С представительной демократией в большинстве постсоветских государств как-то не сложилось. Президенты проявили склонность вскоре после избрания «повышаться в звании» до безраздельных правителей и отказываться от столь привлекательной должности не спешат. Назвать нашу ситуацию исключительной нельзя – всем нам хорошо известны и ещё более плачевные «осечки» представительной демократии в Европе первой половины XX века. Да и в сколь угодно демократических странах сегодня со скептицизмом относятся к современным политикам, которые хотя и вынуждены действовать в соответствии с пожеланиями народа, делают это лишь тогда, когда это выгодно им самим (вспомним подслушанный разговор Барака Обамы и Дмитрия Медведева, в котором президент США пообещал разобраться с ПРО после выборов, когда у него появится «больше свободы действий»).

Естественно, что в такой ситуации всё больше людей хотят влиять на происходящее в стране непосредственно. И возможности, которые для этого предоставляет интернет, оказываются буквально неисчерпаемыми. Арабская весна, несмотря на всю неоднозначность своих последствий, показала, что разделение интернета и «реала» устарело, и отныне мы живём в едином мире, в котором все явления тесно связаны друг с другом. Западные государства, в свою очередь, демонстрируют, что посредством интернета люди способны не только на организацию акций протеста, но и на системное управление государством. Массовое недовольство в Исландии привели к принятию новой конституции, в написании которой приняли непосредственное участие исландские пользователи социальных сетей. Некогда полуфантастическая теория «электронной демократии» становится реальностью на наших глазах.

Однако имеет ли всё это отношение к нам? Составление, обсуждение и принятие законодательных актов посредством интернета в Беларуси, России и других авторитарных государствах, не говоря уже о полноценном управлении жизнью страны, сложно даже представить. Наши лидеры уже давно принимают решения самостоятельно, и такие нюансы, как мнение народа, интересуют их в последнюю очередь. Тем не менее, многие считают, что именно это делает развитие электронной демократии в наших странах куда более актуальным, чем где бы то ни было ещё.

Сегодня в России активно развивается целый ряд порталов, на которых любой пользователь может обнародовать собственный законопроект или вариант решения конкретной проблемы, а также имеет возможность предлагать и подписывать различные обращения и петиции к органам власти и должностным лицам. Пользователи этих ресурсов обсуждают предложения, вносят свои поправки и, посредством голосования, утверждают их. Благодаря этому в интернет-дискуссиях стал возможным переход от обсуждения различных проблем к нахождению конкретных решений. Более того, один из крупнейших подобных порталов «Демократия2» нацеливается на создание независимой партии, принятие решений, финансирование и выбор лидеров в которой будет происходить непосредственно её членами.

Возможности данной системы поражают, однако при этом не может не возникнуть вопрос: имеет ли смысл всё это в стране, в которой между народом и властью уже давно стоит непреодолимая стена, а государственные лидеры сами выбирают, когда им занимать пост, когда с него уходить, а когда на него возвращаться? Не являются ли эти попытки создания электронной демократии лишь виртуальной игрой, которой от безысходности предаются лишённые права выбора граждане? И, в конце концов, может ли эта идея быть интересна белорусам?

Для того, чтобы ответить на эти вопросы, надо с самого начала уяснить, что электронная демократия в России – это проект, направленный в первую очередь на перспективу. Никто не ожидает, что «принятый» на каком-либо портале закон будет завтра же введён в действие. О реальных результатах можно будет говорить, когда в системе электронной демократии начнёт принимать участие действительно большое число граждан. Поэтому вопрос об успешности данной идеи уместней будет сформулировать так: «Есть ли предпосылки для того, чтобы это произошло?»

И тут нам стоит обратиться к ситуации непосредственно в Беларуси. Пользователей интернета в нашей стране становится всё больше и, несмотря на все экономические потрясения, процесс этот едва ли обратим. «Молчаливые акции», проведённые летом 2011 года, хотя и не достигли явных успехов, со всей очевидностью продемонстрировали, что посредством интернета белорусы могут организовывать конкретные дела – и речь в данном случае идёт не о «паре сотен отморозков», а о тысячах людей. Власть, ещё недавно полностью игнорировавшая существование свободных площадок для дискуссий в интернете, сегодня, хотя и с явным нежеланием и натянутым презрением, вынуждена признавать недовольство граждан, реагируя на упрёки в свой адрес и зачастую даже пытаясь оправдаться.

Конечно, и Александр Лукашенко, и другие представители власти при этом всячески пытаются подчеркнуть, что «гадости» пишут про них только в интернете, однако им прекрасно известно, что, кроме как в сети, критика в их адрес нигде появиться не может. Со стремительным распространением интернета в Беларуси разделение людей на «пользователей интернета» и «всех остальных» исчезает и у нас – мнение участников интернет-дискуссий, пускай и с некоторой погрешностью, отражает общее мнение граждан страны.

Фактически, при помощи интернета белорусы уже сегодня перестали быть столь безоружны перед лицом власти, как были ещё недавно. Тем не менее, говорить о реальных успехах едва ли возможно: власть лишь как-то обосновывает свои действия, а не корректирует их под напором общественного мнения. И всё же, игнорировать возможности, которые предоставляет нам мировая паутина, оказывается просто невозможным. Распространение интернета сделало упрёки в сторону пассивной оппозиции устаревшими – ведь теперь для того, чтобы объединиться и начать действовать самим, необходимо не так уж и много. Если мы и не способны изменить ситуацию немедленно, то начать формировать общество, которому это будет подвластно, можем уже сегодня. И, судя по всему, электронная демократия является самым действенным путём добиться этого.

Поделиться ссылкой: