Чтобы не было сомнений в авторстве послания, Статкевич использует «пароли» — «штрихи и детали», которые известны только ему самому и Скребцу.  Потому в подлинности автора послания подозрений у Скребца не возникло.

Часть письма – о личном. «У меня все нормально, но пытаются «подломать» морально и физически, — сообщил Николай Статкевич. — Работаю на пилораме — таскаю бревна к пиле. Звонки и письма отправлять запрещено. Причем запрет не официальный, а практический. Написал письмо, начальник оперативного отдела собирает «актив», цитирует и комментирует это письмо перед ними, составляет протокол об изъятии письма (довольно невинного содержания) и объявляет о наказании всего отряда – спилить турник и брусья в локальной зоне. Писать поэтому не могу».

Послание из колонии, как нам пояснил Сергей Скребец, действительно, было доставлено не почтой, а через третьи руки.

«Сейчас началась новая волна давления на «декабристов» — пытаются заставить написать заявления о помиловании и выступить перед телекамерой. Больше всего достается Гнедчику… — он уже побывал в ШИЗО. Я ребятам сказал: «Можете писать. Вам можно. Это мне нельзя». Но они не хотят признавать вину», —- рассказал Николай Статкевич своему другу и соратнику. И наказал: Передавай привет Марине (жене). Очень волнуюсь за нее. Беспокоит положение Димы Д. (Дмитрий Дашкевич), который в Горках. Тамошняя администрация пытается его «сломать». Большой привет всем нашим. Спасибо за письма – они доходят. Получил около 100 поздравительных телеграмм и еще несколько сотен не отдали, т.к. без подписей. Передавай всем — меня не сломают».

Отдельно Николай Статкевич попросил передать свои предложения «для оппозиции и для союзников на Западе». Публикуем без изменения.

Предложение для демократических сил:

  • Выполнить решение участников митинга на Октябрьской площади 19.12.2010г. о создании Народного движения «За свободные выборы» и избрании его Рады. Считать вышедшими из состава Рады Романчука и Рымашевского в связи с их осуждением акции 19.12.2010г. по БТ или в ходе следствия. Включить в состав Рады вместо них руководителей их избирательных компаний П. Северинца и А. Лебедько. Разрешить членам Рады, находящимся в заключении, направить в ее состав своих представителей . Прошу реализовать это предложение Некляева, Милинкевича и Козулина.

Предложения для наших друзей в Европейском союзе:

  • Усиливать давление на режим. Начать вводить санкции против предприятий «нефте-газового офшора» (по примеру американцев). Включить в список невъездных некоторых начальников колоний, где оказывается незаконное давление на политзаключенных (например – в Горках и Шклове).
  • Не рассматривать освобождение части политзаключенных, написавших под давлением заявление «о помиловании», как повод для ослабления давления. Иначе давление на тех, кто такие заявления  не написал, неимоверно усилиться.
  • Переговоры с режимом только после освобождения всех политзаключенных. Тема таких переговоров – условия приостановления санкций взамен на демократизацию законодательства и доступ оппозиции к ТВ.
  • Кредиты – только при наличии демократически избранного парламента, контролирующего их расходование.

Предложение для координаторов компании «Революция через социальные сети»:

  •  Белорусский язык усилиями режима превращают в массовом сознании в «оппозционный язык». Прошу рассмотреть мое предложение использовать это для публичной повсеместной демонстрации протеста. Достаточен небольшой  набор слов (дзякуй, калi ласка, прабачце и т.д.), используемых в любое время в публичных местах. Если удастся придать этому массовость, то препятствовать власть этому не сможет. И мой Вам «Респект» за акции в июне-июле.
Поделиться: