В статье “Тотальная распродажа политзаключенных”, которая появилась на сайте в ночь на 26 августа, журналистка сообщила, что датированный 23 августа документ из Следственного управления предварительного расследования Главного управления внутренних дел Мингорисполкома принесли ее родителям в Кобрин.

“Уведомляем вас, что по уголовному делу номер 1001110362, возбужденному 20 декабря 2010 года по статье 293 УК по факту совершения массовых беспорядков уголовное преследование в отношении Радиной Н.В. постановлением от 23 августа 2011 года прекращено в связи с отсутствием в деянии состава преступления. Постановление о прекращении уголовного расследование может быть обжаловано прокурору Минска. Старший следователь СУ ПР УВД Мингорисполкома капитан милиции Д.В. Дыщенко”, — говорится в письме.

К этому документу Радина отнеслась скептически: “Благодарствую, капитан Дыщенко. Услышав по телефону от мамы этот текст, я на радостях готова была бежать к белорусской границе. Но вовремя вспомнила, что после полутора месяцев в тюрьме ваши коллеги из МВД и КГБ не вернули мне паспорт — родные пограничники могут и не признать. А потом позвонили юристы и охладили мой пыл”.

По их словам, пишет Радина, прекращение уголовного дела по статье 293 УК (массовые беспорядки) не означает отсутствие уголовного дела по статье 342 УК (участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок). “Как известно, против Дмитрия Бондаренко, Ирины Халип, Анастасии Положанко, Владимира Некляева, Андрея Дмитриева, Александра Федуты, Виталия Рымашевского, Сергея Возняка, Павла Северинца, Сергея Марцелева дело за “массовые беспорядки” тоже было прекращено, но потом возбуждено новое”, — отмечает редактор сайта.

Бондаренко “сегодня рискует стать инвалидом в Могилевской колонии, Северинец грузит ящики на “химии”, а все остальные получили условные или с отсрочкой сроки и находятся под строгим надзором и постоянным прессингом со стороны КГБ”. “О возбуждении же нового уголовного дела, сказала мне адвокат, уведомлять никто не будет. Приедешь — сама узнаешь”, — пишет в своей статье Радина.

Журналистка заявила, что имеет “очень много вопросов к нынешним властям”. В частности, прекращены ли три уголовных дела, возбужденных в 2010 году по факту публикаций на сайте charter97.org, кто извинится перед ней за избиение во время освещения акции 19 декабря, проведенные в тюрьме КГБ полтора месяца в камере без туалета, где она “зимой спала на досках на холодном полу”, ночные допросы, давление, шантаж и угрозы. “Может, тот самый полковник КГБ, который говорил, что я выйду из тюрьмы лет этак через пять и не смогу никогда иметь детей, потому как окончательно потеряю там здоровье?” — спрашивает Радина.

Редактор также интересуется, когда вернут 19 компьютеров, изъятых во время обысков в ее квартире и редакции сайта charter97.org в течение 2010 года, сколько уголовных дел возбуждено, пока она работает за границей, а также когда в КГБ и МВД проведут независимое расследование смерти основателя сайта Олега Бебенина.

“Вопросов много — ответа, боюсь, не будет от этих людей и от этих властей”, — считает Радина. — Режим Лукашенко подыхает без денег и готов продавать нас снова и снова Западу”.

“Анатолий Лебедько вот очень обрадовался прекращению против него тоже одного из уголовных дел (об участии в массовых беспорядках. — БелаПАН.) и даже назвал себя победителем. А я вот себя в этой ситуации чувствую не победителем, а живым товаром, который решили продать в обмен на западную благосклонность, выраженную в денежных знаках таких необходимых сегодня кредитов”, — заявила журналистка.

Она выразила надежду, что “Запад на это не купится”, потому что в тюрьмах “остаются десятки политзаключенных, в “деяниях” которых тоже не было никакого состава преступления”.

С 20 декабря по 28 января Радина находилась в СИЗО КГБ, откуда была отпущена под подписку о невыезде. До 30 марта жила у родителей в Кобрине, по месту прописки, и продолжала заниматься журналистской деятельностью. После вызова в КГБ в Минск на 31 марта уехала из Беларуси и 1 апреля была в Москве. Там она смогла получить документы с помощью Управления Верховного комиссариата ООН по делам беженцев в РФ. 28 июля она вылетела из российской столицы в Амстердам, поскольку Нидерланды стали первой страной, оказавшей ей поддержку как беженцу по линии ООН. Через неделю она переехала в Литву, где попросила политического убежища. В Вильнюсе находится офис сайта charter97.org.

Поделиться: