Богатое старинное село Василишки, что на Гродненщине, всегда красиво, всегда респектабельно. Это центр могучего ОАО «Василишки», в которое входят 4 агрогородка. По сути, здесь создан и успешно развивается настоящий холдинг — современное многоотраслевое хозяйство, которое расположилось на 21 тысяче гектаров земли. ОАО выращивает гибридный молодняк свиней, производит и продает свинину, молоко, говядину. А также рыбу, зерно, корма, фрукты и ягоды. Это одно из ведущих предприятий-экспортеров агропромышленного комплекса страны. Хотелось бы видеть такой всю нашу Беларусь, надеяться, что это — наше будущее.

Анатолий НОВОГРОДСКИЙ работает в «Василишках» трактористом. Потомственный крестьянин, добросовестный работник, крепкий хозяин. Человек, рассчитывающий только на себя, на свои руки. В общем, простой человек. На трудолюбии и скромности которого, собственно, земля наша держится.

1. — Анатолий, кем мечтали быть в детстве?

— Кем и работаю — трактористом. Раньше такое понятие было: тракторист — это у-у-у!.. Значит, человек на своих ногах, самостоятельный.

2. — Вы, потомственный крестьянин, не жалеете, что живете теперь в квартире, в многоквартирном здании, а не в собственном доме?

— Собственного дома правда нет. Но есть квартира трехкомнатная, я считаю, хорошая. Хозяйство сделало недавно косметический ремонт в доме. Нормально. И вообще у нас очень тепло, это самое главное. А хозяйство у меня тоже есть! На родительском подворье, это рядом, на соседней улице. Мать там одна живет, ей под 70. Так что я ничем крестьянским не обделен. Есть где работать.

3. — А что приносит в семью больший доход: работа в хозяйстве трактористом или ваше личное хозяйство?

— Жить только на своем? Это вряд ли. Без работы  никак. Около дома земли у нас немного, в общей сложности около 30 соток. Там — огород. Конечно, овощами мы обеспечиваем себя и мать полностью на сто процентов. Да и вообще всей сельхозпродукцией. А еще в колхозе дают 50 соток для картошки.

4. — Это для продажи? Продаете картошку?

— Если она выросла… Например, в прошлом году хороший урожай был, многие поднялись, даже машины купили за картошку. А в этом уже не так… Сдали-то мы картошки хорошо, 4 тонны. Это нормально. Но хорошую цену в этом году государство не дало. В прошлом году 1600 рублей за килограмм платили, а в этом — только 800 рублей. Плюс сам белорусский рубль обесценился. Поэтому получилось, что наш труд — напрасный. На картошке, вышло, заработал я на две пары сапог для жены. Вот и вся прибыль.

5. — Расскажите о работе. Во сколько начинается ваш рабочий день?

— В 5 утра ежедневно. И заканчивается в 8 вечера. Есть днем перерыв с двух до пяти. В это время я обедаю и иду работать к себе, на личное подворье. А потом опять возвращаюсь на комплекс — до вечера.

— И ведь хорошо выглядите!

— Может, думаете, я трактористом вам только представляюсь, а на самом деле — директор? (Смеется). Нет, я работаю на комплексе и прихожу туда без двадцати шесть утра. Выходные? Дают. Но я к этой категории не отношусь — кормить коров нужно каждый день. И на Пасху тоже, и в Рождество, Новый год, Первомай — у меня все равно работа, ее я должен сделать, от этого надои молока зависят. Бывает, что очень сильно устаешь…

6. — Интересно, как завтракает тракторист? Что предпочитаете: овсянку, кофе, сыр?

— Только кофе или чай с бутербродом. И до обеда, который у меня в два часа дня, больше не перекусываю. Нет, условия труда у нас теперь на комплексе хорошие, можно и душ принять, и переодеться. Все там устроено по голландской технологии — и рабочие места, и места для отдыха. Отлично. Просто нет привычки перекусывать. Коллектив трудится большой, 49 человек. Все на уровне. Я до «Василишек» много где работал. И здесь тоже, когда хозяйство было еще колхозом, потом совхозом. Лежало оно на лопатках… Но теперь мы агрогородок, открытое акционерное общество. Национальный банк Республики Беларусь дал нам кредиты, и мы намного поднялись. Когда-то работать механизатором в колхозе было тяжело — техника старая, все убитое. А сейчас техника новая: у меня трактор белорусский, а раздатчик, который эксплуатирую, — немецкий. Немецкая техника очень хорошая. Это бесподобно! По сравнению с российскими раздатчиками, которые приобретали как-то для комплекса, — небо и земля. Не объяснимо, понимаете? По правде говоря, у нас уже больше половины иностранной техники в хозяйстве. Хотя сейчас комбайны белорусские и немецкие без особого отличия. Научились белорусы делать комбайны. Практически на одном уровне. Летом я работал на уборке на белорусской машине, так что знаю.

7. — А какая у вас в этом году урожайность зерновых культур?

— По-моему, 40–45 центнеров с гектара. Ячмень немного подвел… Он, правда, всюду подвел…

8. — Ваших работников часто награждают? Ордена, медали, республиканские грамоты? Бывал кто-нибудь на «Дажынках»?

— Такого у нас я не слышал. Премию могут дать — поощрить. Но это само хозяйство. А чтоб из Минска…

9. — Интересно, что держите в личном хозяйстве?

— Четыре свиньи, кур (без счета), качки, гуси. Индюков в этом году нет. А овец не держим. Для них нужен выгон. А у нас все вокруг распахано, ничего не пустует. Земель заброшенных в хозяйстве нет. Конечно, это очень хорошо. Это все наш первый заместитель директора Иван Кимошевский — фанат своего дела. Настоящий агроном.

Еще мы держим на своем подворье коня — огород вспахать. Пятнадцать лет назад привел его на подворье жеребенком. Верхом? Конечно, умею ездить. В семь лет меня еще дед — отца не было — посадил на коня. Приходилось помогать…  До сих пор помню, как было страшно, ведь без седла… У нас я и не видел седел ни у кого… Так аж двумя руками вцепился в холку. Какие проблемы с кормами? Проблем нету, хозяйство обеспечивает кормами и лошадей, и коров, если люди держат. Не то что раньше: сами заготавливали солому, сено, переживали, ссорились с начальством. Нам теперь все во двор привозят целыми рулонами, и бесплатно. Мне ж некогда заниматься заготовкой сена, я весь день на комплексе. Не знаю, как в других колхозах…

10. — Ну, а отпуск? Как проводите свой отпуск?

— Он у меня зимой. Предпочел бы летом, чтобы куда-то съездить, но это не реально.

— И чем занимаетесь в отпуске?

— Хозяйством. А куда зимой ездить?

— В Париж, например…

— На какие шишы?!. За 1 миллион 800 рублей в месяц? Нам с городом Минском не сравниться. У меня еще и дети учатся, понимаете. Один — в лидском колледже, другой — в школе, десятиклассник. Одному компьютер нужен, другому — ноутбук… У меня со старшим полное взаимопонимание, общий язык налажен хорошо. А младший с головой ушел в компьютер. Болезнь! Не понимаю я его. Правда, парень уже сдал на водительские права… А в этом году и жена стала учиться. Захотела. Поступила в сельхозинститут в Гродно заочно. Вот недавно месяц на сессии была. Когда окончит, станет дипломированным зоотехником. Голова у нее есть. У меня скоро весь дом умных будет.

— Редкая женщина — двое детей, работа телятницей от зари до зари, еще и учиться поступила.

— Ну так муж золото…

11. — Точно! А чем вы, муж, увлекаетесь сами, какими мужскими радостями? Рыбалкой, наверное?

— Рыбалку люблю, но от нее приходится отказываться. Особенно когда садишься летом на комбайн. Это — все: несколько часов поспал — и снова работа. Вот такой распорядок. Заработок? Да, заработок на комбайне летом больше. Хотя смотря сколько насобирал. И плюс зерно бесплатно дают для личного хозяйства.

12. — А вы вообще хотели бы попутешествовать, куда-нибудь с женой вместе съездить?

— Конечно! В ту же Польшу хотя бы… Да, у нас ездят многие — у кого время есть, у кого это как бизнес. Возили раньше туда топливо, оттуда — продукты, там они дешевле. А я был как-то в Украине. За товаром в город Хмельницкий с женой ездили. Когда квартиру получили, там покупали ковры, постельное белье, тюль, люстры. И обувь, одежду. Теперь уже не стоит ехать, цены сравнялись с нашими. А в Минске был давно и то один-единственный раз, когда из армии возвращался. Вижу по телевизору, он стал красивый город, Лукашенко его в самом деле поднял. А тогда, почти 20 лет назад, не понравился Минск. Алма-Ата, где служил, понравилась больше. Но нам в Минск ездить далеко и дорого — на автобусе билет стоит 100 тысяч туда и обратно. Лучше в Гродно. Хотя дети и жена с экскурсией столицу посещали. Я один «забытый Богом и людьми»… Шучу.

13. — Вы выписываете домой газеты? Откуда узнаете новости?

— Да, получаем лидскую районку и щучинскую «Дзянніцу». Там всегда много о Василишках, у нас ведь часто проходят всякие важные семинары. Телевизор по вечерам включаем, естественно. Новости из Москвы посмотрел чуть-чуть и на какой-нибудь уснул…  А жена потом выключает, я даже не слышу. У меня еще радио говорит целый день на работе, на тракторе, так что я, в принципе, в курсе событий.

14. — Про Народный сход слыхали — оппозиция недавно собирала?

— Нет…

15. — Какой марки телевизор дома стоит?

— Да их несколько: «Горизонт», «Витязь»… И еще «Горизонт». Плоский я еще не покупал, у меня эти новые, хорошо показывают.

16. — У вас, я вижу, русскоязычная деревня. А в школе дети на каком языке учатся?

— На русском, школа в Василишках всегда была на русском. А говорим мы, как видите, на «трасянке».

17. — А вы с женой вообще когда-нибудь обсуждаете политику?

— Жена политикой не интересуется. Бывает, поговорим, но это редко. Конечно, когда были выборы, говорили все в деревне довольно бурно. И у каждого свое мнение: «за», «против»… Мы все видели: много было искусственного, придуманного. Но я в политику не стараюсь особо вникать, от этого ничего не изменится. Главное, чтобы дома был порядок.

18. — Как считаете, вы в целом хорошо живете?

— Нормально. Не жалуемся. Я не могу сказать, что бедно живу, чего грешить. Вот перед подорожанием купил за семь с половиной тысяч «зеленых» фольксваген «Шаран». Ананасы? Да я их ненавижу. То ли дело своя клубника… А что покупаем, так это персики, апельсины, мандарины.  Морепродукты? Жена покупала разных гадов. Но я с ними особой дружбы не завел. Мы к ним не привычные. Лучше кусок сала достать.

19. — Вам удается откладывать деньги в банк?

–Теперь это опасно. А раньше откладывали или оставляли деньги на карточках. Да и свою последнюю зарплату я, например, еще не снимал. Деньги крестьянину не каждый день нужны. Вот свинью вырастили, закололи — мясо всегда в холодильнике есть. Колбасы, палендвицы жена делает. И овощи свои в погребе, и фрукты. Обходимся.

20. — А где бы вы хотели, чтобы в будущем жили ваши дети: в городе или селе?

— Я предпочел бы, чтобы они остались в городе. Старший получает строительную специальность. И у младшего планы на строителя.

— И будут они там без квартир мыкаться. Придется вам, родителям, им строить, долго помогать.

— Что ж, поможем.

21. — А что в деревне говорят про кризис? Как будем жить?

— А куда мы денемся? Будем жить. Зарплата платится. А было время, что ее не было по 2–3 месяца… А теперь на карточке деньги лежат! И каждый месяц 15-го числа можно снять. И продукты почти все свои. И еще рыбу дешевую в колхозе можно взять и записать на себя — потом расплатиться. Да и все остальные овощи, кто свои не вырастил: капуста, лук, яблоки… И дешевле, чем на рынке. Но в нашей семье все свое. Покупаем редко колбасу — иногда хочется.

22. — Вы часто покупаете себе новую одежду в магазине?

— Нечасто, по мере надобности. И не в магазине, а на рынке. К зимнему сезону надо подготовиться, купить детям и жене обувь.

23. — А на книги тратите деньги?

— Покупаем детям в основном учебники. А я читаю газеты. Раньше много читал фантастики и про войну запоем, а теперь просто нет времени. Кстати, у нас богатая библиотека в Василишках.

24. — Вы дружите с соседями по подъезду?

— Нет, уже нету такого. Раньше было дружно. А теперь разъехались, кто в коттедж (в кредит люди брали дома), кто куда. Заехала молодежь: чужие, незнакомые. И как завести дружбу, если я ушел утром в полшестого, пришел вечером в полдевятого? Я их не вижу, а они меня.

25. — А как в деревне с пьянством? Много пьют мужики?

— Некоторые. Кто не хочет работать, тот бутылки сдает. «Операция «Хрусталь» называется. А кто работает, тот пить не будет. У каждого свой выбор.




Поделиться ссылкой: