Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Уходящий год был для Леонида Агутина и Анжелики Варум непростым. Летом в Интернете появилась компрометирующая видеозапись, которая чуть было не поставила под угрозу семейное благополучие пары.
7:04 29 снежня 2011
30
Памер шрыфта
Полгода супруги никак не комментировали это происшествие, и вот в конце декабря Леонид наконец решился: не тащить же старые проблемы в новый год!

Анжелика Варум и Леонид Агутин встречают Новый год несколько раз. Сначала, в полночь, очень шумно и весело — на сцене, вместе со зрителями. Потом, уже под утро, в своем доме в Подмосковье — тихо, по-семейному. А через пару дней празднуют Новый год в шортах и майках в Майами, в компании с дочкой Лизой. Так что главный зимний праздник для этой красивой пары всегда особенный.

— Леонид, некоторые артисты отказываются работать в новогоднюю ночь: мол, Новый год — это семейный праздник и его надо проводить дома. А вы с Анжеликой в эту ночь всегда на сцене.

— Новый год действительно семейный праздник, но мы же с Маней (так, настоящим именем, а не сценическим псевдонимом зовет супругу Леонид. — Прим. ред.) и есть семья. И коллектив, с которым работаем долгие годы, тоже в определенном смысле наша семья. Так что нам приятно быть всем вместе и радовать народ в эту чудесную, волшебную ночь.

— Тем более что и платят за новогодние концерты в разы больше…

— Дело даже не в этом. Мы как-то не привыкли в праздники отдыхать, мы всегда в праздники работаем. Так уж мы устроены, и что-то менять нет смысла… Потом, 1 января, мы отсыпаемся, 2-го по традиции всегда едем к маме Анжелики — у нее день рождения. А 3-го вылетаем в Майами, к дочке. Из-за такого графика, кстати, никогда не успеваем разобрать елку, и она стоит при полном параде до нашего возвращения из Америки, а это иногда бывает во второй половине февраля. Прилетаем загорелые, а нас встречает елка и большой Дед Мороз под ней.

— В детстве долго верили в Деда Мороза?

— Не верил никогда! Понимал, что под

бородой скрывается актер, ряженый дядька, и не очень ждал его появления. А вот Снегурочку обожал. Всегда. Мне с детства очень нравится ее платье, такое голубенькое с белой каемочкой. Совсем маленький был, а на Снегурку глаз положил, с нетерпением ждал, когда ее надо будет звать «из леса»: «Сне-гу-роч-ка!»

— О каких подарках мечтали в детстве?

— Мы жили скромно, поэтому ничего особенного у родителей не выпрашивал. Даже вспомнить эти подарки не могу (прости, мамочка!). Вот покупка велосипеда и телевизора — не на Новый год, а когда удалось отхватить дефицит — это действительно было событием в нашей советской жизни. Зато хорошо запомнил походы в Кремль на елки и на ледовые праздники в «Лужники». Но самым ярким Новым годом стал тот, когда у папы дома (они с мамой уже разошлись) праздник отмечала группа «Песняры» — в полном составе, с женами и детьми. Кстати, как мы все разместились на 36 квадратных метрах, сейчас понимаю с трудом. Но все были довольны, веселились, танцевали, а потом легли спать: женщин сложили на диване и тахте, мужчин — на полу, детей на кухне. А 1 января в девять утра я встал и отправился кататься на лыжах. Возвращаюсь, а взрослые еще спят, глаза не могут продрать. Я тогда не понимал, почему это им так плохо. (Смеется.) Еще помню, как с отцом ходили покупать елку — настоящую, большую, как ставили ее в кастрюлю с водой. Теперь, конечно, елки совсем другие — роскошные, пушистые, с шикарными игрушками. Вот и наша Лиза вместе с дедом Юрой и бабой Любой (отцом Анжелики и его женой. — Прим. ред.) наряжает изумительные елки.

— Ваша дочка вот уже семь лет живет в США. Как она там себя чувствует?

— Отлично, хотя иногда и жалуется, что родители ее бросили. (Улыбается.) Да-да, вот так и говорит! Дело в том, что в Америке снимается куча фильмов на тему «родители много работают, а на своих детей им наплевать». И нашей дочке очень нравится эта теория. Она с удовольствием рассказывает друзьям о своей нелегкой и одинокой жизни, хотя рядом с ней дед, бабушка и Миша (Миша — брат Анжелики. — Прим. ред.), а мы приезжаем к ней на два месяца зимой, а потом в течение года при малейшей возможности. Понятно, что в жалобах Лизы есть большая доля позерства: кто-то из подростков хвастается новым телефоном, кто-то шрамом, кто-то гипсом. А наша дочка — тем, что ее бросили трудоголики-родители, что она живет никому не нужная. Это как-то приподнимает ее в

глазах сверстников, звучит круто. К тому же ей легко оправдывать свои прегрешения — мелкие и крупные. Баба с дедом начнут ее отчитывать, а она отвечает со вздохом: «Я плохо себя веду, потому что у меня родителей нет, некому воспитывать».

— Двенадцать лет, переходный возраст…

— Да еще она от природы очень неординарный человек, любит быть в оппозиции, все делать по-своему. Вот, например, она красивая девочка, блондинка с роскошными кудрявыми волосами, стройная — значит, ей позарез надо перекраситься в брюнетку, носить какие-то черные балахоны и фанатеть от вампиров и всего, что касается потустороннего и сверхъестественного. И ни в коем случае не загорать — это в Майами-то!.. Надеюсь, все эти глупости она скоро перерастет. Зато Лиза отлично играет на гитаре, рисует, шикарно фотографирует, здорово монтирует — у нее хороший «киношный» глаз. И еще она любит писать — у нее получаются прекрасные рассказики.

— На каком языке она сочиняет?

— На английском. Я и сам если пишу Лизе эсэмэску или электронное письмо, то только по-английски. Разговорный русский у дочки есть, а вот «письменного» нет, о чем я очень жалею. Но мы будем стараться найти ей педагога. Просто раньше не было времени для таких занятий.

— На родину Лиза не просится?

— Нет, потому что ей страшновато оторваться от привычной среды, от друзей.

— А у нее уже появился мальчик?

— Я б так не назвал, у нее есть друг. Осенью, на Хеллоуин, мы ездили с ней в Орландо, в парк развлечений. И Лиза попросила взять туда за компанию приятеля из школы. Увидев его, я обалдел: парень на голову выше меня. Мне стало не по себе: очень непривычно видеть рядом с моей крошкой такого верзилу. И когда только Лиза успела вырасти? Конечно, воспитывать ребенка наездами очень тяжело. Все-таки нужно ежедневное общение, ежедневный пример родителей. Но так уж у нас сложилось: хотелось, чтобы дочка жила на солнышке, у океана, вылезла из бесконечных простуд. Вот мы и перевезли ее в Майами.

— Подарки на Новый год приготовили?

— Нет. Потому что лучше купить их на месте — там же рай для шопинга. И все, что нужно дочке — программу для видеомонтажа или новую бас-гитару, — я куплю в Майами. Впрочем, жена все равно ухитряется придумывать для американских родственников и друзей какие-то чудесные подарки из России. И везет с собой чемодан презентов, а оттуда — два.

— А какой подарок для Анжелики вы положите под елку?

— Ключи от новой квартиры. Очень горжусь, что смог сделать жене такой подарок, ведь потребовались неимоверные усилия. Лично меня наша квартира в сталинском доме в центре города абсолютно устраивала. Но Маня давно мечтала переехать поближе к своей маме и обязательно в дом с подземной парковкой, охраняемой территорией. Я долго искал и наконец

нашел отличный вариант. Это не суперэлитное жилье — такое нам не по карману. Но то, что я нашел, очень нравится Мане. По-моему, это неплохой подарок для моей любимой и единственной женщины!

— 31 декабря не только встречают Новый год, но и провожают год уходящий. А 2011-й был для вас с Анжеликой непростым. Летом в Интернете появилась компрометирующая видеозапись, на которой вы обнимаетесь и целуетесь с некой брюнеткой на фестивале в Юрмале. Полгода вы никак не комментировали это происшествие. Может, не стоит старые проблемы брать в новый год и все-таки рассказать, что это было?

— (Тяжело вздыхает.) Конечно же у меня нет желания что-либо говорить об этом! Комментировать подобные истории не менее глупо, чем в них оказываться! Попробую ответить на эти вопросы, чтобы закрыть эту неприятную для нашей семьи тему.

Это был последний вечер фестиваля в Юрмале. До этого — сплошные репетиции, интервью, выступления, затем прослушивания конкурсантов (я был членом жюри). Я люблю такие дни, когда понимаешь, что работа сделана, можно сказать себе: «Молодец» — и отметить.

— В смысле — выпить?

— В смысле — пообщаться с друзьями-коллегами, ну и, само собой, выпить. Знаете ли, спиртные напитки способствуют общению, как говорится. За десять дней работы в Юрмале я раздал кучу «кредитов», то есть наобещал много кому посидеть, пообщаться в последний вечер, ну и,

видимо, не рассчитал силы. Я вообще не любитель посещать мероприятия с журналистами, для этого нужно быть загримированным, трезвым и расчетливым. Пришел, поулыбался в камеру пару часов — и свободен. Мне это скучно, я предпочитаю с друзьями общаться без посторонних.

— Так отчего же в Юрмале все пошло не так?

— В ту ночь я играл музыкальные импровизации в разных местах города уже со всеми, кто мог держать в руках музыкальные инструменты. А потом еще и отправился на это злосчастное «after-party», хотя, по-хорошему, мне пора было уже «баиньки». Анжелика поехала в гостиницу собирать вещи: и она, и наш директор улетали в пять утра. Я остался доотмечать, чтобы на следующий день выспаться и полететь вечером. Жена не настаивала, чтобы я поехал с ней, она не любит выглядеть занудой. Маня вообще никогда не настаивает сверх меры, а я не наглею сверх допустимого… В общем, остался я, как у нас в коллективе говорят, без взрослых. Могли мне подлить чего-то, а потом спровоцировать? Не берусь утверждать, ибо не помню, а все вокруг были такие же. Знаю лишь, что было большой ошибкой появляться там без администратора или какого-либо заинтересованного лица, кто мог бы в нужный момент подхватить, взять за руку, привести в чувство, короче, что-нибудь сделать. Помню, было очень радостно играть с «A’Studio», петь с Батырханом Шукеновым, общаться со знакомыми и малознакомыми людьми. Потом разговорился с девушкой, которую видел один раз в компании моих друзей. Помню, что она уехала домой, ну а я уже под утро, как говорится, закрывал вечеринку, то есть уезжал почти последним. Поспал,

пообедал с друзьями, полетел в Москву в хорошем настроении, а через неделю скандал. С утра звонок — смотрите и любуйтесь. Залез в Интернет, а там эта лажа — целуюсь и обнимаюсь с той самой девушкой, с которой разговаривал. Я просто обалдел. Точнее, охренел! Смотрю на это безобразие и не верю собственным глазам. Всей этой сцены я не помню — абсолютно! Как в «Иронии судьбы»: «Ну а как вас в самолет сажали, вы должны помнить?» — «Должен помнить, но… я не помню». И ведь это просто мистика какая-то! Уже третий раз в Юрмале со мной приключаются неприятные истории, и каждый раз — на финальной тусовке. Проклятое место, что ли? Но, с другой стороны, ни с кем, кроме меня, там ничего подобного не случается… Лет семь назад я заснул на скамейке рядом с этим клубом, и меня засняли журналисты. Через пару лет там же подрался. И вот теперь эта история.

Как будто в финале фестиваля мне обязательно надо как-то отличиться!

Но в свое оправдание скажу: представьте, какой известный человек в здравом уме в разгар вечеринки выйдет в ярко освещенный холл клуба, где вокруг полно народу — посетители, секьюрити, журналисты, — и начнет делать что-то непристойное?! Либо это нарочитый эпатаж, либо человек находился в полной отключке — как я…

Представляю, как обалдела журналистка, на глазах у которой разыгралась эта сцена и которая все это сняла. Да, такая профессиональная удача бывает редко! Она, наверное, была счастлива поглазеть на «такого Агутина», просто пик карьеры.

— Вы не пытались как-то остановить этот скандал?

— Я не стал звонить в издание, на сайте которого было размещено видео… Не стал оправдываться, не давал комментариев, не ходил на ток-шоу, хотя меня звали сто раз. А что тут выяснять? Что ни говори, в любом случае сам виноват. Да и не такой уж я «майкл джексон», чтобы всем была жутко интересна моя личная жизнь. Еще не хватало мне пиариться на том, как я сам облажался! Меня волновали тогда только чувства моих близких людей и тех поклонников, кто действительно следит за моим творчеством. Вот перед этими людьми мне было страшно неудобно. И это навсегда.

— Не пытались прояснить ситуацию с вашей «видеопартнершей»?

— Нет. Она же чужой, посторонний мне человек, с которым меня ничего не связывает.

— Что же Анжелика сказала вам?

— Ну а как вы думаете? Ничего хорошего. Я, конечно, хотел объяснить, что это был скорее несчастный случай, стечение обстоятельств. Но по горячим следам поговорить не удалось. Говорила в основном Анжелика, и очень эмоционально. Я выслушал все, что должен был выслушать. Она собрала вещи и уехала.

— Куда, если не секрет?

— Я думаю, к маме. Надеюсь, что к маме… Женщины обычно вроде так поступают в подобных ситуациях.

— То есть ваши отношения в этот момент были на грани разрыва?

— Я думал именно так. Моя жена, видимо, тоже. Манечка хорошо знает, что она для меня значит, и все это было

очень тяжело. Я звонил ей, но она не брала трубку. А через день мы увиделись — на концерте. Маня демонстративно молчит, как будто в упор меня не видит. Я тоже. Понимаю, что говорить в такой ситуации — глупо. Что тут скажешь?! А сердце просто разрывается от тоски и чувства вины. И вот в таком состоянии мы выходим на сцену и поем песни о любви… Отработали концерт, молча прошли в гримерку, переоделись и вновь разъехались в разные стороны. На следующий день — концерт в Питере. Номера в гостинице у нас были напротив. Она постучала и зашла. Я такого не помню за 14 лет совместной жизни, видно, она понимала, что я сам не зайду, слишком уж виноват. Мы сидели на диване, плакали и чувствовали себя… счастливыми. Нам было так отчетливо ясно, что никуда мы друг от друга не денемся.



Крынiца: 7 Дней
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Деятельность 47 интернет-магазинов пресечена в январе-сентябре за незаконный оборот наркотиков

Белорусские правоохранители в январе-сентябре 2017 года пресекли деятельность 47 интернет-магазинов, распространявших наркотики.
19 кастрычнiка 2017

В Харькове внедорожник врезался в толпу пешеходов: погибли шесть человек

Внедорожник въехал в толпу пешеходов на улице Сумской в центре Харькова. Об этом сообщили в пресс-службе полиции Харьковской области.
17 кастрычнiка 2017

Расследаванне гібелі вайскоўца ў Печах: 8 крымінальных спраў, некалькі чалавек затрымана

17 кастрычніка Следчы камітэт паведаміў дэталі следства па справе гібелі Аляксандра Коржыча.