Настоятелю прихода иконы «Всех скорбящих Радость» получил награду «За значительный личный вклад в сохранение межконфессионального и межнационального мира и согласия, духовное и нравственное воспитание белорусского общества», матушка Галина — «За активное участие в реализации мероприятий по выполнению «Соглашения о сотрудничестве между Республикой Беларусь и Белорусской Православной Церковью». На самом деле, нет в Беларуси прихода, настолько ориентированного на помощь больным, чем приход отца Игоря. Тут и мастерские для людей с умственными и физическими ограничениями; тут внедрили иппотерапию — метод лечебной верховой езды для детей-инвалидов; работают с анонимными наркоманами и ВИЧ-инфицированными; создана социальная трапезная со столовой для неимущих и развозом продуктов на дом для больных; социальная парикмахерская по обслуживанию инвалидов и пенсионеров…

Отец Игорь считается одним из наиболее ярких служтителей белорусской православной церкви. Он активно выступает за интернет, он не боится споров с кришнаитами, буддистами, рериховцами и т.п., он честно рассказывает, что только Бог помог ему не спиться, он первым решился повести к причастию умственно больных детей, хотя многие в церкви  этого не одобряли.

Когда-то в интервью газете “Церковное слово” он сам рассказал о своем непростом пути к Богу, о том, как от поклонения апостолам рок-н-ролла пришел к настоящей вере.

“Помню, появились у меня первые джинсы, а тот, кто был в джинсах тогда, считался чуть ли не врагом народа. Так вот, я вышил на штанине по-английски «я люблю Билла Хейли». Правда, меня быстро забрали в милицию, и я там всю свою вышивку убирал. Позже появились «Биттлз», я их тоже не любил, мне нравилась музыка потяжелее. Роллинг-стоунз, например”. Тогда делала свои первые шаги белорусская рок-музыка. Молодежь начала собиралась в группы, ребята сами выпиливали гитары, делали усилители, учились играть, пели — были самоучками. Возникали первые рок-группы. Например, «Золотые яблоки солнца», где на ударных инструментах играл Игорь Коростелев, в то время учащийся техникума. Там же начинал будущий «песняр» Леонид Борткевич, Ядвига Поплавская с братом. Это была не просто игра, а — определенный образ жизни, образ мыслей… После «Золотых яблок» появились «Наследники», «Дисканты». Их запретил обком комсомола, были проблемы с «органами», при этом молодежь буквально прорывалась на те площадки, где играли ребята. Интересный момент: слушая многократно западную рок-музыку, Игорь научился петь под английский язык, именно под, потому что языка он не знал. Пел тяжелый рок, блюз. Группы, в которых он играл, были очень популярны. Несмотря на то, что музыка эта была запрещена, «органы» же — вот парадокс! — приглашали ребят играть для иностранцев: тогда тоже был обмен студентами, и к нам приезжала молодежь из-за рубежа. Но было все очень строго, и общаться с иностранными студентами нашим не дозволялось. Им так прямо и говорили: «Хочешь доучиться в институте, к иностранцам не подходи». Позже было движение хиппи. Это движение вроде и не было против властей, но в те времена — 70-е годы — не могло быть никакого иного мировоззрения, кроме официального, материалистического. «Очень хорошо помню странное состояние, когда в вихре веселья, в свете прожекторов, купаясь в музыке, окруженный друзьями и поклонниками, я ощущал непонятную тоску, как будто находился в холодной и чужой пустыне, — вспоминает отец Игорь. — Господь, пропустив увидеть мне так называемые «прелести» мирской жизни, уже тогда показал, что все это бесплодная суета сует, которая не может дать человеку ни настоящего счастья, ни радости в жизни. И этот собственный опыт очень помогает мне сегодня при встречах с современной молодежью».

Нынешнее чествование отца Игоря на самом деле приурочено к юбилею. 26 апреля 1991 года в поле на окрaине Минска был освящен закладной камень, знаменующий начало строительства храмового комплекса в честь иконы Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» для молитвенной памяти о жертвах Чернобыльской катастрофы. Сегодня это крупнейший храм и социальный комплекс — дело рук отца Игоря.


Поделиться ссылкой: