«Санкции — это не лекарство, а инструмент»

2

«БР» обратился за комментарием к адъюнкт-профессору политологии Сингапурского университета Кларе Портеле, которая исследует вопрос эффективности санкций ЕС, в том числе в адрес Приднестровья и Узбекистана.

– Доктор Портела, в чем особенность нашей страны в европейском контексте? Чем санкции в адрес белорусских чиновников отличаются от похожих санкций в адрес Зимбабве или Мьянмы?

– Отличие Беларуси от этих стран для Евросоюза в первую очередь основывается на близости страны к ЕС. Зимбабве и Мьянма слишком далеки от ЕС и географически, и психологически, в то время как Беларусь – это соседняя страна, которая имеет связи с Польшей и Литвой. Поэтому Беларуси уделяется больше внимания, а это, в свою очередь, вызывает, с одной стороны, готовность к большей гибкости в отношениях, а с другой – меньшую терпеливость. В целом Евросоюз более заинтересован в связях с Беларусью, чем с какими-то другими далекими партнерами.

– Как вы считаете, насколько эффективны нынешние санкции Евросоюза – в частности, списки невъездных и заморозка счетов отдельных лиц – в отношении Беларуси?

– Визовые и финансовые санкции имеют лишь ограниченное влияние на белорусские элиты, потому что они не влияют на экономические отношения между ЕС и Беларусью. Да, есть свидетельства о том, что тем, кто в черных списках, неудобно в них находиться, что присутствует так называемый эффект “стигматизации”. Но наличие санкций не приводит к автоматическому улучшению ситуации.

– Недавняя инициатива брюссельского Офиса за демократическую Беларусь и ряда экспертов предлагает исключить из списка охваченных визовыми и финансовыми санкциями ряд лиц. Например, ректоров университетов или бизнесмена Владимира Пефтиева. Может ли это на данном этапе принести желаемый эффект для ЕС, как, скажем, освобождение политических заключенных?

– Основная идея черных списков заключается в том, чтобы включать в них только тех людей, которые непосредственно связаны с режимом. Количество включаемых людей не важно: важно, чтобы их правильно выбирали. Поэтому исключение из списка ректоров и бизнесменов, которые не имеют отношения к действиям власти, могло бы позитивно повлиять на ситуацию в том смысле, что население получило бы доступ к более широким контактам с Западом.

Однако в вашей ситуации, насколько я понимаю, этих людей внесли в списки за политические преследования студентов либо за финансовую поддержку белорусского режима. В таком случае их нахождение в списках абсолютно корректно и оправданно.

Хочу отметить, что освобождение политических заключенных не зависит напрямую от того, будут ли в черном списке ректоры или кто-то еще. Оно зависит от того, насколько умело Евросоюз сможет “продать” возможное облегчение санкций белорусской стороне.

– Некоторые белорусские политологи утверждают, что политика санкций ЕС в адрес Беларуси в целом оказалась неэффективной. На ваш взгляд, могла бы отмена санкций привести к более эффективной демократизации и либерализации Беларуси?

– У санкций как таковых нет “корректирующего” или “исцеляющего” эффекта, они не более чем способ получить дополнительные козыри в кармане, которыми можно пожертвовать для достижения желаемого – в данном случае демократизации Беларуси. Эффективность санкций напрямую зависит от того, насколько применяющая их сторона может воспользоваться неудобствами для охваченных ими лиц, чтобы добиться нужного результата.

В конечном итоге снятие санкций – это наиболее желанный и полезный результат для обеих сторон. Однако отмена санкций без серьезных оснований, без какого-либо прогресса со стороны Беларуси привела бы к потере козырей в переговорах. Даже если демократизация Беларуси была бы более легкой задачей в отсутствие санкций, в нынешней ситуации, когда санкции уже введены, Брюсселю было бы сложно оправдаться перед парламентами и общественным мнением за их отмену, не вызванную какими-либо серьезными шагами со стороны белорусской власти.

В то же время следует помнить, что ЕС согласно своей стратегии “кнута и пряника”, не отказываясь от санкций в адрес властей, работает с белорусским гражданским обществом. Среди экспертов существует мнение, что ваша страна после смены лидера довольно быстро перейдет к демократизации и в течение нескольких месяцев станет на путь реформ и прогресса. Поэтому укреплять гражданское общество, давать ему инструменты для эффективной работы – это тоже важная часть политики ЕС.

– Что является главным препятствием для того, чтобы санкции ЕС в адрес Минска были более эффективными?

– Проблема для Евросоюза – обеспечить, чтобы белорусские власти первыми пошли на ключевые шаги, которые привели бы к снятию санкций. Добиться этого сложно, когда санкции не имеют серьезного экономического эффекта и, соответственно, не дают слишком много козырей для переговоров. Если бы ЕС имел больше влияния на экономику Беларуси, у него было бы больше пространства для маневра.

Поймите меня правильно: я не выступаю за широкие экономические санкции в адрес Беларуси. Я предполагаю, что в ЕС проанализировали возможные последствия экономических санкций и поняли, что их введение только ухудшило бы ситуацию. Такие санкции привели бы к проблемам в торговле у стран – соседей Беларуси, в частности Польши и Литвы, а также ухудшили бы положение белорусского народа. Ни в первом, ни во втором никто не заинтересован. Но в отсутствие этого механизма у Европы мало инструментов для оказания влияния на Беларусь.

В этой ситуации Брюсселю было бы удобнее, если бы он мог дать Минску понять, что в случае политических перемен его ждет серьезное увеличение торгового оборота и экономических связей с ЕС. Более широкий спектр торговых отношений с ЕС придал бы белорусской экономике устойчивости, а это, несомненно, важно для белорусской власти. Намного легче получить уступки со стороны белорусских властей – например, свободу политзаключенных – если взамен можно предложить выгодные сделки по приватизации и особый режим торговли, а не только исключение ряда ключевых лиц из списков невъездных.

– Насколько на эффективность санкций в адрес Беларуси влияет улучшение отношений между Минском и Москвой?

– Чем лучше отношения с Россией, особенно экономические связи, тем меньше белорусские власти будут заинтересованы в улучшении отношений с ЕС. Если отношения с Россией ухудшатся, то им будет не к кому больше обратиться, кроме как к Евросоюзу.

– Абстрагируясь от белорусской ситуации, что еще может сделать Евросоюз, чтобы более эффективно использовать санкции, которые он вводит в отношении тех или иных стран?

– Я хотела бы процитировать ряд рекомендаций, которые изложила в статье для Института исследования международной политики осенью прошлого года.

Во-первых, цели санкций должны быть более четко выражены в документах, которые объявляют об их запуске. Обычно в документах ЕС много говорится о мотивах для введения санкций, но не пишется о конкретных результатах, которых нужно достигнуть, чтобы отменить эти санкции. Во-вторых, эффект от санкций нужно просчитывать еще до их введения. Предварительная оценка позволит оптимизировать их структуру и выработать адекватную стратегию диалога.

В-третьих, возможное снятие санкций должно сопровождаться постоянной коммуникацией с лидерами стран, охваченных санкциями, чтобы они всегда знали, чего от них ожидают. В-четвертых, Евросоюз должен создать единый отдел по санкциям (сейчас работают два маленьких отдела, один при Еврокомиссии и один при Внешнеполитической службе).

Наконец, ЕС должен улучшить свою коммуникационную стратегию и лучше информировать население о природе санкций и условиях их отмены. Многие до сих пор считают, что санкции – это экономические меры, которые наказывают население и оставляют нетронутыми власти. Реальность такова, что население часто не знает о тех шагах, которые предпринимает ЕС, чтобы привлечь к ответственности политических лидеров и помочь простым людям, и это дает возможность властям недемократических стран манипулировать cитуацией.

Справка “БР”

Клара ПОРТЕЛА окончила магистратуру Свободного университета (Берлин) и докторантуру Европейского университетского института (Флоренция). Ее докторская работа посвящена эффективности санкций ЕС. Основные темы ее исследований – внешняя политика Евросоюза, а также вопросы международной безопасности.

Поделиться ссылкой:


Мы есть в Telegram!
Подписывайтесь на наш канал «Народная Воля» в Telegram!