Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

У Тома Круза все под контролем. И пускай недоброжелатели периодически намекают на то, что его миссия близка к завершению. 
13:22 31 снежня 2011
33
Памер шрыфта
Или не верят в прочность его брака с красоткой Кэти Холмс. Все это — ерунда. До завершения своей миссии Тому Крузу еще очень далеко. Потому что звезд много, а он такой — один.

— Том, скажите, пожалуйста, а как ваша жена Кэти и дети относятся к тому, что вы сами исполняете все самые опасные трюки в своих

фильмах — ну вот, в частности, в последней «Миссии…»?

— Спросите об этом мою жену! (Смеется.) Знаете, Кэти привыкла, что я гоняю на мотоциклах, пилотирую самолеты и стараюсь сам выполнять все опасные трюки на съемках. И поэтому она обычно просто мне говорит: «Что ж, иди, милый, делай свою работу». Мои старшие дети Коннор Энтони и Изабелла Джейн (Круз усыновил их в браке с Николь Кидман. — Прим. ред.) выросли с сознанием, что их отец постоянно работает без дублера. И малышка Сури тоже все понимает. Как-то она была с Кэти на площадке и видела, как я на ходу прыгаю из машины на скорости сто километров в час. И нисколько не испугалась. Они знают, что я забочусь о безопасности, несмотря ни на что. В юности я обожал брать препятствия на мотоцикле — как на лошади, только еще покруче. Начинал с того, что соседские заборчики на байке учился перепрыгивать. (Смеется.) Так вот детям своим я повторяю: «Если захотите то же самое делать, сначала позвольте мне вас научить». Я на самом деле очень благодарен Кэти за поддержку и, главное, понимание. И наверное, не будь у меня такой замечательной жены, я бы давно успокоился и половины бы не мог делать из того, что люблю.

— Вас считают абсолютно бесстрашным человеком. Но ведь так не бывает, чего-то вы все-таки должны бояться?

— Падения. (Смеется.) Когда я снимался на крыше башни «Бурдж Халифа», очень боялся оттуда упасть. И это не страх высоты. Был реально очень неприятный момент — из-за сильного ветра я мог запросто врубиться головой прямо в стенку с соответствующими последствиями. Пришлось специальную резину на обувь наклеивать и вообще учиться тормозить на высоте 600 метров ногами о стену. Зато было весело.

— Как вам страховая компания разрешает проделывать все эти сумасшедшие трюки?

— Помню, проходили первые встречи со страховщиками, и вот мой друг и давний партнер (мы с ним много вместе работали), координатор по работе с каскадерами, мне докладывает: «Том, требуют, чтобы у всех были парашюты во время съемок на башне». А это гораздо опаснее в данном случае: можно случайно зацепиться, высота для прыжка критическая, парашют будет видно за спиной — в общем, ерунда какая-то. И я велел ему срочно найти других страховщиков. Вот и все. Но

забавно, согласитесь, что в принципе они мне разрешили прыгать с этой башни, при том что категорически запретили во время съемок пилотировать самолеты и кататься на мотоцикле. Где тут логика — ума не приложу. Помню, когда мы снимали «Миссия невыполнима-2», меня здорово подстраховал тогдашний глава студии. Он не стал сразу же отсылать отснятые кадры в страховую компанию, сделал вид, что еще ничего не готово, — и таким образом мы успели все провернуть.

— И все-таки расскажите, что чувствует человек, подвешенный на такой безумной высоте, даже если у него все хорошо с вестибулярным аппаратом?

— Я чувствовал, что вот он, момент истины! (Смеется.) Во-первых, я несколько месяцев тренировался, правда, на четырехэтажном доме, специально построенном для этих целей. Лазал по часу как альпинист в полном снаряжении по стене туда-обратно много дней подряд. Мы продумали все: перепад температур, не только воздуха, но и поверхности здания, мое облачение, чтобы не сгореть там от солнечных лучей, неизжариться заживо. Хотя с ветром все равно сначала вышла промашка — ведь на этой высоте перекрестные ветра. Потом мы проводили уже на башне такое тестирование, где будет камера находиться, и так далее. В общем, я в этой суете и забыл, что надо еще что-то изображать. (Смеется.) Главное было — головой в стенку не вмазаться. В общем, смотреть на это куда страшнее, чем делать. Но я хотел, чтобы у моей съемочной группы остались и приятные воспоминания о Дубае. И поэтому на второй день, как мы туда прилетели, все отправились в знаменитый парк, где можно и на сноуборде покататься, и понырять, и все это прямо в пустыне построено. Я знал, что больше возможности и времени не будет. И нам организовал потрясающий прием в этом парке правитель Дубая шейх Мухаммед. А накануне отъезда, когда все уже было закончено, ночью я еще раз отправился в пустыню и катался на верблюдах на рассвете — это было просто волшебно.

— Вспомним ваше ставшее, к несчастью, знаменитым выступление в 2005 году на шоу Опры Уинфри. Когда вы неожиданно в экстазе начали прыгать на кушетке, которая у нее в студии стояла, прославляя таким нехарактерным для вас образом любовь к тогда еще своей подруге Кэти Холмс. Потом на другом шоу позволили себе пропаганду сайентологии, к которой в обществе далеко не однозначное отношение, и сказали ведущему тоже ставшую знаменитой фразу: «Я, в отличие от вас, знаю историю психиатрии». Да еще обидели Брук Шилдс, упрекнув ее в употреблении антидепрессантов после родов. В общем, наломали тогда дров. Что на вас нашло — до сих пор ведь все гадают…

— Это была чудовищная с моей стороны глупость. Вел себя как невежа и болван. Но я и правда был невероятно счастлив, встретив Кэти после достаточно долгого мучительного периода в моей жизни. Вот и не сдержался. Но мне тогда казалось, что аудитория, все эти миллионы зрителей, которые смотрели шоу, должны были быть так же счастливы, как и я. Вместе со мной. Точно так же, как я хотел доставить радость своим сестрам и своей маме в детстве, когда что-то придумывал и их развлекал. Но я полностью осознаю свою ответственность. Обо мне тогда много всяких диких вещей было сказано. И до сих пор говорят, вы правы. Я даже почувствовал себя вновь школьником, которого привели учиться в новую школу, где все вокруг шушукаются и показывают на него пальцем. А я слышу, что они говорят обо мне, и не могу понять: «За что? Почему? Я же ни в чем не виноват!» Разве я виноват, что влюбился, а мне почему-то не захотели поверить? Хотя мне и сейчас неприятно, что кто-то не верит в нашу с Кэти любовь и наш брак. А мы с ней каждый вечер смотрим друг на друга и радуемся, что еще один день были вместе. Но наш мир чудовищно циничен. И циником быть гораздо легче, чем осознанно сделать выбор не поддаваться цинизму. Это очень важный, мне кажется, для любого человека выбор. Особенно важно такой выбор сделать родителям. Нельзя быть циником и воспитывать детей. Знаете,

я никогда не забуду тот момент, когда впервые стал отцом. Очень трудно описать свои ощущения — вот эту ответственность невероятную, и желание выразить свою радость, и чувство необыкновенной ясности: то, что случилось, важнее всего на свете. Я помню, как в первую ночь не мог заснуть и все время провел у кроватки Изабеллы, проверял каждую секунду — дышит ли, все ли в порядке с ней. Просто смотрел на свою Беллу и ощущал неразрывную связь, которая с этого дня меня с ней соединяет. Поклялся тогда про себя, что сделаю для нее все, что только будет в моих силах. А я стараюсь не давать пустых обещаний.

А Брук Шилдс, между прочим, в долгу не осталась — отомстила мне, пообещав купить один взрослый билет и один для ребенка. Чтобы я мог прилететь в Чикаго вместе с Кэти (ее-то она и назвала «ребенком» из-за нашей разницы в возрасте), где Брук снималась, и убедиться, что она в порядке, несмотря на свою депрессию. (Смеется.) Но мы с Шилдс давно помирились, и она любезно согласилась прийти к нам с Кэти на свадьбу в 2006 году.

— И тем не менее вам эти эскапады тогда дорого обошлись. В частности, вы утратили свои акции в качестве одного из владельцев студии «Paramount». Считается, что ваши «выходки» очень негативно повлияли на вашу популярность в глазах аудитории и поэтому блокбастер «Миссия невыполнима-3» недосчитался в бокс-офисе более 100 миллионов долларов. Говорят, и возможность снять четвертую часть мегабюджетной франшизы в качестве продюсера вы получили только на определенных условиях:

гонорар 15 миллионов долларов вместо вашей обычной ставки в 20 миллионов. И процент от продажи билетов — только в случае, если фильм с лихвой окупит в прокате потраченные на его производство деньги.

— Что случилось, то случилось. Много было обыкновенных совпадений, которые неправильно интерпретировали. Мой бизнес-контракт со студией «Paramount» к тому моменту завершился, и студия просто-напросто не продлила его. Так что никто меня не выгонял. Мы и сейчас друзья с владельцем «Paramount» Самнером Редстоуном. И доказательство тому — фильм «Миссия невыполнима: Протокол Фантом». Что касается условий контракта, я не имею права их разглашать. Это обычная финансовая сделка, только в кинематографическом бизнесе. В

любом случае я не собираюсь прекращать сниматься в приключенческих экшен-фильмах. И не понимаю, почему многие люди думают всякий раз, когда я объявляю о новом проекте такого рода: «Что, Круз намерен вернуться?» Разве я куда-то уходил? Да я все время работаю! Пашу как вол! И я обожаю свою работу. Знаете, в принципе я столько раз слышал про себя — и во времена «Лучшего стрелка», и после выхода «Человека дождя» или «Рожденного 4 июля» — высказывания «Да он всего лишь идол тинейджеров» или «Этот фильм уж точно разрушит его карьеру». Но что поделать? Так, наверное, было, есть и будет. А экшен-фильмы, между прочим, очень непросто снимать, и сниматься в них тоже тяжело. Именно поэтому я их так люблю. Кстати, мечтаю сыграть вместе со своим другом Дэвидом Бекхэмом. Обещал сочинить для него роль. Уверен, у него отлично

получится. Но сначала он должен научить меня играть в футбол. (Смеется.)

— Это правда, что вы наконец готовы начать работу над сиквелом вашего, можно сказать, культового фильма  «Лучший стрелок-2»?

— Да, я надеюсь, все получится. Режиссером согласился поработать Тони Скотт — как и на первом «Стрелке». Но еще нет ни сценария, ничего. Поживем — увидим. Лично я готов.

— А еще решили попробовать силы в мюзикле — захотелось испытать себя в роли рокера в фильме «Рок на века»? Бон Джови, чьи песни вы там исполняете, рассказывал, что вы с ним пошли куда-то посидеть и очень нервничали, а он вам сказал: «Расслабься, парень. Ты же Том Круз. Научишься и споешь за милую душу».

— У меня другая версия. Когда я ему сообщил, что собираюсь исполнить его песню, он хмыкнул, помолчал, взглянул на меня исподлобья и только потом ответил: «Ну что ж, ты, должно быть, знаешь, что делаешь». (Смеется.) Кстати, теперь я знаю, что петь гораздо тяжелее, чем исполнять трюки. На репетиции после трех часов певческих упражнений с меня семь потов сошло. А уж перед танцорами я и вовсе шляпу снимаю. Танцовщики и танцовщицы — самые спортивные люди из всех спортсменов, вместе взятых. Но мои бесконечные тренировки в течение многих лет и, в частности, подготовка к съемкам «Миссии…» здорово помогли в хореографии. А вдохновила меня попробовать себя в этом жанре не кто иной, как моя любимая жена. Кэти часто говорила, что я должен

обязательно сыграть в мюзикле. Она сама очень любит танцевать и брала меня с собой на занятия хореографией. И постепенно я дозрел. Для начала исполнил хип-хоп у Бена Стиллера в его замечательном фильме «Солдаты неудачи», где он так любезно позволил мне появиться в эпизоде (Круз неожиданно для всех в комедии Стиллера очень смешно спародировал студийного магната, оказавшегося в джунглях на войне. — Прим. ред.) и оторваться по полной программе. (Смеется.)

— Как встретили Рождество?

— Как обычно. Дома, с детьми — Сури, Коннором и Изабеллой (16-летний Коннор Круз выступает диджеем в клубах и учится летать на отцовских самолетах, 19-летняя Изабелла учится в колледже. — Прим. ред.). Мы отметили все вместе Рождество, поиграли в

разные игры, а утром я по традиции приготовил завтрак. Конечно, я не шеф-повар, но из яиц могу что угодно сотворить. Тихое спокойное время с семьей — что может быть лучше? Бывает, у кого-то есть старые-старые друзья. Я, к сожалению, никогда, если так можно выразиться, не был достаточно долго в одном месте, чтобы похвастаться такими друзьями. И поэтому особенно ценю свою семью. Мои близкие заполняют и эту нишу. Они — мои самые лучшие друзья. Сестры, жена, дети. Мама. Да, мои старшие дети уже взрослые, но с младшей дочкой, нашей Сури, я словно проживаю все заново. Теперь я могу ее посадить на качели и рассказать историю, когда работаю над сценарием. Как раньше рассказывал Белле и Коннору. И она все понимает. Проходит со мной от начала и до конца. Конечно, я делаю скидку на возраст, не думайте, что я совсем уж сумасшедший.

(Смеется.) Но удивительная штука: Сури задает всегда на редкость точные вопросы: «А почему так? А зачем он это делает? Эти парни — плохие? Но ты-то, папочка, хороший парень, ведь правда?» (Смеется.) И меня невероятно вдохновляет возможность доставить своей малышке удовольствие. И поэтому — я надеюсь — сам становлюсь не только счастливее, но и намного творчески продуктивнее.

— У вас были очень сложные отношения с отцом — он вашу маму бросил, когда вы с сестрами были маленькие. Это правда, что вы с ним помирились перед его смертью?

— Да. И простил отца. Когда узнал, что он умирает, пришел к нему в больницу. Он страшно жалел о том, что случилось, о своем поступке. И я это понял. Я видел, как он страдает — не только от болезни, но и от внутренней боли. Она разрывала его сердце на части. Я постарался успокоить его, как мог. Ведь я всегда искренне пытался понять, почему он так поступил. Почему взвалил все на мою мать и отказался принимать участие в нашей жизни еще тогда, когда жил с нами под одной крышей? Ни морально, ни материально, ни духовно не пожелал помочь своим же собственным детям. И глядя на отца, все время тогда в больнице думал: «Что я должен сделать, чтобы не стать таким, как он?»

— В следующем году вам исполнится 50 лет. Есть уже идеи, как будете отмечать юбилей?

— Наверное, устроим большую вечеринку. А еще я мечтаю устроить вечеринки везде, где меня любят мои зрители. В разных городах и странах. Но это еще не точно. (Смеется.) И конечно, я устрою всем праздник на

съемочной площадке, где в это время непременно буду находиться.

— На самом деле поверить в то, что вам стукнет пятьдесят, очень трудно. Вы совершенно не меняетесь, и это не дежурный комплимент. Словно и впрямь владеете каким-то невероятным секретом…

— Мой секрет очень прост. Движение и еще раз движение. А когда у тебя трое детей, приходится шевелиться еще быстрее. И не тратить много времени на сон — от этого, вопреки распространенному мнению, не молодеешь, а вовсе даже наоборот. Все проспишь! Мой неизменный девиз: не обращай внимания на трудности и всяческого рода давление извне, будь позитивен, и все получится. Главное — не останавливаться. Никогда.























Аўтар: Ала Герасіменка 
Крынiца: 7 Дней
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

20 кастрычнiка 2017

Деятельность 47 интернет-магазинов пресечена в январе-сентябре за незаконный оборот наркотиков

Белорусские правоохранители в январе-сентябре 2017 года пресекли деятельность 47 интернет-магазинов, распространявших наркотики.
19 кастрычнiка 2017

В Харькове внедорожник врезался в толпу пешеходов: погибли шесть человек

Внедорожник въехал в толпу пешеходов на улице Сумской в центре Харькова. Об этом сообщили в пресс-службе полиции Харьковской области.
17 кастрычнiка 2017

Расследаванне гібелі вайскоўца ў Печах: 8 крымінальных спраў, некалькі чалавек затрымана

17 кастрычніка Следчы камітэт паведаміў дэталі следства па справе гібелі Аляксандра Коржыча.