В названии статьи нет ни капли фатализма. В заголовке просто отражена дань уважения объективным законам, которые управляют всеми процессами на нашей планете, в том числе и в области общественных отношений. Дань уважения именно объективным законам, поскольку они не зависят от нашей воли и желаний. Человечество не в состоянии их изменять и корректировать, а посему вынуждено познавать их и руководствоваться ими. Всякие попытки уклониться от их исполнения и отредактировать объективный закон под свои субъективные взгляды или интересы обречены на всевозможные катастрофы, катаклизмы и кризисы.

Кризис в общественных отношениях – это сигнал обществу, если хотите, красный сигнал светофора: общество нарушило какие-то объективные законы, выбрало неправильный путь, вышло за пределы правового поля объективного закона. Необходимо остановиться, подумать, привести свои субъективные законы в соответствие с объективными законами и выбираться из кризисной ситуации. Поэтому выход из кризиса начинается с осознания наличия кризиса, поиска допущенных ошибок и путей их устранения.

Данная статья – это попытка переосмысления происходящего, и не только в нашей стране, именно через призму вмешательства субъективных желаний в объективные законы общественных отношений.
Не вызывает сомнений, что понятие «народ» объективно по своей сути. Объективны права, свободы и личные интересы человека, поскольку они признаны мировым сообществом и закреплены в основополагающих международных соглашениях ООН. Объективна власть народа на своей территории. В частности, в ст.3 Конституции Республики Беларусь сказано: «Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ …». Власть народа в переводе на греческий язык и есть демократия. Демократия – объективная форма государственной власти! Народ, непосредственно, или через своих, законно избранных представителей, устанавливает правила и нормы поведения и взаимоотношений, которые закрепляются общественным договором.  Общественный договор на юридическом языке  называется Законом. Преимуществом Закона при демократии является его осознанное принятие и осознанное исполнение.

Диктатура – это как раз субъективная форма государственной власти, основанная на воле, диктате (поэтому и диктатура) личности (группы, клана, класса). Закон при диктатуре – это формализованная воля диктатора, которая зачастую вступает в противоречие с интересами социальных групп или  общества в целом. Диктатура субъективна и потому, что не признана мировым сообществом как форма государственной власти. Более того, все диктаторы (режимы) сами признают объективность демократии и свою диктаторскую сущность маскируют под псевдодемократические формы.

Демократия и ее Законы существуют во времени и в пространстве бесконечно долго, пока существует народ. Диктатура и ее законы недолговечны во времени и пространстве. Срок их существования  ограничены политической жизнью диктатора (диктаторского режима).
Сравнительный анализ двух форм государственной власти.

Диктатура более дорогое удовольствие для общества как форма государственной власти.  Не зря ведь сказано: «Надо жить по средствам». Несколько объективных примеров.
Демократия в Республике Беларусь (ст.4 Конституции Республики Беларусь ) осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений. Вопреки этой конституционной норме в нашей стране создан фактически антиконституционный институт идеологов-сказочников, который как раз навязывает обществу одно мнение, одну идеологию под общим лозунгом: «Как хорошо в стране советской жить…». Ладно бы там были идейные бойцы и работали на идейно-патриотической основе. Общество за счет народных денег еще должно их содержать. КПСС бы позавидовала количеству бойцов идеологического фронта.

Второй пример. При демократии закон, как общественный договор, принимается, воспринимается и исполняется осознанно всем обществом. При диктатуре закон представляет формализованную волю диктатора и, зачастую, требует дополнительных усилий для принуждения граждан выполнять эти законы, противоречащие их интересам. В этих целях при диктатуре создаются или значительно увеличиваются специальные структуры принуждения в рамках МВД, КГБ и пр. И как ни странно, за все это платит общество. Причем не малые бюджетные средства.

Третий пример. Несметное количество проверяющих и контролирующих структур при диктатуре, которых тоже должно содержать общество. Тотальный контроль над обществом – это, с одной стороны, недоверие между властью и обществом, с другой стороны – чрезмерное и неоправданное вмешательство власти  не только в экономику.  С другой стороны, создание жестких условий для существования бизнеса и снижение его эффективности. При демократии граждане осознанно исполняют законы, уплачивают налоги и т.д. По фактам нарушений законодательства правоохранительная система принуждает нарушителей вернуться в правовое поле и понести ответственность.

Четвертый пример. Сложная и противоречивая налоговая система при диктатуре требует огромного штата сотрудников. В то же время государственный и частный бизнес должен содержать большие штаты бухгалтеров. Это тоже немалые бюджетные средства и расходы предприятий.

Пятый пример. При демократии Закон выступает в качестве регулятора общественных отношений между властью и обществом, чиновником и гражданином. Законы прямого действия не требуют дополнительных посредников. При диктатуре законы носят отсылочный характер на решение чиновников (советов, комиссий, комитетов) на местах. Функцию закона берет на себя чиновник, естественно, с увеличением и штатов, и бюджетных расходов. Чиновник из субъекта равноправных отношений чиновник-гражданин превращается в начальника гражданина, т.е. превращается в бюрократа. А вся система власти превращается в бюрократическую, что и составляет цементирующую основу диктатуры.

Можно приводить массу подобных примеров. Пять вышеперечисленных примеров очевидны и не требуют особого детального изучения. Мы не можем заглянуть в бюджетную кухню расходов и проанализировать эффективность использования бюджетных средств. Эту функцию – и распределение народных средств, и контроля за их целевым использованием должен был бы осуществлять парламент. Но парламент при диктатуре выполняет лишь функцию имитации законодательного органа. Он даже не законодательный, а представительный орган. И называется не Верховный Совет, а просто палата. И депутаты не народные, как в Верховном Совете, а просто депутаты. У высшей законодательной власти две важнейшие функции – принимать законы и принимать бюджет. В Верховном Совете народные депутаты контролировали однообразное и точное исполнение законов через свой контрольный орган –Генеральную прокуратуру, руководителя которой и назначали. При диктатуре генерального прокурора назначает тот, кто издает законы. Верховный Совет для контроля за расходованием народных денег (бюджета) создавал специальный орган – Контрольную палату, руководителя которой и назначал. При диктатуре эта контрольная функция переходит к тому, кто распоряжается бюджетом.

Изменяя объективные функции системы управления и раздувая под них штаты всевозможных чиновников тотального контроля  и одурманивания общества, диктатура сама создает экономические предпосылки для самоликвидации. Один с сошкой не может прокормить семерых с ложкой. Поэтому для диктатур необходим дополнительный финансовый ресурс, причем этим ресурсом, как правило, выступают природные богатства страны. Диктатура банально узурпирует  право распоряжаться народной собственностью и за счет этого продлевает свое существование.

Беларусь не имеет таких ресурсов, поэтому источниками поддержки режима выступили братская диктатура с востока и заимствования из других финансовых институтов. Россия вкачала в режим, по оценкам А.Суздальцева, 135 млрд. долларов в виде дотаций, субсидий и другой прямой помощи. Плюс более 9 млрд. долларов внешнего долга и 32 млрд. долларов внутреннего долга. Нетрудно подсчитать среднегодовую потребность режима для удержания власти – более 10 млрд. долларов в год. Имея в виду более – менее стабильную ситуацию в экономике и финансах и низкий уровень протестных настроений в обществе.

Дополнительные финансовые ресурсы иссякли. Россия «прагматично» оценила ситуацию с падающей диктатурой. С одной стороны, бессмысленно вкладывать деньги в то, что не дает отдачи и не приносит прибыли, а учитывая недолговечность третьего этапа диктатуры (этапа самоликвидации), – «урвать бы хоть шерсти клок». Вот договор по ТС и ЕЭП выдавили. Теперь неплохо бы прихватить и народной собственности, на 7,5 млрд. долларов  (к этой теме еще вернемся).  С другой стороны, не очень прилично поддерживать диктатуру и ее жесткие методы подавления гражданского общества на фоне протеста со стороны мирового демократического сообщества. Демократия поддерживает демократические силы до конца, до победы.  Диктатура поддерживает своих до того момента, пока не становится ясно, что крах неизбежен и тогда отмежевывается, чтобы скрыть свою диктаторскую сущность.

Второй важнейший ресурс диктатуры – это ресурс доверия граждан. Вера в лидера, вера в его обещания, вера в светлое будущее. Но этот ресурс при диктатуре не восполняется, а только тает. Неэффективная экономика не может обеспечить необходимого благосостояния всему обществу, дополнительные финансовые ресурсы рано или поздно иссякают, а вместе с ними исчезают иллюзии в «экономическое чудо», в самое высокое благосостояние в бывших странах СССР и т.д. Вера в светлое будущее превращается в осознание обмана, многолетнего обмана и лжи, что вызывает не просто недоверие, а протест обманутых граждан. Поскольку, за время своего существования, диктатура уничтожает оппозицию как организованную, структурированную политическую силу, протест народа самоорганизовывается и выливается в гражданские акции неповиновения или революционные действия, что приводит к свержению диктатуры. А это не что иное, как действие объективного закона в условиях диктатуры – «Единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является НАРОД». На то они и объективные Законы.

Ложь, о которой упоминалось выше, это не просто какой-то персонифицированный продукт, это форма существования диктатуры. Изначально диктатура не может назвать себя диктатурой, а вынуждена внешне рядится в демократические «одежды». Диктатура не может сказать, что власть принадлежит ей, а вынуждена «говорить и убаюкивать враньем», что власть принадлежит народу. Власть диктатора и власть народа – одновременно несовместимые понятия. Власть принадлежит кому-то одному – или народу, или диктатору. А для того, чтобы народ думал, что при диктатуре власть принадлежит народу, и существует специальный институт диктатуры – сказочников идеологов. На эту немалочисленную группу учеников Кашперовского возлагается задача и пропаганды социально – ориентированного государства. И Жванецкий, и Станиславский в один голос сказали бы: «Не верю!». Диктатура все равно для своего содержания потребляет больше общественных благ и ресурсов, чем демократия. Поэтому народу при диктатуре достается меньше, чем при демократии. Вряд ли кто-то больше позаботится о народе, чем он сам позаботится о себе. Посредник себя не обидит. Да и в памяти что-то не возникают примеры стран, где бы народ жил богато и процветал при диктаторских режимах.

Для лжи злейшими врагами являются время и открытое информационное пространство. В этой связи стоит ли говорить о политике диктатуры в области СМИ и о роли государственных СМИ?! Стоит ли говорить о процедуре выборов при диктатуре и «элегантных победах»?!  Стоит ли говорить о том, что спецслужбы при диктатуре превращаются в политический сыск и орудие подавления инакомыслия?!

Еще один отличительный признак диктатуры от демократии. Диктатура разделяет общество и властвует. Демократия строится на объединительном принципе, поиске согласия, компромисса при многообразии мнений, идеологий, взглядов. У демократии нет и врагов, потому что она умеет договариваться. Диктатура бескомпромиссна. Она не умеет договариваться и сама себе создает врагов всегда и везде. Внутри – «пятые колоны с отморозками», «вшивые блохи с нячэсными журналистами», извне – «козлы с вшивыми политиками». Кто-то и про «клоунов» в Ливии вспомнил. Поэтому диктатуры всегда эмоциональны, а демократии рассудительны. Это также разделительный признак несовместимости диктатуры и демократии. «Там, где кипят страсти, разум спит».

Диктатура, манипулируя законами, принятыми не по демократической процедуре и носящими временный характер, ограничивает реализацию прав, свобод и законных интересов граждан в период своего существования. НО! Диктатура не в силах отменить права, свободы и законные интересы граждан, так же как не в силах отменить золотое правило юриспруденции – «нарушенные права, свободы и законные интересы граждан подлежат обязательному восстановлению». Для этого существует такое понятие, как срок исковой давности и судебная процедура восстановления срока исковой давности. Никакие законы, указы или приказы не могут ограничить конституционные права граждан. Законы и прочие нормативные акты, которым по Конституции предписано регулировать порядок осуществления прав, прописанных в Основном законе, имеют право регулировать, обеспечивая конституционное право, но никак не ограничивать и, тем более, прекращать их действия.

Несколько примеров для очевидности.

– (ст.21) Обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является ВЫСШЕЙ целью государства.
– ( ст.25) Государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности. … Никто не должен подвергаться пыткам, жестокому, бесчеловечному либо унижающему его достоинство обращению …

– ( ст.28) Каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных  и иных сообщений, на его честь и достоинство.

– ( ст. 29)  Неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан гарантируется.

– ( ст. 33) Каждому гарантируется свобода мнений, убеждений и их свободное выражение. … Монополизация СМИ государством …, а также цензура не допускается.
– ( ст. 35) Свобода собраний, митингов, уличных шествий демонстраций и пикетирования, не нарушающих правопорядок и права других граждан, гарантируется государством.
– ( ст. 60)  Каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.
– ( ст.62) Каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей … Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь ЗАПРЕЩАЕТСЯ .

Таких примеров можно приводить много. Так вот, должностные лица, нарушающие конституционные права граждан, совершают преступление, независимо от того, какими законами и приказами они руководствуются. Конституция – это основной и высший законодательный акт Республики Беларусь, и в случае противоречий между нормами закона и Конституции действует конституционная норма. Юридические последствия очевидны. В судебном порядке  (пускай не сейчас) права гражданина восстанавливаются, ему, за счет обвиняемой стороны, выплачивается материальный и моральный ущерб, а виновный(ые) привлекаются к ответственности. Объективные законы действуют и во времена диктаторских режимов, на то они и объективные законы. Просто их реализация блокируется (временно) законами диктатуры. А вот субъективные законы диктатуры никакой силы при демократии не имеют, к ним даже не применяется принцип – закон обратной силы не имеет. Это законы временные и защищают только интересы диктатуры в период ее правления. Из этого вытекает  роль и предназначение судов при диктатуре. Как, впрочем, и другие структуры власти и управления – назначаются диктатурой, подчиняются диктатуре, ее же и защищают. При демократии – все назначаются, подчиняются и защищают своего хозяина – Народ, а значит, каждого гражданина.  Т.е права, свободы и законные интересы каждого гражданина.

Диктатура покушается не только на право народа заключать общественные договоры (Законы), но и на право распоряжаться общенародной собственностью. Земля, недра, природные ресурсы, предприятия и т.д. – все это общенародная (иногда называют государственная ) собственность. Хозяин – собственник всего этого – Народ,  и никто больше. Все чиновники, от самого большого до самого маленького, избираемые народом или назначаемые от его имени – управленцы, обладающие правом владеть и пользоваться общенародной собственностью для эффективного ее использования на благо народа. Правом распоряжаться общенародной собственностью обладает только Народ. Народ может передать право распоряжения своей собственностью (частью собственности) правительству или главе государства, но для этого власть должна через референдум обратиться к народу с обоснованной программой планируемого использования вырученных средств по сделке. И это будет законно. Приватизации собственности в нашей стране не было. Вернее сказать, приватизация началась и сразу была приостановлена. Чеки «Имущество» по-прежнему на руках у граждан и они не реализованы. Акционирование предприятий –  это всего лишь техническая часть подготовки предприятия к приватизации. При акционировании не происходит смены собственника. Этот пакет акций по-прежнему является общенародной (государственной) собственностью. К примеру, пакет акций Солигорского комбината калийных удобрений оценивается в 30 млрд. долларов общенародной собственности. Это означает, что каждому гражданину Республики Беларусь в этом пакете принадлежит более 3000 долларов. При разгосударствлении так же не происходит смены собственника. Власть передает свое право владеть и пользоваться предприятием, скажем, трудовому коллективу (или другому управленцу), но собственность при этом остается общенародная. Так что пресловутое «фамильное серебро» – это не ресурс власти, это собственность народа.
Распоряжение незаконно присвоенной собственностью – это уже уголовно наказуемое деяние, квалифицируемое как мошенничество, причем в очень крупном размере.

Юридические последствия таких действий очевидны. В судебном порядке сделка признается ничтожной. Продавец и покупатель – недобросовестными. Собственность возвращается хозяину, т.е. народу. А народу абсолютно безразлично, каким образом будут выяснять отношения недобросовестный покупатель с недобросовестным продавцом. Все нужно делать по закону, причем объективному.

То, что произошло, это уже история, а она, как известно, не терпит сослагательного наклонения. Но возможно ли, изучая и анализируя законы диктатуры и демократии, спрогнозировать возможные варианты развития ситуации?  Спрогнозировать, чтобы по максимуму избежать негативных последствий для всех. Ведь демократия должна учитывать интересы всех: и власти, и оппозиции, и чиновников, и граждан, и «чэсных, и нечэсных». Ведь всех объединяет одно, но очень весомое понятие – Народ. Я думаю, возможно, и прогноз оправдается, если субъективные взгляды и выводы автора совпадут с объективными законами. В этом случае будет так, как должно быть. Если не совпадут, будет иначе, но все равно будет так, как должно быть по объективным законам.

В 1999 году известный журналист Владимир Глод взял интервью у лидера объединенной оппозиции Геннадия Дмитриевича Карпенко, которое вышло под общим названием «Беларусь накануне выбора». Название не было ошибочным и имело право на такую оценку. С 1991 по 1999 год Беларусь находилась в состоянии открытого противостояния зарождающейся демократии и увядающей советской, коммунистической диктатуры. Это была не схватка личностей, это была схватка двух систем власти – диктатуры и демократии. Беларусь действительно была накануне выбора. Демократия проиграла. Демократия и свобода относятся к категории осознанной необходимости. Сначала необходимо осознать ценности и преимущества свободы и демократии, а затем их востребовать и завоевать. Это длительный процесс изменений общественного сознания. Идеи свободы и демократии не успели овладеть разумом масс и поэтому не превратились в силу. Диктатура провела перегруппировку, списала все грехи на прежнего лидера и бросила его на растерзание масс. Молодой будущий лидер на радость электората «рвал в клочья» преданного своей командой старого «диктатора». Впоследствии, почти вся команда старого «диктатора» стала командой нового диктатора. Диктатура сыграла банально на эмоциях, которые, в отличие от разума, работают мгновенно, здесь и сейчас. Диктатура сыграла на эмоциональности, напористости, бойцовских качествах  своего лидера, на заверениях и обещаниях, т.е. на надеждах и чаяниях граждан. Идеи ведь никакой не было. Первый этап диктатура выиграла объективно и по достаточно демократическим законам.

Второй этап – это этап зачистки оппозиционного поля, исправление ошибок предыдущей «диктатуры», допустивших «разгул демократии». Этап, который условно начался в 2000 году и завершился 19 декабря 2010 года. Итоги этапа. Реальные лидеры оппозиции или изгнаны в эмиграцию, или оказались в тюрьмах, или ушли в мир иной. Политические партии раздроблены либо вообще разгромлены, а лидеры стравлены между собой. Независимые СМИ закрыты. Вся оставшаяся оппозиция взята под жесткий «колпак». И все ради чего? А ради того, чтобы альтернативные идеи демократии и свободы не овладели массами, не стали осознанными и востребованными. Казалось бы, все задачи решены, впереди «выжженное поле и чистое небо над головой». Почему система дала сбой с аварийной ошибкой? Где окопался враг?  А враг, как оказывается, находится в самой системе диктаторского режима. Враг в тех необъективных законах диктатуры, которые вызывали противоречия у различных социальных групп и накапливались в виде протестных настроений. В той лжи и обещаниях, которые со временем начали вызывать гнев и пополняли протестные настроения. В той  экономической и финансовой модели, которая неспособна была развиваться и обеспечивать достойный уровень жизни всем гражданам, а не отдельной категории, в основном из числа «слуг народа». И ажиотаж на валютном рынке – это не причина, а следствие проводимой кредитно-финансовой политики.  Враг – в коррупции, бюрократизме и хамском поведении чиновников по отношению к гражданам. В той непомерно раздутой  репрессивно надзирающей и контролирующей структуре органов власти, которую не в силах прокормить народ, который еще и вынужден  страдать от их прессинга. Это все, капля за каплей, наполняло «чашу терпения» народа, что, в свою очередь, через муки и страдания меняло сознание своего же электората, превращая его в народ. Так что, не интернет причина протеста, а именно неправильные действия властей. Интернет всего лишь следствие. И народ вышел 19 декабря 2010 года в знак протеста, в знак несогласия с ложью, в знак несогласия с диктатурой.

К 19 декабря диктатура подошла, утратив два своих важнейших ресурса. Экономическо-финансового ресурса, т.е. обанкротилась. И ресурса доверия электората. Почувствовав свою слабость, диктатура в порыве эмоций совершила свою первую и главную аварийную ошибку – применила против протестующих неадекватную силу. Это и стало сигналом обществу, что диктатура вступила в свою третью стадию – стадию падения или самоликвидации. На этой стадии действуют свои законы диктатуры. Не законы классической борьбы власти и оппозиции. Оппозиции, как организованной, структурированной силы, нет. Она уничтожена диктатурой. Это законы именно самоликвидации. Диктатура, в состоянии эмоционального возбуждения, отключив разум, начинает совершать ошибку за ошибкой и тем самым показывает свое истинное лицо. Лицо диктатуры, тем самым противопоставляя себя демократии, т.е. народу, да мировому демократическому сообществу.

Совершив ошибку 19 декабря и приковав внимание демократической общественности к ситуации в Беларуси, диктатура приступает к репрессиям против своих политических оппонентов и, как результат, еще больше разогревает протестные настроения своих граждан и получает резолюции и санкции от демократического сообщества. Причем, резолюции не с требованиями, а с призывами выполнять свои международные обязательства в вопросах соблюдения прав, свобод и законных интересов граждан. Не осознав, что это не какие-то надуманные требования, а международные обязательства власти, совершается очередная ошибка – оскорбительные выпады в адрес известных политиков. Возникает политический конфликт. Политический конфликт резко осложняет экономические отношения с ведущими мировыми экономиками. В стране и без этого финансово-экономический кризис. Нужна помощь. К кому обращаться? У диктатур по «большой дуге» свои проблемы, все искрит. Полковники-бедуины в бункерах. Не до жиру, быть бы живым. Дальше что? А дальше очередные ошибки. Накануне вступления Польши в председательства ЕС – суд над  корреспондентом польской газеты Андреем Почебутом. Нарочно не придумаешь! Прессинг, невзирая на резолюции, на «Народную волю», «Нашу ниву», сайты интернета. Что это? СМИ – не причина того, что происходит. СМИ – это отражение реальной действительности. Разбив «зеркало», лицо диктатуры не станет демократическим. Проблемы не исчезнут с исчезновением  независимых СМИ. Может, это надежда на торг? На третьем этапе торг неуместен. Срок пребывания всех политзаключенных в тюрьмах определяется не судом диктатуры, а временем ее существования. А третий этап скоротечный. Торг может только его затянуть. Возможно, если все-таки разум восторжествует, диктатура осознает ошибки и выпустит всех их на свободу в ближайшее время. Торг за А.Козулина на втором этапе был обоснован. Диктатуре ничто не угрожало.

После 19 декабря вариантов развития событий осталось немного. Финишная прямая. Крах диктатуры в данном виде, в данной конструкции неизбежен.  И как говорил Г.Д.Карпенко: «Беларусь накануне выбора»! Выбора не личности, выбора не лидера, а выбора между диктатурой и демократией.

Варианты диктатуры. Диктатура на политической доске Беларуси повторяет ферзевый гамбит 1994 года. Жертвуя ферзя, диктатура сохраняет шансы и свои позиции у власти. Вариант имеет право на существование. Во-первых, в нынешней властной команде есть «гроссмейстеры», которые имеют опыт подобных гамбитов в старой команде. (Гамбит, в переводе с французского – дать подножку). Во-вторых, в прессу уже вброшена эта идея из уст уважаемых политологов. Речь идет о неких таинственных двух-трех высокопоставленных чиновников из нынешней команды (безусловно, они хорошие и взгляды их демократические), которые могли бы своим согласием «порулить» осчастливить беларуский народ. Такой красивый эмоциональный вариант, когда все довольны (за исключением, конечно, «ферзя»). Бюрократия у власти, народ в летаргическом сне надежд и чаяний в светлое будущее (пока очередная ночь диктатуры за окном). Этот вариант возможен, если народ, в большинстве своем, не осознал себя народом и не осознал себя как первоисточник власти. Если идеи демократии овладели умами граждан и востребованы, то у диктатуры при любых «гамбитах» и вариантах шансов нет. Объективно, народ – первоисточник власти.

Второй вариант. «Ферзь» не допускает, чтобы «пешки» заняли его место. Результат такой партии тоже прогнозируемый. «Ферзь» уходит вместе со своими ключевыми «фигурами». И основных путей ухода тоже два.

Диктаторский, т.е. волевой. Жесткий, кровавый, плохой для всех. Это будет последней ошибкой диктатуры. Жесткие действия еще больше разогреют протест граждан внутри страны, еще больше просветлят сознание народа и вызовут не только санкции и резолюции мировой демократии, но и действия в защиту прав, свобод и законных интересов граждан. Сценарий Румынии, Югославии, Ирака, Ливии. Причем, протест граждан не стоит выдавать за причину жестких действий. Как раз протест граждан – это следствие жестких мер власти. Следует помнить, что власть все же по Конституции Республики Беларусь должна принадлежать народу. И все жесткие действия против народа – это не что иное, как удержание власти незаконным путем. Следует помнить не только тем, кто в штабе отдает приказы, но и тем, кто в окопах их выполняет.

Демократический, т.е. договорной, компромиссный. Это самый лучший для всех сторон вариант, при всех нюансах. Упадет накал страстей. Нет злобы. Нет мести. А главное, нет крови и жертв. Эмоции гаснут, просыпается разум. Идет поиск компромисса с учетом интересов всех. Подчеркиваю – ВСЕХ. Непременным условием такого варианта должно быть осознание диктатурой своей неправоты, своих ошибок и готовность мирным путем, путем демократических выборов (честных, прозрачных, открытых) передать власть народу. Причем, предложение о начале переговоров должно исходить от власти с готовностью выполнить вышеизложенное условие. Демократия всегда готова искать компромисс и договариваться. Те оппозиционеры, которые предлагают переговоры с властью, не обозначая предмета переговоров и условий, а просто в обмен на политзаключенных, как мне представляется, лукавят. Переговоры не о чем превратятся в затяжку времени, создадут иллюзию начала каких-то демократических процессов и ничего по существу не дадут. А политзаключенных власть выпустит. У нее просто нет других вариантов. К ним приковано внимание всей мировой демократии и, чем больше они сидят, тем больше проблем возникает у власти и так не в очень простое для себя время.

Лукавят и те оппозиционеры, которые, не решив главной задачи – перехода на объективные законы демократии, разрабатывают всевозможные стратегии 2012, 2013 и т.д. Пока не решен вопрос о демократическом законе по проведению выборов, все эти стратегии можно засунуть себе в стол и не отвлекать внимание от насущных проблем. Так же как и экономическими программами демократии в условиях диктатуры.

Что на выходе? К чему должны придти?  Придти должны к нашему главному, объективному и Основному закону. А начинается Конституция Республики Беларусь словами: «Мы, народ Республики Беларусь». Осознаем, что мы – народ – значит, в Беларусь придет народовластие, т.е. демократия. Значит права, свободы и законные интересы станут приоритетными, и восторжествует верховенство Закона. Народ, осознав себя народом, восстановит историческую память, заговорит на национальном, т.е. на народном, родном языке, вернет исторические символы, будет развивать национальные традиции, обычаи, культуру. Одним словом, все станет так, как должно и быть. Это объективно. Иначе быть не может!

Жыве Беларусь!

Поделиться: