«Существуют разные методы давления. Есть методы оказания давления со стороны тех людей, которые воспринимаются как оппозиция — политическая, идеологическая и так далее. Есть давление дипломатическое. Но дипломатическое — прямое и тупое — давление не всегда бывает эффективным. Куда эффективнее часто оказывается совсем другой тип, который и был использован», — сказал Илларионов.

Александр Лукашенко, по мнению эксперта, является для России более предпочтительным партнером, чем кто-либо из белорусской оппозиции. Вместе с тем, Кремлю приходится всё время применять к Лукашенко давление, полагает Илларионов. Признаки такого давления он видел в поступках отдельных кандидатов в президенты во время президентской избирательной кампании в декабре 2010 года.

Мнение о том, что некоторых кандидатов от оппозиции направляла «рука Москвы», высказывается не впервые. Об этом заявлял и глава белорусского государства — причем, в отличие от российского эксперта, Лукашенко в ноябре называл конкретные имена: «У нас есть факты. Владимир Некляев, Андрей Санников — это люди, которые сегодня финансируются Россией».

Правда, уже в конце февраля в беседе с корреспондентом американской газеты The Washington Post Лукашенко возложил ответственность за действия «арестованных оппозиционеров» на Запад. По его словам, белорусы надеялись на заинтересованность американцев и европейцев в том, чтобы Беларусь «была суверенной и независимой», в выстраивании с ней «приличных отношений». Однако «события 19 декабря нас убедили в том, что вы этого не хотели и до 19 декабря», заявил белорусский руководитель.

Он высказал мнение, что оппозиционные кандидаты — это люди, которых направляла американская пропаганда и которые брали американские деньги.

«Вы возлагаете вину за людей в тюрьме на США?» — поинтересовался у него корреспондент. «Кого же еще винить? Мне следует винить Китай? — сказал в ответ Лукашенко. — Мы не позволим вам создать пятую колонну в Беларуси и подорвать белорусскую систему». Кто бы ни финансировал белорусскую оппозицию, фактом остается одно: после событий 19 декабря отношения между Беларусью и Западом заметно осложнились. А вот уровень напряженности в белорусско-российских отношениях, наблюдавшийся в ходе почти всей избирательной кампании, снизился. Некоторые аналитики полагают, что это произошло сразу же после поездки  Александра Лукашенко в Москву 9-10 декабря, когда президенты России, Беларуси и Казахстана приняли Декларацию о формировании Единого экономического пространства, а также подписали соглашения о деятельности ЕЭП, завершив тем самым формирование договорно-правовой базы этого объединения.

В связи с этим интерес представляет вопрос: какие новые договоренности между Кремлем и Лукашенко подтолкнули его к отказу от политики евродиалога, проводившейся в 2008-2010 годах. И далее — к решительным, без оглядки на Запад, действиям в отношении политической оппозиции.

Очевидно, что главным моментом были гарантии невмешательства Кремля в проводимую Лукашенко политику сохранения власти взамен на благоприятный режим приватизации белорусских предприятий российским бизнесом. Белорусский лидер, конечно же, понимает, что полностью полагаться на такие гарантии нельзя — в долгосрочной перспективе у Москвы будут новые соблазны продвинуть к рулю союзного государства менее строптивого человека. Но в краткосрочной перспективе цели обоих центров совпадают.

Либерализация же политической, общественной и экономической жизни, на которой настаивает Запад, угрожала сохранению власти Лукашенко в самом ближайшем будущем, и три предвыборных месяца лишь убеждали его в этом. Поэтому из двух зол белорусское руководство выбрало более отдаленное.

Отвечая на вопрос о том, каковы еще интересы Кремля в Беларуси, Андрей Илларионов отметил: помимо крупных активов белорусской экономики, это «институциональные «arrangements», которые бы исключали возможность потенциального ухода Беларуси на Запад — подобного тому, который наблюдался в течение двух предшествующих лет».

Речь, как это теперь уже очевидно, о гарантированной геополитической привязке Беларуси к России, которая и происходит сейчас на наших глазах — с помощью путинских проектов Таможенного союза и Единого экономического пространства. 

Поделиться: