Помилование ни при чём

9

Напомним предысторию вопроса.

В 2009 году белорусские правозащитники начали кампанию против смертной казни. Тогда они констатировали следующее: «На данный момент точной информации о количестве расстрелянных нет. Открытая информация является фрагментарной и носит неофициальный характер». Правозащитники обращались в различные инстанции с просьбой опубликовать статистику по смертной казни. Чиновники отсылали за информацией из одного ведомства в другое. Минюст тогда ограничился только сведениями о числе приговорённых к смертной казни.

Так продолжалось, пока не закончился судебный процесс по делу о взрыве в минском метро. Большое внимание к этому событию со стороны белорусского общества и международной общественности, а также серьёзные сомнения значительной части населения в обоснованности официальной версии (в декабре минувшего года, согласно результатам опроса НИСЭПИ, ей не верили 43.4% граждан), заставили государственные структуры проводить мощную информационно-пропагандистскую кампанию. В рамках которой МВД в декабре 2011 года (!) опубликовало наконец статистику по смертной казни. Из которой, в частности, следовало, что милуют в Беларуси значительно чаще, чем казнят.

Нестыковки возникли после заявления А. Лукашенко, сделанного им в интервью телеканалу Russia Today: «Я уже говорил как-то публично, что для меня самое сложное – подписать соответствующий указ о непомиловании. Помиловал же я за весь период, по-моему, только одного человека».

Наречием «по-моему» принято выражать неуверенность, сомнение. Но не мог же президент настолько ошибиться! Тем более если для него каждый отказ в помиловании является «личной трагедией».

В связи с возникшими кривотолками МВД поспешило внести ясность. Однако в свойственной белорусским властям манере всю вину (за возникшие недоразумения) возложило на журналистов и обывателей. Которые якобы всё не так поняли. Правильнее будет сказать: отнеслись к юридической формулировке («в порядке помилования») со всей строгостью, как того и требуют юридические формулировки. Тогда как МВД считает, что излишняя строгость здесь ни к чему. И понимать эту формулировку следовало «в более широком аспекте». Не в том смысле, что это президент помиловал столько человек, хотя по закону только он обладает исключительным правом на помилование, а дела приговорённых к смертной казни были пересмотрены в кассационном порядке или в  порядке надзора.

Может, у нас все законы следует понимать тем же образом – «в более широком аспекте»? Иными словами, «как хочу, так и ворочу».


Няма запісаў для адлюстравання