«МММ использовали в качестве тренажёра по борьбе с “оранжевой заразой”»

1

На прошлой неделе с подачи Газеты.ru многие белорусские интернет-издания написали о бурной деятельности МММ, на удивление легко развернувшейся в Беларуси. В частности, нами было сделано предположение, что Сергею Мавроди удалось найти нужные и точные слова в своём обращении к белорусскому президенту, записанном весной прошлого года. Этим и объяснялось первоначальное отсутствие каких-либо препятствий деятельности финансовой пирамиды на территории нашей страны. Где власти до сих пор крайне щепетильно относились к такого рода предпринимательству.

Как будто стремясь опровергнуть «порочащие сведения», спустя несколько дней после муссирования темы в СМИ начался жёсткий накат на МММ. Сначала вербальный, когда  зампред Нацбанка заявил: «МММ – это пирамида, а пирамида – это зло». А следом за ним и силовой. В пятницу офис МММ в белорусской столице был взят штурмом бойцами отряда «Альфа», в субботу объявлено о возбуждении уголовного дела в отношении организаторов финансовой пирамиды.

За комментарием в связи с молниеносным разгромом МММ мы обратились к независимому экономисту Сергею Чалому.

«Ну что, утром в газете – вечером в куплете? – иронизирует Сергей по поводу власти СМИ над событиями – Вот как чутко белорусские власти реагируют на запросы граждан».  

Отвечая на вопрос, насколько законной была деятельность МММ, Чалый заметил, что «Мавроди надо отдать должное». В отличие от предыдущей версии МММ, в нынешней не существовало центрального офиса, который является главным выгодополучателем, т.е. снимает все «сливки». Система построена по принципу распределённой сети. Строго говоря, это не одна пирамида, а много маленьких самодеятельных пирамидок (возглавляемых «десятниками», «сотниками» и «тысячниками»), которые работали по правилам, придуманным Мавроди. «На этот раз он решил просто запустить процесс и остаться в стороне. Похоже, он какой-то идейный сумасшедший».

С одной стороны, рассказывает Сергей, МММ – безусловно мошенническая структура. В отличие от лотереи, где заранее известен риск, заранее установлены шансы, существует надежда на крупный выигрыш по заранее известным правилам, где шансы всех участников равны, в МММ – чем ближе к концу, тем выше риск потери средств. А последние гарантированно теряют всё. Когда конец – никто не знает. Момент наступления невыплат может быть создан искусственно.

И всё же, замечает Чалый, с правовой точки зрения к такой системе проблематично «докопаться». Поскольку никакой «деятельности» не велось, все сделки заключались между частными лицами, и до момента краха пирамиды сложно было сказать, кто тут бенефициар, а кто пострадавший. Либо – до момента невыплат.

В правилах существовал пункт, который всё-таки связывал всю распределённую сеть с Мавроди: согласному этому пункту, при внезапном и неожиданном исчезновении связи с ним (например, в случае ареста) вводится режим «Спокойствие», на период действия которого приостанавливаются все выплаты. 

В среду вечером Сергей Мавроди был арестован в Москве. Введение режима «Спокойствие», т.е. прекращение выплат, дало правоохранительным органам формальный повод побеспокоить офис МММ в Минске. Хотя о заявлениях со стороны пострадавших ничего не сообщалось. Поэтому, говорит Чалый, «всё очень скользко». Даже теперь, чтобы обвинить организаторов, например, в «злоупотреблении доверием», нужно заставить участников написать заявления. «В “нормальной” ситуации им пришлось бы ждать краха – большого количества потерявших и выигравших. В “нормальной” стране участники просто написали бы заявления, что всё идет по плану, мы не пострадавшие. А у нас, понятное дело, они напишут, что их “обманули”».

Чалый также отметил внеэкономический аспект разгрома МММ:

«Как я понимаю, накрыли почти всю сеть десятников и тясячников. А это ведь не так просто, учитывая, что она организована по принципу наркодиллеров. Когда каждый знает только пару человек. Более того, вся связь в сети, через скайп. КГБ, похоже, решил потренироваться или применить имеющиеся знания и умения, как накрыть сетевую распределённую конспиративную структуру. Надо же с оранжевой заразой бороться. Думаю, вопрос борьбы с “революциями через социальные сети” тоже сыграл здесь роль. МММ использовали в качестве тренажёра».


Няма запісаў для адлюстравання