По словам Зайцева, органами госбезопасности выдвинуто  три версии. Первая – дестабилизация обстановки в Республике Беларусь.
Это не конкретная версия, потому что она слишком очевидна. Никто не сомневается, что «авторы» взрыва в метро не повеселить нас хотели, не фейерверк готовили. Они рванули начиненное гвоздями и металлическими болтами мощное взрывное устройство в самом центре города, на охраняемом объекте, в месте массового скопления мирных людей. И сделали это средь бела дня, в час пик.

Если бы они хотели убить какого-нибудь конкретного Петрова – они бы закладывали свою страшную машинку в другое время и в другом месте. Но они пошли на сознательное убийство ни в чем не повинных людей и сделали все так, чтобы этих людей было как можно больше. Потому невозможно спорить, что целью взрыва было не просто  убийство, а дестабилизация обстановки со многими вытекающими отсюда последствиями. Зайцев просто озвучил прописную истину.

Вторая версия. «Недавно прошли события. Не все лица, которые сегодня привлечены либо рассматриваются органами прокуратуры и судом, согласны с решениями судебных органов. Есть представители крайне радикальных, экстремистских молодежных организаций. Сейчас завершается расследование уголовного дела по злостным хулиганским действиям с признаками террористических проявлений из числа так называемых анархистских молодежных движений, и мы не исключаем, что в отместку (органам госбезопасности прежде всего) могли быть совершены подобные циничные действия».
Намек более  чем понятен. Только есть важный нюанс: все, о ком говорит Зайцев, либо пребывают в СИЗО, либо только-только разложили по шкафам вещи после арестов и обысков. Они находились и находятся под таким пристальным контролем КГБ, что даже имея большую фантазию, невозможно придумать, как можно было ухитриться соорудить бомбу под взглядом надсмотрщиков. Что касается анархистов, то они в силу своей идеологии, в силу своих убеждений выступают против государства, но не против людей. Их акции проходят ночью, они атакуют пустые государственные здания и учреждения, банки, игровые клубы, но от их действий не страдают люди.  А, главное, они публично берут на себя ответственность за акции, объясняют причину протеста, выдвигают требования. За взрыв в метро ответственности никто не взял. Это однозначно не почерк анархистов.

В то же время  теракт в Минске, конечно, мог быть совершен «в отместку органам госбезопасности». Но в таком случае мстили какие-то другие силы. Силы с иными идеологическими убеждениями или без оных.
Третья версия – нездоровый человек. «Не только с точки зрения нездоровой психики, но и с точки зрения удовлетворения личных амбиций», — уточнил Зайцев.
Действительно, нормальный человек на подобное пойти  не мог. Тут ни спорить невозможно, ни искать какие-то иные варианты. А  значит, сказанное тоже нельзя считать конкретной версией следствия.
Что мы имеем  из конкретного?
Фоторобот человека даже не кавказского, а какого-то башкирского вида в глубоко натянутой на лоб вязаной шапочке. Зайцев подтвердил его подлинность, хотя не объяснил, почему описание разыскиваемого мужчины попало в российские СМИ раньше, чем в белорусские.
С фотороботом тоже не все понятно. По всему проспекту стоят видеокамеры, фиксируется на аппаратуру происходящее в метро – и на перроне, и на эскалаторах, у каждого входа на «Октябрьскую» томятся два-три спецназовца, ведь станция из-за своей близости к Администрации президента давно охраняется специальными нарядами. Казалось бы, возьмите остатки взорвавшейся сумки, просмотрите все видео, допросите этих самых спецназовцев, которые должны уметь профессионально запомнить внешность, – и будет фоторобот предполагаемого террориста. Но вчера мы целый день слышали, что фоторобот составлен по показаниям «бдительных граждан», которым некий человек показался подозрительным. Они сами вышли на правоохранителей со своим рассказом. Что иных подозрений в отношении гражданина на портрете у правоохранителей нет.
Честно говоря, мне описание этого гражданина тоже показалось подозрительным. Потому что 11 апреля было тепло и солнечно. Я, например, шла, расстегнув пальто. Многие люди в метро вообще ехали, сняв верхнюю одежду, потому что было жарко. Наконец, посмотрите на фото с места трагедии: все нараспашку, все уже в легкой верхней одежде. Тепло укутаны только старики, да те, кто уже ночью пришел возложить цветы. Но в сообщениях описывается молодой мужчина, одетый по-зимнему — в дутой куртке и в глубоко натянутой шапке. Конечно, можно было обратить внимание.
А вот видео из самого метро, с камер на подходах к станции пока нет. Ни от КГБ, ни от МВД нет конкретных ориентировок на «человека с сумкой».

По итогам первого  дня расследования обращает на себя внимание еще одно обстоятельство. По крайней мере, мне оно кажется более близким к конкретике, а не к общим рассуждениям.
Александр Лукашенко  провел совещание, о котором всего ничего сказало телевидение. Хотя понятно, что на следующий день после теракта совещание это не было случайным. Тема — пограничная безопасность и состояние дел в сфере борьбы с нелегальной миграцией.
Почему в первый же день после теракта всплыло любимое главой государства и его советником по вопросам безопасности пограничное ведомство, и почему ему был устроен разнос, пока непонятно. Но цитаты из сообщения пресс-службы говорят сами за себя.  «Ни для кого не секрет, я об этом уже не единожды говорил, особенно после президентских выборов, – в стране неприкасаемых нет. Белых пятен нет и не будет. Деятельность госорганов безопасности, спецподразделений находилась и будет находиться в поле зрения президента». Александр Лукашенко напомнил, что в 2008 году по его поручению была проведена комплексная проверка специальных подразделений всех силовых ведомств. Тогда было принято решение о создании специального органа, межведомственного совета спецподразделений, который должен держать в сфере внимания соответствующие подразделения. «Этот орган должен принимать решения по злободневным вопросам деятельности спецподразделений. Но, несмотря на столь пристальное внимание, в том числе с моей стороны, к соответствующим правоохранительным органам и спецподразделениям, проколов больше чем достаточно. В том числе это касается сегодняшнего вопроса, который мы рассматриваем по пограничному ведомству».

Я не думаю, что, проснувшись утром после взрыва, Лукашенко ни с того ни с сего решил вспомнить, что нелегальные мигранты много лет пытаются прорваться через Беларусь в Европу. Такое у нас местоположение, что они вчера прорывались через нашу границу, сегодня ждут «форточки» и завтра будут ехать. Какой «прокол» допустили спецслужбы и, в частности, спецподразделение пограничников ОСАМ, что сразу после взрыва вопрос об их работе был вынесен на отдельное обсуждение, пока остается гадать.

Поделиться: