Год назад лидер предпринимательской организации “Перспектива” Анатолий Шумченко отвечал на вопросы «Народной Воли». Тогда страна жила ожиданием перемен – ведь не за горами были президентские выборы. Ход кампании давал надежду, что 2011 год станет качественно иным для Беларуси. Визиты европейских чиновников и политиков, смелые выступления кандидатов, обещания экономической либерализации… Но затем наступило 19 декабря, аресты, тюремные сроки, закручивание гаек… В экономике — обвал рубля, дефицит самых необходимых товаров, отсутствие валюты и невообразимый рост цен.

И снова индикатором настроений людей выступают рынки. Индивидуальные предприниматели первыми ощутили на себе валютный кризис, и кто, как не покупатели, то есть все мы, увидели крах пресловутой экономической стабильности.

Сегодня Анатолий Шумченко делится размышлениями по поводу уходящего года и ближайшего будущего Беларуси.

 

— Анатолий, помнится прошлогоднее ваше заявление: мол, «Перспектива» и вы лично временно отказываетесь от участия в политической кампании. Как сейчас оцениваете свое тогдашнее решение?

— Я убедился в том, что был прав. Своим участием в президентской кампании мы бы внесли только еще большую сумятицу и разлад. Все видели, что достойные кандидаты на пост президента в стране есть. Сейчас, правда, некоторые из этих достойных людей сидят в тюрьме…

— Вы говорите “достойные люди”… Между тем есть мнение, что некоторые кандидаты, их соратники показали себя, мягко говоря, не с лучшей стороны после разгона «Плошчы». Покаянные письма, прошения о помиловании, чуть ли не массовая эмиграция в соседние страны…

— Кто писал письмо к Лукашенко после 19-го, кто не писал, кто обратился с прошением о помиловании, кто отказался… Я призываю этой темы сейчас не касаться. Я сталкивался с этой системой, у меня самого за плечами 50 суток ареста, сфабрикованное уголовное дело… Я знаю, что это такое. Конечно, некоторые события после 19 декабря выглядели неприятно. Но я не хочу сегодня это комментировать…

— А что произошло, на ваш взгляд, 19 декабря 2010 года? Почему власть жестко разогнала демонстрацию? Ведь никто не ожидал такого поворота событий…

— Власть выбирала для себя меньшее из двух зол — по крайней мере, ей оно казалось меньшим. Однако именно такого развития событий не ждал никто. Какой у Лукашенко был выход? Когда он увидел на проспекте Независимости десятки тысяч человек — о чем он подумал? Оставить лидеров на свободе, чтобы весной — во время экономического кризиса — на улицы вышли уже сотни тысяч человек?

Я не верю в сказки о некоем российском заговоре. Хотя вместе с тем в выигрыше оказалась именно Россия. Влияние России на ситуацию в Беларуси после 19 декабря укрепилось, как никогда. Но это не потому, что кто-то здесь провел «очень тонкую игру»… Россия никогда тонко не играет — это неуклюжий медведь, который все разворачивает вокруг себя. Не будь тогда изолированы демократические лидеры, сегодня мы, возможно, жили бы в другой стране. Тактика закручивания гаек на тот момент дала результат — Лукашенко власть удержал. И удерживает до сих пор. Конечно, стену лбом не пробьешь… в тюрьму никто не хочет, и я не хочу и не стремлюсь туда. Но хочу отметить, что перед людьми, прошедшими через эти трагические события, и теми, кто еще остается за решеткой, я склоняю голову.

Всегда приходит момент, когда гайки надо откручивать. И Лукашенко прекрасно знает, сколько на самом деле белорусов сейчас не хотят мириться с существующим положением дел. Хотел бы отметить, что в настроениях предпринимателей нет некоей революционности. Локальные акции протеста — да, они вполне вероятны. Но не массовое выступление. Хотя локальные акции могут стать частью какого-то большого процесса перемен.

Лукашенко должен понять, что время работает не на него. И попадать в ногу со временем с каждым годом ему будет все сложнее и сложнее. Следующая политическая кампания — выборы в парламент — для власти станет более сложной, чем президентская 2010 года.

— Хорошо. Вернемся к политическим амбициям Анатолия Шумченко. Впереди парламентские выборы, что скажете по поводу участия в них? Для депутатского мандата жизненного опыта достаточно?

— Сегодня, я знаю это точно, немало предпринимателей хотят видеть меня в парламенте. Я поддержку людей чувствую. И скажу: я хочу быть в парламенте, хочу с пользой для своих единомышленников заниматься законодательной деятельностью. Я заявляю, что после стольких лет своей общественной деятельности могу прямо смотреть в глаза предпринимателям, да и не только предпринимателям, а всему белорусскому народу. Я делал и делаю нужные и полезные дела для граждан Беларуси.

Важно только, чтобы выборы были демократическими. И первое условие — должны быть на свободе все политзаключенные. Если этого не произойдет, ни о каких выборах и речи не может идти.

— За время, которое прошло после 19 декабря 2010 года, в стране произошло немало потрясений. Предприниматели говорят о разорении, обыватели — о том, что им скоро не за что и нечего будет покупать. Что делать, Анатолий?

Первое. Я призываю и Лукашенко, и его правительство приступить к возвращению страны в нормальный режим работы. В первую очередь выпустите всех политзаключенных. Верните ситуацию — и политическую, и экономическую — к 18 декабря 2010 года. Начните диалог со своими политическими оппонентами. Стабилизируйте отношения с ЕС и США. Без их технологий, инвестиций и в целом поддержки наша страна не выберется из той ямы, в которой мы сейчас находимся, нынешняя власть все больше и больше будет скатываться в пропасть. Предприниматели — прагматичные люди, которые реально смотрят на вещи и умеют считать деньги. До президентских выборов, когда в Минск приезжали министры иностранных дел Польши и Германии, когда здесь наблюдались реальные проявления либерализации, доллар стоил 3000 белорусских рублей, были относительно высокие зарплаты. Когда пошло закручивание гаек, мы увидели тотальное ухудшение ситуации в стране не только с соблюдением прав человека, но и в экономике. Сегодня наш бизнес желает сотрудничать с европейцами, американцами, ближайшими соседями наконец. Сотрудничать и извлекать из этого пользу для страны.

Второе. Предпринимателям надо объединяться. Всем структурам, всем активным и авторитетным в своем кругу предпринимателям необходимо выступать единым фронтом по проблемам малого бизнеса. Вырабатывать единый пакет предложений для государства, чтобы нас, белорусских предпринимателей, не поглотил чужой бизнес, в первую очередь российский, который проявляет недвусмысленный интерес к экономике Беларуси на всех уровнях — от крупных предприятий до мини-рынков. Без поддержки и реальной свободы действий наш бизнес, который не смог набрать полные обороты в силу своеобразного отношения к нему власти, в лучшем случае будет существовать на задворках, в худшем — обанкротится. Наш бизнес слаб, как никогда, и мы стоим на пороге утраты суверенного национального предпринимательства, перед угрозой интервенции российского капитала в рамках функционирования Таможенного союза и свободного доступа в ближайшем будущем с их стороны на наш рынок. А нам нужно здоровое и конкурентоспособное предпринимательство. Но о какой конкуренции можно говорить, когда налоги в той же России и Казахстане в 10–15 раз ниже?! Почему Лукашенко говорит о равных ценах на энергоносители, но при этом забывает о равных условиях работы для нашего бизнеса?!! Необходимо срочно унифицировать законодательство и налоговую нагрузку с нашими партнерами по союзу.

Третье. Нужно остановить миграцию наших людей за рубеж в погоне за лучшей жизнью. Сегодня уезжают умы, золотые руки и просто хорошие предприимчивые люди. С каждым годом этот процесс будет ускоряться. Какую страну Лукашенко собрался оставить потомкам? Страну гастарбайтеров? Из самодостаточной нации мы превращаемся в страну молчаливого и покорного большинства без рода и племени, нам осталось сделать несколько шагов на пути к полному разложению гражданского общества, после чего атрибуты суверенитета и власти будут не более чем ширма, а управлять и хозяевами будут другие. Но не мы, белорусы.

Поэтому нужно возвращаться к ситуации, которая была в Беларуси накануне президентских выборов 19 декабря 2010 года. Тогда общество поверило, что в Беларуси можно говорить и быть услышанным, можно высказывать иную точку зрения. Хотим ли мы сегодня бунтов и акций протеста? “Перспектива” этого точно не желает — хаос не нужен белорусам.

— Но ведь чиновники столько раз говорили об улучшении бизнес-климата…

— Рабочая группа при Министерстве экономики не собиралась почти год, а проблем-то в экономике меньше за это время не стало… Нужно по-новому поднимать вопросы о наемных лицах и налоговом бремени, думать, как решать другие проблемы. Предприниматели на рынках задают мне вопрос: “Анатолий, так что там с наемными лицами, ведь обещали решить этот вопрос в пользу предпринимателей?” Документ, призванный закрыть эту проблему, по нашей информации, лежит в Администрации президента. Сколько ж ему там лежать? И почему он лежит без движения столько времени? Потому что у вас, чиновников, не доходят до него руки? А как же тогда собираетесь управлять страной вообще? У меня создается впечатление, что сегодня из-за лихорадки на валютном рынке и в целом в экономике чиновники все бросили, забыли все обещания и живут под лозунгом “День простоять да ночь продержаться”.

То, что ситуация с предпринимателями созрела для обсуждения с властями, — это факт. И если власти этого не понимают, то рано или поздно они неизбежно столкнутся с проявлениями протестных настроений в среде бизнеса. Нужно в срочном порядке вернуться к Директиве №4, действительно прогрессивному документу, который позволил предпринимателям надеяться на улучшение их деятельности.

Сейчас же складывается впечатление, что это некий пиар-документ, принятый перед выборами, или просто бумажка, которая не применяется государством, а лежит под сукном у чиновников. Нужна активная реализация положений директивы с постоянными консультациями лидеров бизнес-сообщества и чиновников.

— Вы несколько раз сказали о России — и совсем не как о «мудром старшем брате». Вы действительно считаете, что Россия представляет собой угрозу для нашей страны?

— Да, однозначно. Россия сегодня — это ненадежный союзник, который в любой момент может нанести удар в спину, страна, сидящая на нефтяной и газовой игле. Упадут цены на нефть, и развалится все, как когда-то СССР. Посмотрите, что произошло у нас после вступления в Таможенный союз с Россией: зарплаты рабочих обвалились, цены на товары — запредельные, бизнес — на грани национального банкротства, доступных импортных европейских и американских машин больше нет, очень многие белорусские товары перестали быть конкурентоспособными.

Я задаю себе вопрос: зачем белорусам такой союз, от которого мы только нищаем?! И жизненный опыт доказывает — с русскими мы никогда богато жить не будем. Что у нас общего и чем мы можем гордиться? Тем, что их власть не отличается от нашей и мы для них своеобразный политический полигон? Посмотрите, сколько Путин перенял у Лукашенко в плане управления страной. Или вот недавно заговорили о создании Евразийского союза… Интересно то, что всех глав государств Таможенного союза объединяет одно обстоятельство — они хотят править вечно. Но на таких принципах союзы не создаются, пользы простым людям не будет. Нужно объединяться на базе истинных демократических ценностей и только это может служить залогом успешного сотрудничества и процветания государства.

Маленький пример — Греция. Вся Европа спасает эту страну, выделяя сотни миллиардов евро для того, чтобы пенсии и зарплаты соответствовали европейским стандартам. А что же союзнички?! Обвалить, наклонить, забрать по дешевке — «прекрасные отношения». Как в том фильме: купите билетов пачку, а не купите, мы вам газ отключим. Вот и вся примитивная российская политика сегодня.

Если спросить у Анатолия Шумченко, с кем он, то я отвечу, что выступаю за европейский выбор Беларуси, за вступление страны в Евросоюз. Только в этом случае у нас и средние зарплаты будут 1000 евро, и соответствующие пенсии, и все, что мы все любим в быту, — евроремонт, евроавто, европродукты, евротовары. Но подчеркну: это не антироссийская риторика. Это защитная реакция перед угрозой снижения уровня жизни народа, перед угрозой потери суверенитета. Я уверен, что если бы Беларусь сделала европейский выбор, то сейчас имела бы просто прекрасные отношения с Россией, не отягощенные всеми этими прекрасными словами о братстве, окопах и так далее… Такие же отношения, какие сейчас сложились у стран Балтии с Россией. Вспомним, как, если использовать излюбленную лексику Лукашенко, их «наклоняли-нагибали» газом, нефтью, всем возможным… Но они выстояли — и сейчас у этих стран нормальные рабочие отношения с восточным соседом. А главное — их уважают. Вот к этому надо стремиться…

Ориентироваться нужно на развитые страны Европы, на США. Вот тогда будет рост и зарплат, и пенсий, и реальных доходов. Я хочу, чтобы белорусы стремились к сильному и лучшему, а не к слабому прошлому.

— А если вернуться к вашей «Перспективе»… Что можно записать в актив?

— Многое. Наша организация, например, постоянно «долбила» власть по поводу привязки аренды и иных платежей к национальной валюте, а не евро. Представляете, что бы произошло сегодня с бизнесом, если бы власти оставили привязку к евро?! Какой дополнительный неподъемный груз лег бы на предпринимателей, которые и так сейчас еле-еле выживают. Существует достаточно примеров нашей работы, о которых можно долго и много говорить.

Прямо скажу, в чиновничьих кругах «Перспективу» не жалуют. Не потому, что мы некомпетентны или работаем как-то деструктивно. Мы просто неудобны для нынешней власти. У нас есть прекрасные специалисты, «Перспектива» разработала программу развития малого бизнеса на годы вперед. И это не прожектерский документ — там собрано лучшее, что есть в законодательстве США, Японии, Польши, Германии и других стран с наиболее развитым частным бизнесом. Программа эта давно отправлена руководству страны… Наши власти не любят, когда вещи называют своими именами. Есть ли сегодня организация, кроме «Перспективы», которая может поставить вопрос ребром и сделать то же, что сделали мы за годы своего существования? Выйти на митинг, организовать пикет, забастовку, обращение, в конце концов, написать и требовать от власти, чтобы на него реагировали, встречались с предпринимателями, разговаривали с ними… Это делали и делаем только мы — «Перспектива». И все, чего мы достигли, было сделано активной работой. По-хорошему наша власть навстречу идет очень тяжело… Вон и Лукашенко после наших митингов вынужден был встречаться с предпринимателями. Меня, правда, тогда посадили — уголовное дело даже завели.

Отмечу, что с 2008 года предпринимателям не пришлось прибегать к активным формам протеста. Мы научили власть, что лучше нас не загонять в угол, а переходить к нормальному диалогу. И это я считаю одним из важнейших наших достижений, то, что власть сейчас четко понимает: с предпринимателями лучше договориться, выполнить их требования, чем увидеть акции протеста на площадях и улицах.

Мое личное убеждение — развитие бизнеса тормозит именно чиновничий аппарат. Иностранцы вообще не понимают, как такое может быть, что некоторые чиновники высокого уровня настроены против своих же сограждан-предпринимателей. А этому есть простое объяснение: мы для чиновников — конкуренты. Чиновник у нас — это такой вот своеобразный бизнесмен. И он заинтересован в отдельных проектах, не во всех, а в тех, от которых он получает весомую и моментальную выгоду. Коррупция, с которой столько борется Александр Лукашенко, продолжает цвести пышным цветом в нашей стране.

Главное, чего добилась «Перспектива»: количество проверок предпринимателей сокращается, «продразверсток», характерных для начала «нулевых», сейчас нету, оголтелый беспредел чиновников мы пресекли, то есть с нами стали считаться, а это дорогого стоит.

Я не умаляю заслуг других предпринимательских союзов, объединений. Но каждый, кто знаком с предпринимательским движением, думаю, согласится, что локомотивом его все это время была и есть «Перспектива». И сворачивать со своего пути мы не намерены. Каждый предприниматель должен знать — мы всегда протянем руку помощи в непростой ситуации.

— А вы не боитесь репрессивных мер? Теперь только за призыв к несанкционированной акции можно получить срок…

— Я хочу заверить предпринимателей, чьи интересы я всегда защищал, — меня не остановят эти нововведения. Да, грозят тем, что можно получить до трех лет тюрьмы за призыв. А несанкционированной акцией, естественно, у нас будет считаться и забастовка… Но я как защищал интересы индивидуальных предпринимателей и их семей, так и буду защищать — всеми доступными способами согласно действующему законодательству.

— Может быть, расскажете о том, что помимо сражения за интересы предпринимателей и политической карьеры интересует Анатолия Шумченко?

— Мне ничто не чуждо. С недавнего времени стал заядлым рыбаком. Сомов весом 50 килограммов пока не ловил, но со щуками уже на «ты». И рыбалка помогла мне узнать Беларусь — я не люблю посещать одно и то же озеро, реку, путешествую по всей стране. И замечаю: сколько же еще у нас отсталости! Я имею в виду ту же инфраструктуру, без которой уже не то что западный, а и наш уважающий себя рыбак-охотник не выдвинется на природу. А ведь могло бы государство и простые люди и на этом зарабатывать — да еще как!

Возьмем соседнюю маленькую Литву, где созданы идеальные условия для любителей порыбачить или просто отдохнуть за пределами городов. У нас же вместо цивилизованного отдыха — куча бюрократических препон…

Очень люблю хоккей, болею за “Динамо-Минск”. Сегодня на каждый домашний матч этой поистине народной команды ходит до 15 тысяч человек…

— И несколько слов в заключение…

— Когда все было хорошо, когда в стране были деньги, когда не было проблем с кредитами, люди не ощущали связи политики и экономики. Тогда было удобно, когда за них все решал один человек: что есть, что пить, с кем дружить. Это время прошло. Сегодня каждый из нас должен сам решать и вершить историю своей семьи, своего дела и своей страны. В противном случае нас ждет участь отсталых колоний империи.

Вопросы задавал Тимофей КОЗЫРСКИЙ



Поделиться ссылкой: