Действительно, за что?

Что-то в районе семи минут выступления по телевидению — и прокурор попросил семь лет колонии усиленного режима: год — за минуту.   Прокурор непростой, выходец из очень известной в белорусских юридических кругах семьи. Его мама работает в Центре законопроектной деятельности, отец — судья Верховного суда, тот самый, который вел процесс самой страшной банды в истории современной Беларуси — банды Морозова. А это — мужество, с этим делом никто не хотел связываться, так как участие в процессе реально угрожало личной безопасности и безопасности близких.

И судья непростая. По крайней мере, имела репутацию не беспредельщика, а вдумчивого человека. Пмните, громкое дело о порностудиях, которые были устроены в Минске на съемных квартирах? Ее дело. Но… Как утверждают юристы, в отличие от всех своих коллег, которые вели дела, связанные с событиями 19 декабря, она на этот раз проявила особое старание: не просто переписала обвинительное заключение прокурора, а творчески его переработала — нашла свои мотивировки и “составы”. То есть особенно постаралась.

У прокурора и судьи не было другого выхода? Они не понимают, что за три разбитых стекла и пару потоптанных елочек нельзя выносить такие сроки заключения?.. Был другой выход и другой выбор.

И у Дмитрия Усса был другой выход. Услышав последнее слово прокурора, он мог быстро собрать вещи и просто рвать ноги из этой страны, где народ в подавляющем своем большинстве просто не оценит, что кто-то там приносит себя в жертву за его интересы.  Но Усс не стал этого делать. Сказал только: “Если надо страдать — буду страдать”.  И сам пошел в тюрьму.

Так за кем сила? И за кем правда? 


Поделиться ссылкой: