О подробностях этого дела написала газета «Вечерний Брест». Андрей Осовец был вызван на дактилоскопии по телефону. В ГОВД Пинска он попросил милиционера предъявить ему нормативный акт, где бы черным по белому было написано, что он, работающий, семейный, ранее не имевший проблем с законом человек, обязан пройти данную процедуру. Мужчине указали на стенд в служебном кабинете.

Отпечатанная на бумаге информация, согласно которой военнообязанные должны «сдать» отпечатки пальцев, не была заверена печатью какого-либо государственного органа, и пинчанин попросил предоставить ему документ, в силе которого можно было не сомневаться. Поскольку такого в наличии не нашлось, регистрировать в общей картотеке МВД свои персональные данные мужчина отказался. Тогда ему предложили оформить отказ в письменном виде, и он послушно взялся за авторучку.

А через две недели к нему домой приехали милиционеры и составили протокол по статье 23.4 КоАП РБ за неповиновение законному требованию сотрудника ОВД. Подписывать его Андрей не стал и попробовал найти правду непосредственно у начальника ГОВД. Тот убедил «строптивого» гражданина в необходимости подчиниться требованиям законодательства о дактилоскопической регистрации. И он, согласившись с доводами офицера, ее прошел. Но ранее составленный протокол под номером просто так в архив не спишешь, потому собранные по факту неповиновения материалы в установленном порядке ушли в суд.

В суде Андрей не признал свою вину, обосновав первичный отказ от дактилоскопической регистрации все той же причиной – правом на личную жизнь и отсутствием в распоряжении милиции правового акта, дающего право в нее вторгаться. Такое объяснение суд расценил как попытку уйти от ответственности, признал пинчанина виновным в неповиновении законным действиям сотрудника милиции и с учетом характеристики личности назначил штраф – 700 тысяч рублей.

— Отдам я государству 700 тысяч, хоть именно столько составляет сегодня моя месячная зарплата. Я ведь в интернате вырос, к трудностям привык, переживу, – сказал Андрей Осовец журналисту «Вечерки» по телефону. – Как мог, я пытался отстоять свои права, теперь знаю, в какой стране живу.

Поделиться ссылкой: