Николай Козлов: «Сейчас главное — привлечь к уголовной ответственности тех, кто сфальсифицировал рапорт в отношении меня»

9

Напомним суть этого дела. Как уже писала «Народная Воля», 19 декабря 2011 года Николая Козлова без всяких объяснений и видимых причин задержали в Центральном районе, на пешеходном переходе у Октябрьской площади, посадили в один автобус, потом в другой, в котором находились другие задержанные, после чего отвезли сначала в Центральный РУВД, а затем в Московский.

Уже в Московском РУВД милиционеры составили рапорт, на основании которого был составлен административный протокол, где указывалось, что Козлов был задержан в Московском районе  — у Красного костела, где в тот день минчане зажигали свечи и молились в знак солидарности с политзаключенными. Задержали бывшего офицера за то, что он якобы ругался матом и нарушал покой граждан, игнорируя  неоднократные замечания сотрудников милиции.

В ходе рассмотрения административного дела в суде Московского района Минска судья Елена Черняк приняла к сведению показания милиционеров, а ходатайство Козлова установить и допросить свидетелей, которые были с ним в милицейском автобусе, отклонила. А также не посчитала весомым доказательством представленные в суд оператором сотовой связи распечатки телефонных разговоров Николая Козлова, по которым легко устанавливалось, что в то время, когда сотрудники милиции приписали ему нарушение общественного порядка у Красного костела, он находился в районе Дома офицеров, т.е. Октябрьской площади! Судья Черняк приняла решение осудить Николая Козлова на пять суток ареста.

Выйдя из следственного изолятора, Николай Козлов решение Московского суда обжаловал в Минском городском суде. И уже на слушание дела в этой инстанции пришел с адвокатом, у которого на руках имелись письменные показания свидетелей, в которых они подробно рассказали, как «катались» в милицейском автобусе вместе с Николаем Козловым вечером 19 декабря, а один из свидетелей был очевидцем самого задержания. Все эти показания, к слову, были зачитаны адвокатом в суде. Однако судья Владимир Хробастов свидетельские показания четырех человек к сведению не принял и оставил без изменения постановление суда Московского района Минска.

— Николай, прошло более двух месяцев после судебного заседания в Московском городском суде. Вы собирались обжаловать решение судьи Хробастова…

— У меня есть полгода, в течение которых я могу подать кассационную жалобу на это решение председателю Минского городского суда. Но для меня сейчас главное — привлечь к установленной законом ответственности, на мой взгляд, к уголовной, тех лиц, которые сфальсифицировали рапорт. Эти сотрудники, находясь при исполнении служебных обязанностей, занимались фальсификациями. «Благодаря» именно этому рапорту меня и лишили свободы.

Еще 22 декабря прошлого года я написал заявление в прокуратуру Московского района Минска, в котором потребовал привлечь к уголовной ответственности указанных лиц, потому что считаю, что они совершили должностные преступления. 30 декабря из прокуратуры мне пришло уведомление, что мое заявление направлено для проведения проверки в управление собственной безопасности МВД. Оттуда получил ответ за подписью начальника 3-го управления Маныло, что 12 января 2012 года оно направлено в управление охраны правопорядка ГУВД Мингорисполкома. Причем, что интересно, в МВД мое заявление почему-то стали «ласково» называть обращением… С тех пор о судьбе заявления мне ничего не известно. Все мыслимые и немыслимые сроки, в течение которых оно должно быть рассмотрено, прошли. В нашей стране примерно за это время расследовали теракт. А в моей ситуации… За три месяца меня никто не удосужился вызвать, опросить, проверить мои доводы, хотя я четко написал, что требую не просто разобраться, а привлечь виновных к уголовной ответственности. Более того, в заявлении я указал, что об уголовной ответственности за заведомо ложный донос предупрежден. Все это дает мне основания считать, что ГУВД совершает еще одно преступление — укрывает преступление. Я вправе требовать: пусть привлекают меня, если считают, что я кого-то оговариваю, или пусть привлекают виновных, тех, кто совершил преступление в отношении меня.

— Вы знаете фамилии милиционеров, которые, на ваш взгляд, сфальсифицировали рапорт?

— Конечно. Я их видел: они выступали в суде Московского района, лгали и там, хотя были предупреждены, что могут быть привлечены к ответственности за дачу ложных показаний. Это некто Бирюля и Гугнюк. Один из них написал рапорт, и потом вместе с напарником они свидетельствовали в суде.

— Не было желания найти их и прямо спросить, зачем они это сделали?

— Не было. Я примерно знаю, что они ответят. Как и все, кто занимается подобным скотством, многозначительно скажут: «Вы же понимаете, это решаем не мы, мы выполняем указания».

Что касается моего заявления, то его отправили в ГУВД Мингорисполкома, в ведомство Евсеева, Грищенко — к тем, кто лично ответственен за тот беспредел, который сегодня творится в столице. Выбор у них небогатый: либо съесть мое заявление, либо сфальсифицировать материалы проверки и не выслать мне ответ. Иначе как можно провести проверку, не поговорив с заявителем, т.е. со мной?!

Мне кажется, что, пока я не проясню судьбу своего заявления, не выясню отношения с Гугнюком, Бирюлей, нет смысла и подавать кассационную жалобу. В любом суде Беларуси найдется еще один судья Хробастов, который без всяких душевных переживаний проигнорирует очевидное, наплюет на факты и, основываясь на внутренних убеждениях (читай: на революционной целесообразности), мою жалобу не удовлетворит.


Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!