Много тех, кто разбирается, какие группы с кем и чего не поделят в связи со сменой власти, например, в Тунисе или Ливии. Достаточно экспертов, которые профессионально объясняют, какие ветви ислама что из себя представляют и почему вступают в противоборство друг с другом. Нет дефицита в людях, делающих тяжелые прогнозы на дальнейшее развитие событий в исламском мире из-за “арабской весны”, плавно перешедшей в “арабскую осень”.

Читать все это очень интересно.  Но теперь возникает другой вопрос: как под носом у такого количества компетентных специалистов могло происходить все то, что происходило и происходит в среде правоверных, которых разными судьбами занесло на нашу землю?..

Внешне все хорошо, благостно и спокойно. А если возникают проблемы, то за пределы своего сообщества мусульмане их пока не выносят. Но латентные конфликты, как известно, плохо “выстреливают”. А такие в мусульманской среде Беларуси накапливаются.

Например, хорошо известно,  что белорусские мусульмане — это белорусские татары. Начитавшись аналитических текстов  о последствиях арабских революций, мы все теперь знаем, что ислам имеет несколько ветвей, главные из которых — шииты и сунниты. В связи с этим вопрос на засыпку: белорусские татары — сунниты или шииты?

Правильный ответ: сунниты. А если точнее — даже сунниты-ханифиты, то есть принадлежат к одной из четырех ортодоксальных суннитских школ  (хотя для понимания проблемы это, видимо, слишком сильное углубление в детали).

Соответственно, главный муфтий Беларуси — суннит, мечети — суннитские, духовенство — тоже суннитское, поскольку по закону только граждане Беларуси могут заниматься религиозной деятельностью, а практически все они тонкости ислама изучали в Казани.

В то же время известно, что строительство соборной мечети в Минске поначалу финансировала Саудовская Аравия. В теории — тоже сунниты. Потому нашим властям помощь саудовцев белорусским единоверцам, видимо, казалась логичной.  Если, конечно, не учитывать одно важное обстоятельство. Религия Саудовской Аравии — это салафизм (этакое ортодоксальное старообрядчество, только в исламе). Именно это течение стало основой так называемых фундаменталистских исламских движений, в том числе ваххабизма. То есть когда в России вовсю говорили об угрозе распространения салафизма среди мусульман, мы их пригласили к себе. “Добро пожаловать! Стройте мечеть! Открывайте школы!”

Не знаю, кто, когда, на каком этапе и с чьей подсказки одумался и порекомендовал срочно останавливать такое сотрудничество, не связываться с идеологическими братьями ваххабитов, но факт, что мы сначала взяли деньги, а потом отказались от спонсора в лице Саудовской Аравии. Есть разные слухи по этому поводу, но факт, что строительство соборной мечети в Минске остановилось.

Через какое-то время проект подхватила азербайджанская община. Потом власти посчитали более важным угодить иранцам и подпустили к строительству их. Причем,  никого не смутило, что и азербайджанцы, и иранцы — шииты, то есть не для белорусских татар они построят эту мечеть.

Минская соборная мечеть превратилась в долгострой. Из-за нее уже начались конфликты и идут суды. Как мне рассказывали, пока решения принимаются в пользу иранцев, но еще идут кассации и обжалования, так что в законную силу решение суда, вроде бы, не вступило.  Азербайджанцы в случае проигрыша намерены дойти до Ильхама Алиева, потому что твердо убеждены, что минская мечть должна принадлежать им. Но и иранцы тоже якобы имеют устные гарантии на самом высоком уровне.

Ну а уж обиды суннитов — это еще один аспект проблемы. Потому что сунниты и шииты это, как известно, ветви ислама, которые между собой, мягко говоря, не совсем дружат. И только наши “религиоведы” от власти могли додуматься свести их вместе в одной мечети.  Ведь если проводить аналогии, то это то же самое, что заставить православных строить костел или католиков — финансировать строительство церкви. Понятно, что такие действия оскорбляют лучшие религиозные чувства людей.

Не сомневаюсь, что интересы белорусских татар власти могли бы и проигнорировать. Но на строительство минской мечети немалые деньги давал, например, Татарстан по личному указанию Ментимера Шаймиева.  Как объяснить Татарстану, что мечеть отдали шиитам? Как теперь делить эту мечеть — стенка на стенку?

Да и без Татарстана большинство мусульман мира — это все-таки сунниты. Кувейт, например, может очень обидеться, если белорусские власти обделят их единоверцев в пользу Ирана. А мы ведь только-только собрались строить Кувейтский остров и очень широко сотрудничать по разным направлениям…

В общем, это надо было умудриться — разным “хозяевам” да не по одному разу продать даже не землю, не завод, а право строить мечеть. Надо было особенно постараться, чтобы так топорно сталкивать лбами мусульман, будто Беларуси для полного счастья не хватает только исламских конфликтов на нашей территории. И особенно непонятно, как все это могло произойти при таком количестве компетентных специалистов, хорошо разбирающихся в тонкостях исламского мира.

Поделиться ссылкой: