«Нет  состава преступления по статье «Массовые беспорядки» (организация и участие в них)!», – утверждали адвокаты. «Нет доказательств выдвинутым обвинениям!», — увещевали они прокурора. «Будущее не за дубинками и щитами, а за такими людьми, как Федор Мирзаянов! Отпустите наше будущее на свободу!», — обращался к судье и прокурору защитник Александр Галлиев.

Потонули призывы  адвокатов в море белорусского правосудия. Слова компетентного, перспективного адвоката не были услышаны судьей и  прокурором. Слепоглухие… Личность обоих  модифицирована спущенной сверху установкой «Посадить!». Быть оправданным, не быть осужденным за площадь в этой системе просто невозможно. В итоге вердикт суда: Санников Андрей – пять лет, Мирзаянов Федор, Василевич Илья, Еременко Владимир – три года, Гнедчик Олег – три с половиной года колонии усиленного режима.

Будущее Беларуси оказалось за решеткой, как собственно и свобода в стране. Приговор Санникову  и молодежи – это портрет свободы  на фоне решетки!

Нет в Беларуси независимого суда! Марионеточный суд — вот он, приговор белорусскому правосудию.

Давая  убийственную характеристику судебной системе страны в эти дни судилищ за Площадь, будем честны и отдадим дань должного уважения людям, заслуживающим того. Споем торжественный гимн адвокатам!

 В слепоглухом  море белорусского правосудия адвокаты на процессе Санникова и молодежи были островом надежды на справедливый приговор, пусть и умирала надежда последней… Шесть бойцов: Андрей Варвашевич, Александр Галиев, Марина Ковалевская, Вера Мушинская, Оксана Белая, Наталья Иванова, не раз превосходившие по уровню компетентности прокурора, занимали места вдоль клетки с подсудимыми, спиной защищая их. Сколько раз рукоплескал им мысленно зал за высокую концентрацию внимания, за точность и полноту восприятия информации, за критичность и логику мышления, за умение формулировать парадоксальный и неожиданный вопрос людям, дающим свидетельские показания по делу, чтобы выстроить убедительную защиту подсудимых! Рукоплескал зал при этом не психике, рукоплескал зал личностям, которые, безо всяких сомнений, – профессионалы, находящиеся на СВОЕМ МЕСТЕ!

Восемнадцать  дней в течение десяти заседаний  целенаправленно и мужественно  они вели бой за своих подопечных, хотя очевидна была бесперспективность действий. Более того, существовала острая опасность потери работы, утраты лицензии, что в Беларуси не ново. Почему-то напоминали они бойцов Брестской крепости, которые руководствуясь честью и совестью, отчаянно шли в атаку, когда крепость уже была захвачена врагом. 

Не скажу, что  адвокаты не были вооружены. Были! Их оружие – компетентность: знания закона и способы использования их. Оружие судьи – административный ресурс. В ситуации нарушения прав и свобод в обществе второе оружие оказывается более мощным. Ходатайства адвокатов судьей часто игнорировались, игнорирование возрастало по мере разворачивания самого судебного процесса. В итоге окончательный вердикт суда, практически не отличающийся от предъявленного обвинения.

Для чего и для  кого в этом случае судебный марафон? Очень просто: для представителей посольств и ОБСЕ, для формирования представлений о якобы демократической судебной системе Беларуси. Нет ее! Наше правосудие понарошку!

Людмила МИРЗАЯНОВА, мать осужденного  на три года Федора Мирзаянова.

Алла  САННИКОВА, мать осужденного  на пять лет Андрея Санникова.

Поделиться ссылкой: