Принимая во внимание мнение лидера ОГП, хочу все же заметить, что дело здесь не только в социальной хитрости белорусского мужчины-судьи.

Наблюдения за судебными процессами по делу «декабристов», беседы с политиками, прошедшими через «молох» белорусского правосудия, позволяют сделать грустный вывод: «Есть такой вид – белорусский судья как результат «эволюции»! И это независимо от половой принадлежности! В течение семнадцатилетнего правления нынешней власти у многих работников судебной системы сформировались изменения, обеспечившие им успешную адаптацию в существующих условиях, когда главным выступает не закон, а спущенное сверху предписание. Есть чем гордиться главным селекционерам, которые учат работать с бумагами, учат работать по звонку, но не учат работать с людьми, работать только по закону!

Конечно, опыт адаптации  к белорусской системе правосудия не передается прямо по наследству от мамы-судьи к дочери-судье или  от старшей коллеги по профессии  к только начинающему специалисту (как известно, опыт на пенсию не уходит!). Личностно-профессиональные изменения происходят постепенно, и вызваны они действием особых условий, в которых приходится выполнять свои профессиональные обязанности белорусскому судье.

Белорусский судья, которому доверяют вести громкий политический процесс, безусловно, к этому моменту уже успешно прошел отбор на выживание в белорусских реалиях, он уже приспособился к ним, он уже получил работу, должность, статус, заработок. Как признался знакомый судья, ему уже есть что терять в подобной ситуации, при этом речь он вел не о потере чести, о чем говорил в своем блестящем интервью Ю. Хащеватский. Понятно, почему,  получив задание сверху, он включается в борьбу за свое дальнейшее существование в этой системе, реализуя принцип «административный ресурс побеждает тех, кто не у власти».

По Дарвину  изменения в ходе эволюции могут  приобретать две формы: определенную и неопределенную. Поведение женщин-судей  на процессах по 19 декабря скорее демонстрирует определенность изменений. Все они, как одна, следуют одной схеме, демонстрируют одинаковые образцы поведения, выносят одинаковые обвинительные приговоры. Получается, эволюционная доктрина служит несправедливости. А как хотелось бы, чтобы суд над Статкевичем, Уссом и молодежью опроверг этот вывод! И все мы вдруг убедились, что одни и те же условия авторитарного правления по-разному влияют на представителей одной и той же профессии.

Признаюсь, попытка  понять и обосновать поведение белорусских судей-женщин на политических процессах в русле эволюционной теории несколько грубая модель. Не будем сбрасывать со счета их личностные особенности, их потребности, ценности, уровень притязаний, а также переживаемые ими страхи.

Поделиться ссылкой: