Но…

Уже в 16.16 на сайте государственного информационного агентства БЕЛТА появляется сообщение о том, какие темы были обсуждены представителями Беларуси и “Газпрома”. Чтение перечисленных тем займет, конечно, не 15 минут (а получается, что встреча длилась не дольше), но близко к этому. Это же рекорд для книги рекордов Гиннесса! Кто еще умеет вести переговоры в таком темпе, да еще и по сложным газовым проблемам?

К тому же, Миллер не настолько тусовочный человек, чтобы срываться из Москвы в Минск ради того, чтобы на полчасика заскочить в белорусский Дом правительства (это я с запасом, на лифт, туалет, перекур), пожать Мясниковичу руку, сказать пару слов и уехать. Нет, если уж он сам прилетел к нам, то повод был очень серьезный.

Мы с коллегами вчера долго ломали над этим голову, выдвигали разные версии, пытались понять, что же произошло, что это было? Ведь даже нерасторопные информационщики, которые уже узнавали подробности переговоров через пресс-службу (а чтобы она сформулировала версию тоже нужно время) выдали новость о завершении переговоров не позже пяти часов. Какой-то блиц-криг…  

Версия первая. Пока радостная делегация “Газпрома” летела в Минск подписывать соглашение о покупке “Белтрансгаза”, белорусская сторона решила внести в согласованные документы некоторые “дополнения”. Миллер взбесился, встал и ушел.

Однако и в таком умозрительном сценарии смущает одно — неправдоподобна скорость. Потому что все, кто знает, как белорусы ведут переговоры, скажут вам: это долго, нудно, с жалобами на судьбу, Семашкиным плачем, и об одном и том же, по кругу, по кругу… Они все время куда-то уходят, кому-то звонят, с кем-то что-то согласовывают… Зудят, зудят, зудят на разные голоса… И в какой-то момент у противоположной стороны не выдерживают нервы, все это смертельно надоедает, и хочется только одного — поскорее все закончить.   

То есть если появились какие-то изменения и дополнения, то Мясникович и компания должны были просто не выпустить Миллера, вплоть до того, что держать его за лацканы пиджака, убеждать, объясняться, просить. В общем, часа три, четыре, пять капать ему на мозги. Кап-кап-кап-кап… Медленно, методично, в одну точку…

Кстати, если бы были обычные переговоры, все происходило бы точно так же. История показывает, что газовые переговоры с участием белорусов это всегда многочасовое действо.

Потому есть версия вторая. Все документы подписаны, только об этом пока решено не объявлять. Черкануть подпись — дело и правда недолгое. Пятнадцать минут, а дальше  можно ехать праздновать. Но…

По поставкам газа подобные тайные подписания действительно были: чтобы не шокировать общественность ценой, к мысли о новых расценках приучали постепенно, уже после того, как документы были завизированы. В то же время объявить о продаже “Белтрансгаза” сегодня — в интересах белорусской стороны. Так как это означает, что хоть какие-то деньги найдены, что они вот-вот придут. А значит, можно на время успокоить и инвесторов, и валютный рынок, и свой партхозактив. То есть сейчас нет смысла держать договоренность в тайне.

Значит, остается третья версия. Хотя она только разновидность первой. Мясникович пожал руку Миллеру, как только ушли журналисты, огласил новую вводную и повез главу “Газпрома” к Александру Лукашенко. Чтобы уже там прошла процедура кап-кап-кап…

Правда, оговорюсь. О переговорах Лукашенко и Миллера информации нет, вообще неизвестно, видели ли они вчера друг друга. Поэтому тут можно только фантазировать. Что же касается официальной трактовки, то сайт белорусского правительства сообщает о вчерашнем мероприятии не как о переговорах, а как о встрече.  А пресс-служба “Газпрома” даже к утру 23 сентября не подобрала слов для информации о визите Алексея Миллера в Минск.

Поделиться: