Анлайн-дадатак да газеты
"Народная Воля"

В сборной Беларуси по футболу появился новый «главком» -- Георгий КОНДРАТЬЕВ, который болельщикам известен не только как тренер молодежной сборной, завоевавшей «бронзу» на чемпионате Европы, но и памятен по выступлению за минское «Динамо» в славные 1980-е.
9:45 13 снежня 2011
49
Памер шрыфта

…Мы беседуем в центре Минска в кафе «Амстердам». О белорусском футболе, журналистах, семье… Что особенно импонирует — Георгий Петрович не лицемерит. Говорит так, как есть. Чужим умом не живет.

«В детстве по 10—15 копеек сбрасывались, чтобы купить мяч…»

— Я ведь сам в деревне родился, в Толочинском районе, — начинает он. — Мяч гонял, наверное, уже с двух лет. Играли рваными, резиновыми, какие находили. А со шнуровкой мяч — это уже вообще было за счастье. Сбрасывались по 10—15 копеек, покупали… Деревня у нас была довольно большая, подростков хватало. Летом — в футбол, зимой — в хоккей. Но серьезно футболом начал заниматься в Витебске, когда поступил в техникум физической культуры. После 8-ми классов туда отправился. Затем были школа подготовки при витебской «Двине», «Двина», «Переправа», минское «Динамо»…

— Кумиры в детстве были?

— Я тогда болел за московское «Торпедо», нравилась игра Михаила Гершковича.

— Сложно было переходить из детско-юношеского футбола во взрослый?

— Да я как-то рано повзрослел — как-никак, уже в 15 лет из дома уехал от родителей. Жил в общежитии, жизнь сама меня учила премудростям. Мама работала в колхозе, зарабатывая копейки, батя — механизатором. Откуда у них деньги? Понимал, что родители мне не помощники, и в 18 лет уже сам им помогал. 30 рублей стипендии, талоны на питание давали.

— А первую зарплату помните?

— В “Двине” 60 рублей заплатили. Я тогда в “основе” играл, хотя полгода получал стажерскую ставку. Но все равно — это были для меня большие деньги — 60 рублей плюс 30 стипендии. А после техникума и вовсе перевели на 160 рэ в месяц. Позже в “Переправе” стал лучшим нападающим, начали зазывать в другие клубы. Днепропетровский “Днепр” приглашал, московское “Торпедо”. Но… Геннадий Брониславович Абрамович предложил вариант минского «Динамо», и в начале 1980 года я оказался в этой команде. Да мне, честно говоря, никуда и не хотелось уезжать из Беларуси.

«Раньше на матчи «Динамо» болельщики на мотоциклах из Витебской области приезжали…»

— Как приняли в «Динамо»?

— Хлебосольно. Юрий Пудышев тут же потребовал сделать «вливание в коллектив», что, собственно говоря, с первой зарплаты и было сделано.

— А Эдуард Малофеев за такие «вливания в коллектив» не наказывал?

— Так ведь мы старались делать так, чтобы он не замечал. Да и не злоупотребляли особо. У нас вообще каждое утро давление врач проверял, Васильевич сильно ругался, когда оно зашкаливало. Это сказки, что мы чуть ли не каждый день пьяные ходили. Если бы пили, то при тех нагрузках просто умерли бы. Вот у Сашки Прокопенко была болезнь, и этого никто не скрывал. Он сам все знал, боролся с этим. Жена боролась, друзья, близкие… Но, как говорят, тяжело «зеленого змия» победить. Это несчастье человеческое, хотя Саша был, конечно, талантище, любимец публики. Такие редко рождаются.

— Болельщики времен минского «Динамо» 1982 года отличаются от нынешних?

— Не думаю, мне кажется, что болельщики всегда одинаковые. Хорошо играешь — хвалят, плохо — ругают. Тогда ведь нас тоже хаяли любители футбола, и еще как! Обсвистывали так, что, по рассказам жены, на трибуне невозможно было находиться. Такое слышала в адрес мужа или команды, что мама не горюй!

— Но раньше билетик на матч с участием «Динамо» было не достать. А сейчас случается, что на игры первенства Беларуси по 500 человек приходит…

— Так раньше «Динамо» — это была гордость республики, чемпионат Союза сильный был. Интерес огромный! Один мой земляк из Витебской области в Минск на все матчи на мотоцикле приезжал. Бросал работу в колхозе — и приезжал. Предприятия на футбол целые автобусы заказывали. А когда начали в еврокубках играть — вообще аншлаги! Но сейчас другое время. Как мне кажется, люди думают больше не о том, как на футбол сходить, а на чем сэкономить. Билеты, может быть, и не такие дорогие, но для простого человека и это деньги. Да и нельзя сравнивать чемпионат Беларуси и первенство СССР. Какие раньше команды были, какие мастера! Хотя мы же видим, что и сегодня народ ходит на футбол, если матч интересный. Болельщик не перевелся, но с ним работать надо. Для маркетинговых служб в этом плане — непочатый край работы. Пускай с БАТЭ пример берут. В маленьком городке на стадион приходит по 4,5—5 тысяч человек — хороший показатель для районного центра. Другое дело, что это, скорее, исключение, чем правило. Кто пойдет смотреть скучные матчи? Вот лично мне, например, очень обидно, что в родном Витебске футбол в таком упадке. Команда в очередной раз «вылетела» из высшей лиги — и никому дела нет.

Печальные реалии

— Это вообще позор, когда два клуба из областных центров — Витебска и Могилева — опускаются на дно!

— Еще какой позор! И в первую очередь должно быть стыдно областным руководителям. Я в свое время, когда работал с витебской командой, сам оказался в таком положении. После первого круга мы шли на восьмом месте. В составе — 11 дееспособных человек. Всё! Никакой скамейки запасных. Прошу: «Давайте пригласим 3—4 человека». — «Нет денег». — «Вылетим из высшей лиги». — «Продержимся». Печальный результат тогда известен, а сейчас история просто повторилась.

— Кризис, говорят…

— А что, другие команды живут в особых условиях? Все же в одинаковом положении. Другое дело, какое отношение руководства. Помнится, был такой футболист Валера Дробышевский, который тоже в Витебске играл. Так ему лет десять там квартиру обещали. Под памятником Ленина клялись, что дадут жилье, которое, конечно, так никто и не дал. Дробышевский уехал в Минск, где сейчас и работает тренером. Сколько себя помню, никогда в Витебске не создавали условий для футбола. Может быть, там вообще не нужна команда? Так сказали бы открытым текстом, это было бы честнее. Не мучайтесь — распустите всех. Но закрывать не хотят. А я вот сейчас узнаю, что 15 или 16 человек уходят из команды.

— А где славные традиции минского «Динамо»? И вообще, можете сравнить «Динамо» 30-летней давности и то, которое видим сейчас?

— По уровню мастерства сравнение будет не в пользу нынешних футболистов. Раньше в «Динамо» было попасть сложно. Отбор — просто сумасшедший! Я, когда подписал контракт с «Динамо», выбегал с выброшенной вверх рукой, как Пеле после забитого гола! Это была цель всей жизни — попасть в такую команду. А сейчас? Даже эмоций у футболистов нет. И, думаю, это не вина ребят, а беда, что они сегодня слишком легко попадают в «Динамо». Каждый год команда омолаживается, такая чехарда результата не принесет. Сейчас не отбор, а набор.

— Чехарда в «Динамо» ведь не только с футболистами, но и с тренерами…

— Не хочется влезать в чужую кухню, но, наверное, уже всем очевидно, что это тоже неправильно. Почему руководство клуба не меняет свое отношение, не знаю. Но результаты говорят о многом. Да и ребятам сложно. Только привыкли к одному тренеру, как его сразу же в отставку. Один тренер одну тактику навязывает, другой — совершенно противоположную…

— А как вы относитесь к тому, что зарубежные спортсмены стали принимать белорусское гражданство?

— В принципе, такое практикуется во всем мире. За ту же сборную Германии выступают и турки, и поляки… Это нормально, но все должно иметь свои пределы. Массовая натурализация спортсменов, на мой взгляд, не нужна. На пользу белорусскому спорту это точно не идет.

Былое и думы

— Если говорить о выступлении национальной сборной, были ли у нас шансы выйти хотя бы в плей-офф чемпионата Европы?

— Конечно, были. Мы у фаворитов — французов — четыре очка взяли, остальное должно было стать делом техники. Но, видимо, где-то недоработали и футболисты, и тренерский штаб. Ответственность должны разделить пятьдесят на пятьдесят, хотя все шишки в основном посыпались на Бернда Штанге. Извините, ребята, но это не Штанге на поле бегал. От тренера далеко не все зависит. Он может дать направление, настроить на игру, но, если у человека нет внутренней ответственности, ни один тренер его не заведет.

— Несмотря на то что олимпийская сборная под вашим руководством попала на Игры-2012, завоевала «бронзу» на первенстве Европы, вам тоже за игру команды досталось от журналистов…

— Да ради Бога, пускай критикуют! Каждый человек по-разному относится ко мне — кто-то с симпатией, кто-то терпеть Кондратьева не может. Я спокойно к этому отношусь и ни на кого не обижаюсь. Другое дело, что иногда что-то читаешь и просто становится смешно. А иногда — грустно. Помните, какая началась травля Юрия Курненина после того, как его «молодежка», по мнению некоторых «специалистов», неудачно выступила на чемпионате Европы? Вот за Юру мне обидно до слез! Этот негатив, скажу честно, и спровоцировал то, что человека не стало. Юра очень болезненно воспринимал критику, сильно переживал, мне звонил несколько раз. Я ему: «Да не слушай ты никого, успокойся…» Не успокоился. И, знаете, некоторым людям после тех событий я никогда руки не подам. Для меня они просто перестали существовать. Не то что я им буду мстить, просто они мне неприятны.

— Георгий Петрович, а сами вы вспоминаете чемпионат Европы?

— Почти все забыл, кроме полуфинального матча с испанцами. Я его буду помнить, наверное, до конца своих дней. Умирать буду — вспомню. Обидно проиграли, что-то я не так сделал… Но даже пересмотреть видеозапись матча не решаюсь — может быть, через год это сделаю. Да и сейчас голова занята уже будущими планами. Прошлое — это история.

— Готовы к тому, что в случае неудачи сборных на вас могут вылить ушат грязи?

— Конечно, готов. Но надо сделать все, чтобы этого не допустить, нужно сыграть удачно. Не стану скрывать, что на той же Олимпиаде фаворитами мы не будем. Есть сильные команды Англии, Испании, Бразилии… Но при удачном стечении обстоятельств все может сложиться в нашу пользу. Если подфартит с жеребьевкой, не будет травм… Как карта ляжет. Но надо стремиться к максимальному результату.

— Как воспитываете, настраиваете футболистов?

— По-разному — кнутом и пряником. Есть игроки, на которых вообще нельзя повышать голос, некоторые, если на них не прикрикнешь, стараться не будут. Разные люди, разные характеры. Нужен комбинированный подход.

— А что, на ваш взгляд, для футболиста больший стимул — патриотизм или материальная сторона?

— Во всяком случае на чемпионате Европы о деньгах думали меньше всего. Я видел это по ребятам, хотя, конечно, каждому в душу не заглянешь. Но никто не задавал вопросов типа: «Сколько я получу, если мы победим?» Правда, накануне игры с испанцами заместитель председателя Федерации футбола Сергей Сафарьян сам объявил команде сумму призовых. Но хочу уточнить, что ребята получили не бюджетные деньги, а именно Федерации, заработанные. Только за участие в финале чемпионата дали 300 тысяч евро.

Не только о футболе

— Болельщики узнают на улице?

— Иногда узнают, спрашивают что-то о команде. Больше стали узнавать после того, как сборная вышла на Олимпиаду.

— Семья у вас какая?

— Жена, дочка, внучка, две собаки и кошка. С супругой познакомился, когда еще играл в “Динамо” в “золотом” для команды 1982 году. Она пришла с моим другом и своей подругой на футбол. А мы тогда с донецким «Шахтером» играли. 3:0 выиграли, я два мяча забил. После игры поехали в центр «Юность» на Минском море, там дискотека неплохая была. Так и познакомились.

— Будущая жена оценила ваши бомбардирские качества?

— Вряд ли. Она и сейчас-то слабо в футболе разбирается, хотя какие-то газетные вырезки собирает. Еще когда я играл, теща начала статьи архивировать, а супруга это дело подхватила.

— На семье кризис сказался?

— Сказался, конечно, посмотрите, какие цены. Сам я машину не вожу, у нас жена — автомобилист, но бензин же дорожает постоянно. Другое дело, что не сказал бы, что в кризис мы стали сильно себе в чем-то отказывать. Зарплата у меня не заоблачная, но, скажем так, нормальная. Может быть, жена что-то стала в магазине меньше покупать, но кушать от этого я хуже не стал.

— А сами приготовить можете?

— Запросто! Это дело я даже люблю, завтраки почти всегда готовлю сам. Знаете, общежитие — это не только отличная школа жизни, но и хорошая кулинарная школа. Так что могу приготовить практически все. Мясо жарю, супы варю…

— Где обычно отдыхаете?

— В белорусских санаториях. Вот и сейчас собираюсь в “Озерный” под Гродно, нужно немного подлечиться. Что-то сон в последнее время стал плохой….

— Курить бросайте.

— А я как раз и не курю уже вторую неделю. Правда, лечился от простуды, может быть, поэтому и не тянет.

— Это вас кто к сигаретам пристрастил?

— Сам. Приехал в Австрию играть, поселились в гостинице с Арвидасом Янонисом. Месяц жили без семьи. Арвидас закуривает, я тоже решил побаловаться. Одна тренировка в день, что делать? Сидишь в гостинице и пускаешь кольца. Так и привык. Но попробую бросить — ничего невозможного нет в этой жизни. И в жизни, и, наверное, в футболе…




Каб мець магчымасць прачытаць цікавыя і актуальныя артыкулы, купляйце PDF-версію газеты!
Хуткая аплата праз смс-сервіс

Чытайце таксама

16 кастрычнiка 2017

Дмитрий Манцевич: Олимпийские перспективы Александры Герасимени крайне туманны…

О прошлом и будущем белорусского плавания «Народной Воле» рассказывает бывший главный тренер сборной Беларуси Дмитрий Манцевич.
13 кастрычнiка 2017

Ці збіраецца Уладзімір Парфяновіч пераехаць з раённага цэнтра ў Мінск?

Трохразовы алімпійскі чэмпіён распавёў “Народнай Волі”, як яму працуецца дзіцячым трэнерам у Мастах.
13 кастрычнiка 2017

Арина Соболенко вышла в полуфинал теннисного турнира в Китае

Белорусская теннисистка Арина Соболенко (102-й номер мирового рейтинга) пробилась в полуфинал турнира в китайском Тяньцзине (призовой фонд - $426 тыс.).