политузники, верните нас назад», – цитирует слова главы государства БЕЛТА.

Впрочем, мы всё это слышали ещё во вторник 17 апреля. Почти слово в слово. Когда в эфире белорусского телевидения вышел сюжет, посвящённый пресс-конференции Андрея Санникова и Дмитрия Бондаренко.

«Объяснить словесные метания организаторов беспорядков от раскаяния до буйных фантазий и угроз логично можно лишь одним – оба сожалеют о помиловании и хотят обратно. Если так, то их желание может быть реализовано быстро и вновь в строгом соответствии с буквой закона», – говорилось в сюжете.

То ли государственные журналисты настолько тонко чувствуют президента, что способны предугадать его мысли задолго до того, как он сам решит их озвучить, то ли президент заимствует мысли у своих пропагандистов, бог весть.

Как бы там ни было, это не самый интересный вопрос. Намного интереснее понять, что всё-таки делают в белорусских тюрьмах тысячи (20-30 тысяч, по утверждению президента) «нормальных людей», которые, как можно понять из его слов, больше заслуживают помилования, чем выпущенные «бандюги»?   

«В ближайшее время, может быть, ко Дню независимости, мы освободим целый ряд осуждённых, может, даже две-три тысячи. – сказал Александр Лукашенко – Потому что так будет справедливо. А то бандюг выпустили, а нормальные люди в застенках томятся. Их, видите ли, выпустили, а 20 или 30 тыс. заключённых сегодня такой льготы не получили. Это нормально? Это справедливо со стороны президента? Нет!»

Выходит, на десятки тысяч отбывающих наказание в Беларуси граждан, настоящих преступников, заслуживающих звания «бандюг», раз, два и обчёлся. И все они относятся к категории политзаключённых, что косвенно признаёт даже президент. Похоже, где-то глубоко в подкорке у него засел стереотип из сталинских времён, когда закоренелые уголовники часто характеризовались как «социально близкие элементы». И вообще отношение к преступлениям, совершенным ради наживы, было снисходительным, чего не скажешь об отношении к «социально чуждым» – политическим оппонентам, действительным или мнимым, которых судили по 58-ой статье. Власти всячески противопоставляли «политических» уголовникам, используя их для дополнительного прессинга на «врагов народа», за что уголовники получали послабления. Такая поддержка способствовала формированию и сплочению «блатного» мира, каким мы его знаем сейчас.

Поделиться ссылкой: