Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

Недавно в ряде государственных СМИ были проанонсированы возможные изменения в законодательстве о трудовых пенсиях.
14:15 20 снежня 2011
169
Памер шрыфта

В  отправном обосновании к ним отмечено: «…доля пенсионеров в общей численности населения нашей страны к 2030 году достигнет тридцати процентов. В то же время количество трудоспособных белорусов сократится практически на миллион. В результате мы придем к ситуации, когда плательщиков пенсионных взносов станет меньше, а пожилых людей, между которыми распределяются эти средства, больше. Понятно, что в таких условиях возрастет нагрузка на всю пенсионную систему и даже могут возникнуть проблемы с обеспечением выплат».

Действительно, демографический прогноз страны весьма неблагоприятный. Отечественные демографы и экономисты не без оснований высказывают серьезные опасения за будущее пенсионной системы. Является очевидным, что чем дальше, тем сложнее будет сохранять нынешний уровень пенсий, не говоря уже о его повышении. Тем более в условиях негативного влияния мировых экономических и финансовых кризисов, медленной модернизации экономики страны и, как следствие, — низкой производительности труда. При этом следует отметить, что уже сегодня в Беларуси нагрузка на экономику в виде взносов работодателей на пенсионное страхование (составная часть себестоимости товаров и услуг) одна из самых высоких.

Проблемы демографического порядка, как известно, свойственны не только нашей стране, но и подавляющему большинству других государств, включая экономически развитые. Однако там в отличие от Беларуси своевременно реализованы либо реализуются эффективные меры по предотвращению проблем в пенсионном финансировании как на текущий период, так и на перспективу. Прежде всего, посредством программ повышения пенсионного возраста — уже сегодня в развитых странах он выше на 5—12 лет у женщин и на 5—7 лет у мужчин. Это позволяет убить двух зайцев: сохранять оптимальной пенсионную нагрузку и обеспечивать своим гражданам пенсии в старости, соразмерные с их страховым стажем и заработком.

 В связи с этим зададимся вопросом: адекватны ли нарастающей в нашей стране демографической угрозе предполагаемые изменения в пенсионном законодательстве? На мой взгляд, они ей не соответствуют и должного эффекта не дадут. Остановлюсь лишь на одном из них.

 

Невостребованный стимул

Основным из намечаемых изменений является корректировка норм, предусматривающих стимулирование более позднего выхода на пенсию. Оно рассматривается как альтернатива повышению пенсионного возраста и формулируется примерно так: «прогрессивное увеличение пенсии по возрасту за стаж, отработанный после возникновения права на нее (при условии неполучения пенсии в период работы после достижения пенсионного возраста)».

Напомню: в Законе Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении» есть статья 23-1 (введена в действие с 1.09.1998 г.). Она предусматривает увеличение пенсии по возрасту на 1 процент заработка за каждые два полных месяца работы после достижения 55/60 лет без получения пенсии. Этот стимул предполагается усилить. В качестве одного из вариантов обнародована такая прогрессия: бонус за каждые два месяца работы в течение первого года оставить прежним, за период работы в течение второго — повысить до 2, третьего и каждого последующего годов — до 3 процентов.

Казалось бы, схема выглядит заманчиво. Однако убежден: даже такой вариант повышения «премии» вряд ли пополнит ряды тех, кто будет отказываться от получения пенсии вместе с зарплатой. Подтверждение тому — тринадцатилетний период применения указанной выше статьи пенсионного закона. Увы, подавляющее большинство работающих пенсионеров предпочитает получать и пенсию, и зарплату. Проведенный в 2001 году анализ показал, что за первые три года действия статьи 23-1, несмотря на разъяснительную работу, повышенная пенсия в связи с ее неполучением в период работы была назначена чуть больше чем тысяче человек (меньше 1 процента всех граждан, которым в 1998—2001 годах назначена пенсия по возрасту). При этом впечатлило другое: в числе граждан, получивших в указанный период повышенную пенсию, было немало тех, кто приобрел право на пенсию задолго до введения статьи 23-1, но не оформлял ее. За пенсией они не обращались, предпочитая продолжать работу и тем самым не давать повода нанимателям считать их пенсионерами и отправлять на «заслуженный» отдых. То есть для них было важнее оставаться «в строю». В качестве «рекордсменки» оказалась женщина из Гродно, обратившаяся за пенсией по возрасту через 19 с лишним лет. Кстати, ее пенсия вместе с бонусом составила сумму в три раза большую, чем она была бы в случае назначения и выплаты пенсии с момента приобретения на нее права.

Изменилось ли сегодня отношение наших соотечественников к  возможности «накопить» себе повышенную пенсию в соответствии со статьей 23-1? На этот вопрос работники ряда районных пенсионных служб г.Минска и столичной области ответили однозначно: нет. По их словам, такую возможность используют лишь единицы и то, как правило, в течение нескольких месяцев, недостающих до полного года стажа. Как выразилась одна из сотрудниц пенсионной службы Минского района, наши граждане спешат стать пенсионерами, чтобы иметь дополнительный к зарплате источник дохода, исходя из соображения «лучше синица в руках, чем журавль в небе». Надо полагать, что во многом такая позиция сформировалась не без влияния инфляционных процессов.

 

Право на труд и право на пенсию

Известно, что Конституцией страны право на труд «как наиболее достойный способ самоутверждения человека» не ограничивается пенсионным возрастом. Сегодня продолжает трудиться каждый четвертый получатель трудовой пенсии, или более 600 тысяч человек (65 процентов из них женщины). Доля работающих пенсионеров в общей численности занятых в экономике составляет 13 процентов (не считая пенсионеров по линии силовых министерств и ведомств). При этом далеко не все они заняты на низкооплачиваемых рабочих местах. Многие, благодаря высокой квалификации, опыту и мастерству, ответственному отношению к делу, успешно конкурируют с молодыми работниками, даже продвигаются по службе. Польза здесь обоюдная — и для общества, и для самих пенсионеров. Посильный труд, как известно, повышает жизненный тонус человека и способствует активному долголетию: почти 20 процентов работающих пенсионеров старше 65 лет (больше половины из них женщины).

Однако у этого вопроса есть обратная сторона, суть которой  в том, что на выплаты работающим пенсионерам расходуется пятая часть пенсионного бюджета. Это не может не ограничивать возможности для более высоких пенсий тем, кто вынужден оставлять работу, чаще всего по формальной причине — истечение срока контракта в связи с достижением пенсионного возраста. Не секрет, что для многих — и женщин, и мужчин — прекращение работы в 55/60 лет является сильным стрессом как по причинам психологического характера, так и в связи с потерей дохода: при относительно высокой предпенсионной зарплате он падает в 3—4 раза. Ведь далеко не каждый в состоянии смириться с резко изменившимся материальным положением и новым социальным статусом. Это относится прежде всего к мужчинам, как правило, главным добытчикам в семье. Не потому ли, как свидетельствует демографическая статистика, именно на первые годы после выхода на пенсию приходится всплеск смертности среди представителей сильного пола? Да и большинство женщин болезненно переживают списание их в разряд нетрудоспособных. К слову, уже упоминавшаяся гродненчанка (она была одинокой) на пенсии, к сожалению, прожила немногим более года.  

Относительно права на пенсию статья 47 Конституции гласит: «Гражданам Республики Беларусь гарантируется право на социальное обеспечение в старости, в случае болезни, инвалидности…» То есть Основной закон страны, исходя из страховой сущности трудовой пенсии, определяет право на нее утратой дохода по указанным основаниям. Отсюда возникает вопрос: разве нынешний пенсионный возраст — это старость, ограничивающая способность к труду?  Конечно же нет! По свидетельствам геронтологов, старение как фактор снижения функциональных резервов организма проявляется, как правило, после 65—67 лет, да и то далеко не у каждого человека в одинаковой мере (об основных причинах преждевременного старения и ранней смерти сказано дальше).

Закономерен еще один вопрос. Правильно ли, когда средства пенсионного страхования распределяются практически по равным меркам, как «молодым» пенсионерам по возрасту, продолжающим работу без потери трудового дохода, так и тем, кто вынужден оставить работу и жить лишь на небольшую пенсию? Если исходить из смысла конституционного положения, которое гласит, что «каждый имеет право на достойный уровень жизни», а также сущности государственного социального (пенсионного) страхования (замещение утраченного заработка), то назначение и выплата пенсии 55/60-летним работникам вдобавок к приличному заработку представляется не только нерациональной, но и неправомерной. Прежде всего потому, что такая щедрость пенсионной системы оборачивается скупостью к нетрудоспособным. Ведь жизнь на пенсии — тоже жизнь и довольно продолжительная: согласно статистике, у наших сограждан, достигающих пенсионного возраста, оставшаяся продолжительность жизни, а значит и период получения пенсии, в среднем составляет для женщин 24,6 года, для мужчин — 14,2 года. Уместно отметить, что в связи с более ранним наделением наших граждан статусом пенсионера общий (для обоих полов) среднестатистический период получения пенсии по возрасту в Беларуси (свыше 20 лет, с сохраняющейся тенденцией роста) больше, чем в развитых странах. А ведь именно этот показатель является основным инструментом расчета пенсионной нагрузки на экономику, а значит, и уровня пенсий. То есть чем дольше пенсионный период, тем больше средств требуется для финансирования пенсий.

 

Как достичь достойных пенсий?

В отличие от развитых и других стран, пенсионная система Беларуси остается в числе единичных, которые дают «слишком многим, слишком рано и слишком мало». Вряд ли можно оспорить такую оценку, которую дали международные эксперты еще в середине 90-х годов. Как результат, многие наши граждане вместо права на достойный уровень жизни в старости приобретают право на раннюю бедность. Необходимость принятия адекватных мер по обеспечению нетрудоспособных, тем более в связи с неблагоприятной демографической перспективой, является очевидной. Выбор путей решения этой проблемы, как свидетельствует мировой опыт, ограничен: как правило, либо увеличение тарифа взносов (или бюджетных дотаций), либо изменения в параметрах пенсионной системы (повышение пенсионного возраста, рационализация выплаты пенсий продолжающим оплачиваемую работу и т. д.).

Увеличение и без того высокого тарифа взносов на пенсионное страхование исключается, поскольку такой шаг не будет способствовать экономическому росту, а значит, и решению задачи повышения уровня благосостояния всех членов общества, включая пенсионеров. Один из  реальных путей — осуществление эффективных параметрических изменений. При этом надо отметить, что из постсоветских государств практически только в Беларуси и России откладывается принятие назревших решений в пенсионном деле, и в частности, повышение возраста выхода на пенсию. Правда, судя по всему, соответствующие предложения у наших союзников находятся под спудом. Так, заместитель министра финансов Российской Федерации Сергей Шаталов, говоря о неизбежности повышения пенсионного возраста, совсем недавно заявил: «…мы никуда не денемся от решения этого непростого вопроса…», отметив, что делаться это будет постепенно, поэтапно: «Будем добавлять по полгода, может быть, по трети года ежегодно и определим на это лет 15, чтобы выйти на уровень 65 лет для выхода на пенсию».

Надо сказать, заявленная для России схема согласуется с программами, реализованными в развитых и других государствах. Частично такая программа реализована у наших соседей — в Литве. Свое первое решение о повышении возрастных критериев дальновидные литовские политики приняли еще в 1994 году: с 1995 года возраст выхода на пенсию ежегодно увеличивался для женщин на 4, для мужчин — на 2 месяца. С 1 января 2009 года он составляет соответственно 60 и 62,5 года. Однако уже в текущем году принят закон о втором этапе ежегодного повышения возрастного ценза (на 4 и 2 месяца): с 2012-го по 2026 год исходя из принципов гендерного равенства он будет доведен до единого критерия — 65 лет. К слову, в октябре этого года средняя пенсия в Литве составляла 800 литов (в эквиваленте — порядка 2,8 млн белорусских рублей).

Нельзя не отметить, что и в нашей стране в свое время вносились соответствующие предложения. Так, в первом пакете законопроектов, разработанных в 2001 году при содействии ПРООН и МОТ, предусматривалось ежегодное повышение пенсионного возраста на 6 месяцев для женщин и на 3 месяца для мужчин, с доведением в течение десяти лет, соответственно, до 60 и 62,5 года. Во втором варианте, вносившемся на рассмотрение в 2003 году, предлагалось повысить возрастные критерии сразу на 5 лет для женщин и на 2 года для мужчин. При этом предусматривалась возможность досрочного выхода на пенсию — в любое время после достижения 55/60 лет. Воспользоваться таким правом можно было бы при двух условиях: наличии не менее 30 лет страхового стажа и оставлении работы. То есть работник сам принимал бы решение: оставить работу раньше достижения повышенного пенсионного возраста, но с меньшей пенсией или продолжать работу и получить пенсию позднее, но в большем размере. И первый, а затем и второй варианты были одобрены правительством, но не поддержаны в следующей инстанции законотворческого процесса.

 

Альтернативы повышению пенсионного возраста нет

Вернемся в сегодняшний день, к основному из намечаемых изменений («прогрессивное увеличение пенсии по возрасту… при условии неполучения пенсии в период работы…»). Как уже отмечалось, оно не даст ни сколько-нибудь заметного социального, ни экономического эффекта. При этом у него как минимум два существенных недостатка. Во-первых, достижение 55/60-летнего возраста по-прежнему будет основанием для истечения срока контракта и прекращения с работником трудовых отношений вне зависимости от его желания продолжать работу (как с получением пенсии, так и без обращения за ней). То есть прежде всего от нанимателя, а не работника, будет зависеть решение этого вопроса. Во-вторых, введение повышенного бонуса, даже при его очевидной невостребованности, по сути, — мера, противоположная директивному увеличению возрастных критериев. Без должного эффекта, она к тому же надолго законсервирует принятие программы их повышения как самого эффективного и, надо прямо сказать, судьбоносного для нашей пенсионной системы шага, способного сохранить ее финансовую стабильность и обеспечить приемлемый уровень пенсий. По оценке, увеличение пенсионного возраста на 1 год дает экономию до 5—7 процентов целевых средств (в зависимости от численности соответствующей возрастной когорты), предназначенных для финансирования пенсий по старости. За счет такой экономии можно было бы отойти от нынешней уравнительности и усилить дифференциацию в выплатах нетрудоспособным пенсионерам, то есть установить большую степень зависимости размеров пенсий от страхового стажа и заработка

И если в России, более богатом ресурсами государстве, по словам ответственных чиновников (и экспертов), без повышения пенсионного возраста не обойтись, то в Беларуси такой шаг тем более необходим. И чем скорее он будет сделан, тем лучше. При этом наряду с вариантом, высказанным Сергеем Шаталовым, следует рассматривать и обсуждать  другие варианты и, в частности, — одномоментное увеличение возрастных критериев с возможностью досрочного выхода на пенсию для желающих оставить работу. Некоторые плюсы такого шага отмечены выше. К сказанному добавлю следующее.

В 90-х годах автору этих строк довелось побывать на обучающих семинарах по организации социального (пенсионного) страхования в Германии, Швеции и в других странах, а также пообщаться с потенциальными и состоявшимися пенсионерами. Возраст выхода на пенсию по старости в названных странах в те годы составлял 65 лет (в Германии в период с 2012-го по 2029 год он будет постепенно повышен до 67 лет) с возможностью досрочного получения неполной пенсии начиная с 60 лет. В беседах с будущими шведскими пенсионерами был впечатлен их ответами на вопрос: намерены ли они использовать возможность выхода на пенсию раньше 65 лет? Ни один из собеседников, даже полицейский, у которого такой же возрастной порог, не ответил утвердительно. Суть доводов сводилась к следующему: зачем торопиться стать пенсионером, тем более что каждый год досрочного назначения пенсии влечет за собой уменьшение ее размера на 5 процентов? (Если мне не изменяет память, в Германии такая «скидка» составляла 3,6 процента.) Хотя, по словам собеседников, некоторые их сограждане в силу определенных обстоятельств (семейных либо связанных со спецификой работы и других) такую возможность используют.

Как видим, и в Беларуси, и в других странах многие, даже 65-летние, пенсионеры не спешат оставлять работу по своей инициативе. Этот факт  доктор медицинских наук, профессор Владимир Сытый оценивает так: «…чем дольше человек сохраняет трудоспособность, тем дольше он живет. Иначе говоря, профессиональное долголетие определяет долголетие вообще. И в этом смысле повышение пенсионного возраста — дополнительный фактор увеличения продолжительности жизни» («СБ Беларусь сегодня», 13.01.2011 г.). Вторит ему главный научный сотрудник отдела демографии и человеческого развития Института экономики НАН Беларуси, доктор социологических наук, профессор Людмила Шахотько: «Пенсионный возраст, безусловно, надо повышать… белорусы стареют… этот процесс идет даже быстрее, чем показывала текущая отчетность…», отмечая при этом, что «…современных женщин в 55 лет пенсионерами называть неприлично». А этот акцент, по сути, — упрек известного ученого в дискриминации белорусских женщин, особенно в случаях, когда в таком возрасте их в принудительном порядке отправляют на пенсию. В связи с этим не могу не покаяться (был причастен), что в нашем пенсионном законе вместо термина «пенсия по старости» содержится термин «пенсия по возрасту», что не согласуется ни с установками МОТ, ни с мировой практикой, ни с принципами социального страхования, ни с Конституцией страны. Во всяком случае многое сегодня было бы более понятным, как  гражданам, так и политикам. Но, с другой стороны, называть 55-летних женщин пенсионерами по старости тем более было бы оскорбительным.

Рано умирают — сами виноваты

Итак, если не на словах, а на деле озаботиться будущим пенсионной системы страны, то медлить с принятием адекватных мер уже нельзя. Ведь в отличие от планируемых поправок повышение пенсионного возраста не самоцель, а настоятельная необходимость. Об упускаемой возможности по примеру других государств убить двух зайцев сказано в начале статьи. Какие же аргументы (кроме возможного личного интереса) у противников приближения возрастных критериев собственно к старости? Довод, можно сказать, единственный и избитый: «мужчины не доживают до пенсии». Действительно, продолжительность жизни у женщин больше. Так, показатель средней продолжительности жизни при рождении (определяется продолжительностью жизни всех умерших, включая младенцев) за 2010 год составил для женщин 76,5 года, для мужчин — 64,6 (за 2001 год соответственно 74,5 и 62,8). Разница, как видим, почти 12 лет — с тенденцией роста как женского показателя, так и мужского. О другом важном для пенсионной системы показателе — средней продолжительности жизни у женщин и мужчин, достигших пенсионного возраста, сказано выше (24,6 и 14,2 года). О чем говорят эти данные? Прежде всего об обоснованности выравнивания возрастных критериев в праве на пенсию в  других странах (у нас, к примеру, гендерный подход присутствует в виде одинакового предельного возраста пребывания на госслужбе (65 лет).

Что же касается причин меньшей продолжительности жизни у мужчин, то наряду с биологическими и генетическими различиями они кроются прежде всего в социальных факторах и, в частности, в образе жизни. Доказано, что львиная доля случаев преждевременного старения и смерти представителей сильного пола — следствие неправильного образа жизни и вредных привычек (несбалансированное питание, алкоголизм, курение, наркомания, склонность к необоснованным рискам и т.д.). Так, по свидетельствам медиков, злоупотребление алкоголем в среднем сокращает жизнь на 20—22 года. При этом благодаря доступности спиртного (как по цене, так и по размаху сети реализации) масштабы алкоголизации в стране ширятся. В том числе за счет части молодежи, включая несовершеннолетних, пристрастившейся к пиву. Известно, что излишнее употребление этого, казалось бы, безобидного напитка поражает сердце, сосуды, почки, сказывается на психике. К тому же увлечение пивом со временем перерастает в тягу к более крепким напиткам. Еще одна причина медленного самоубийства — курение, сокращающее жизнь в среднем на 8—9 лет. Подумать только: от причин, связанных с этой пагубной привычкой (более 50 процентов мужчин курит), ежегодно умирает свыше 15 тысяч человек, в основном мужчины. А ведь вредные привычки чаще всего сочетаются…

Еще одна реальность. Из года в год в статистике смертности в трудоспособном возрасте на первом месте так называемые внешние причины: несчастные случаи, в том числе ДТП, самоубийства, случайные отравления алкоголем; случайные утопления и т.д. За 2009 год от этих причин погибло 13.896 человек (в трудоспособном возрасте — 9911), среди них немало детей, гибнущих при ночных пожарах вследствие курения в постели нетрезвых родителей, на дорогах по вине пьяных водителей и при других обстоятельствах. Возьмем, к примеру, данные ОСВОДа. За последние десять лет при купании, рыбной ловле, в бытовых условиях (ванны, бассейны и т.д.) утонуло более 11 тысяч человек (в основном мужского пола), в том числе 900 детей. Причем все трагедии на воде в основном происходят опять-таки из-за злоупотребления алкоголем, а также собственного безрассудства, недосмотра родителей и т.п. Следует также отметить, что в стране свыше 370 тысяч получателей трудовых пенсий по инвалидности и по случаю потери кормильца. Зачастую соответствующий страховой случай (инвалидность, смерть кормильца) также является следствием неправильного образа жизни или поведения. В итоге — пенсионная система рано теряет плательщиков взносов, а взамен чаще всего приобретает получателей пенсий по инвалидности либо в связи с потерей кормильца (как правило, на детей). Сегодня на выплату таких пенсий идет более 300 млрд рублей в месяц.

Исходя из изложенного позволю себе несколько риторических вопросов. Как долго пенсионная система страны будет заложницей сложившихся стереотипов и заблуждений, касающихся продолжительности жизни, в частности, у мужчин? Откуда быть иной статистике продолжительности жизни у белорусских мужчин, если для многих из них игнорирование здорового образа жизни является нормой, если благодаря их «вкладу» Беларусь находится в первой десятке самых пьющих стран мира? (По данным ВОЗ, на каждого жителя нашей страны приходится свыше 15 литров алкоголя при среднем мировом показателе — 6,1 литра.) Должно ли государство быть собесом для 55/60-летних получателей пенсий, продолжающих работать с достаточно высокой зарплатой? Когда в обществе наступит понимание того, что сторонники сохранения статус-кво в возрастных критериях являются противниками достойных пенсий тем, кто отработал свое и живет, как правило, лишь на скромную пенсию? (Неработающих пенсионеров у нас более 1,8 млн.

В заключение приведу слова главного научного сотрудника Института экономики НАН Беларуси, доктора экономических наук, профессора Андрея Ракова: «Проблема повышения пенсионного возраста носит и экономический, и социальный, и политический характер. И если этот вопрос не выносится у нас на обсуждение, то только по причине трусости и недальновидности политиков и парламентариев. Пенсионный возраст надо поднимать обязательно… Думаю, политики напрасно боятся, что «народ не поймет» решения повысить возраст выхода на пенсию». Нельзя не согласиться с суждениями недавно ушедшего из жизни видного белорусского ученого-демографа. Действительно, если будут подготовлены взвешенные, проверенные мировым опытом прогрессивные решения, связанные с повышением возрастных критериев, и соответствующие обоснования к ним, то общество в состоянии разобраться в благих целях их принятия.

Аўтар: Геннадий БЕСПАЛОВ 
Крынiца: Народная Воля
Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

Вялікія рэформы ЖКГ?

На гэтым тыдні ўрад актыўна абмяркоўвае колькі і як насельніцтва павінна аплочваць паслугі жыллёва-камунальнай гаспадаркі.

Беларусь рассчитывает по итогам 2017 года достичь товарооборота с Турцией в $1 млрд

Беларусь рассчитывает по итогам 2017 года достичь товарооборота с Турцией в $1 млрд. Об этом заявил премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков 18 октября на встрече с турецкой делегацией во главе с минис
18 кастрычнiка 2017

Регионы озвучили ставки единого налога за деятельность, под которую не нужно открывать ИП

Напомним, что в Беларуси расширили список видов деятельности, для занятия которыми физлицам не нужно регистрироваться в качестве индивидуальных предпринимателей. Изменения приняты президентским указом