Cогласно важнейшим результатам национального опроса в марте 2011 года (опрошено 1524 человека, ошибка репрезентативности не превышает 3%), опубликованного НИСЭПИ, экономическое самочувствие избирателей сегодня заметно отличается от того, каким оно было после выборов 2006 г.

Так, на вопрос: “Как изменилось Ваше материальное положение за последние три месяца?”

  • “улучшилось”  – ответили 17.2% респондентов,
  • а “ухудшилось” – 26.9%  (в июне 2006 г. соотношение было обратным: 23.4% vs. 11.1%,

притом, что тогда средний размер доходов на члена семьи в месяц составлял около $ 140, а сейчас $ 220),

а на вопрос: “Как, на Ваш взгляд, изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы? ”

  • “улучшится” – ответили 29.2%,
  • а “ухудшится” – 23% (в июне 2006 г. было 46% vs. 11%).

Ухудшение экономического самочувствия неизбежно “потянуло за собой” множество других, связанных с ним показателей. Например, подскочил и уровень доверия к иностранной валюте: если после выборов 2006 г. долларам США доверяли 46.2%, а белорусским рублям 27.6%, то в марте 2011 г. это соотношение стало 56.4% vs. 22.7% (подчеркнем, что мартовский опрос проводился до охватившей белорусов “валютной лихорадки”). Если после выборов 2006 г. 56.9% респондентов считали, что “в целом, ситуация в Беларуси развивается в правильном направлении”, и только 31% – “в неправильном”, то теперь соответственно 45.3% vs. 49%.

Вероятно, поэтому рыночная экономика все больше привлекает белорусов:если в июне 2006 г.

  • рыночную экономику с незначительным государственным регулированием предпочитали 34.8%,
  • пожелали бы своим детям заняться частным бизнесом, связать свою жизнь с предпринимательством 46.8%,

то сегодня соответственно 42% и 53.8%.

Все более привлекательным становится и образ стран-соседей: если в декабре 2005 г.

  • 55% опрошенных признавали, что уровень жизни в Польше выше, чем в Беларуси,
  • в Латвии – 42.5%,
  • в Литве – 40.5%,
  • в России – 21.7%,
  • в Украине – 4.2%,

то сегодня так считают соответственно 71.9%, 56.7%, 55.7%, 46.1%, 20.4%.

Однако многие понимают, что до рыночной экономики и уровню большинства соседей Беларуси еще “как до неба” (уже в сентябре 2009 г. почти 70% не верили обещанию президента, что к 2011 году мы будем жить, как в Европе), и

потому чаще задумываются об эмиграции: если в июне 2006 г.

  • не хотели бы никуда переезжать 57.6% (плюс 8.9% затруднились ответить),
  • то теперь такой ответ дали 50.6% (а затруднились – 4%).

Больше всего белорусы хотели бы сегодня переехать на постоянное место жительства в Германию и США – 26.3% (в июне 2006 г. было 18.6%). В еще больше степени это относится к молодежи.

Так, на вопрос: “Как Вы думаете, могут ли молодые люди сегодня сделать успешную карьеру в Беларуси”

  • 45.9% опрошенных сказали “Да, успешную карьеру молодежь может сделать в Беларуси”,
  • а 44.9% – “Нет, для этого молодежи лучше уехать в другую страну»

(в июне 2006 г. было 54.4% vs. 30.1%).

* Ухудшение экономического самочувствия тянет за собой (хотя и не так быстро) снижение доверия к власти.

Если в июне 2006 г. президенту доверяли 60.8% респондентов и не доверяли 30.6%, то сегодня это соотношение составляет 47.9% vs. 42%.

Если тогда наилучшим способом правления считали

  • демократию 46.7%,
  • а 30.2% предпочитали “сильную руку”,

то теперь это соотношение составляет 63.4% vs. 26.7%.

  • Если тогда 55.9% считали, что победа А. Лукашенко еще больше сплотила белорусское общество,
  • а 27.1% – что она, наоборот, еще больше его расколола,

то теперь это соотношение составляет 40.9% vs. 38.7%.

В то же время делать на этом основании далеко идущие выводы о “грядущей революции” и проводить аналогии с арабскими странами явно преждевременно. По мнению 42.1% белорусов, недавняя победа революции в Египте была восстанием народа против жестокой и несправедливой власти, только 23.6% согласились тем, что это был бунт голодных людей (оценка, данная белорусским президентом). Поэтому лишь 19.6% думают, что события, похожие на египетские, могут повториться в Беларуси, а 68.7% с этим не согласны.

Недоверие власти, ощущение ее несправедливости пока еще далеко от “точки кипения”. Так, на вопрос: “В своем новогоднем поздравлении А. Лукашенко впервые признал, что в Беларуси существуют “большинство и меньшинство белорусского общества”. К какой части общества Вы себя относите?”

  • к меньшинству отнесли себя 23.7%,
  • а к большинству – 60.9%.

Считают, что 19 декабря А. Лукашенко не набрал половины голосов пришедших на выборы 24.1%, а 39.8% – что за него проголосовало большинство, он набрал столько голосов, сколько объявила Центральная избирательная комиссия, еще 35.4% – что за него проголосовало большинство, хотя он набрал меньше голосов, чем объявила Центральная избирательная комиссия, но все равно больше половины пришедших на выборы.

Оценивая массовую акцию, произошедшую в Минске на площади Независимости 19 декабря 2010 г. в ночь после выборов,

  • 48% согласились с тем, что это была попытка государственного переворота,
  • мирной акцией протеста ее посчитали 36.1%.

При другой формулировке вопроса: “В последнее время президент А. Лукашенко неоднократно утверждал, что оппозиция готовила 19 декабря государственный переворот. Согласны ли Вы с этим?” ответы примерно такие же – согласны 43.4%, не согласны 28.4%, “мне это безразлично” – 18.3%.

Однако, интерпретировать такое отношение как одобрение брутальных действий властей также нельзя. Так, на вопрос: “После акции, произошедшей в Минске на площади Независимости 19 декабря 2010 г., было арестовано около 700 человек, в том числе 7 бывших кандидатов в президенты, около 40 человек привлечены к уголовной ответственности за организацию и участие в массовых беспорядках. Одни считают действия властей правильными, а другие нет. А как считаете Вы?” ответили, что

  • власть действовала правильно 47.7%,
  • а что власть действовала неправильно – 42.4%.

Гонимым белорусы всегда сочувствовали.

Однако самыми сенсационными являются изменения в геополитических ориентациях белорусов: “восточно-западный” (Россия-Евросоюз) выбор, по сравнению с ситуацией после выборов 2006 г., изменился почти наоборот.

Тогда на вопрос: “Если бы сейчас в Беларуси проводился референдум с вопросом, вступать ли Беларуси в Европейский Союз, каким был бы Ваш выбор?”

  • “за” ответили 31.5%,
  • а “против” – 49.2%.

Сегодня это соотношение составляет 48.6% vs. 30.5%.

Тогда на вопрос: “Если бы сегодня проходил референдум об объединении Беларуси и России, как бы Вы проголосовали?”

  • за объединение ответили 42%,
  • а против объединения – 37.6%,

сегодня это соотношение составляет 29.2% vs. 53.1%.

Тогда на вопрос: “Если бы пришлось выбирать между объединением с Россией и вступлением в Европейский Союз, что бы Вы выбрали?”

  • объединение с Россией выбрали 56.5%,
  • а вступление в Евросоюз – 29.2%.

Сегодня это соотношение составляет 31.5% vs. 50.5%.

Если в декабре 2005 г. считали что Беларусь когда-нибудь вступит в Евросоюз 40.1%, то сегодня так считают 47.1%; если тогда наиболее справедливым белорусское общество считали 37.8%, немецкое – 18.9%, американское – 5.7%, то сегодня белорусское общество остается на первом месте, но уже с 28.1%, немецкое на втором, но уже с 23.7%, американское на третьем, но уже с 20.6%.

         Но  и в этом отношении делать вывод  об окончательной победе европейского/западного выбора, мягко говоря, преждевременно.

Так, на вопрос: “По Вашему мнению, какое влияние в мире оказывают Россия, США и Беларусь?”

  • Россия по-прежнему находится на первом месте – 70.9% (пять лет назад было 68.3%),
  • а на втором оказались… США (!) – 47.6% (было 26.1%),
  • Беларусь передвинулась со второго на третье место – 40.3% (было 43.5%).

Соответственно, изменилась и иерархия оценок руководителей этих стран: на первом месте по-прежнему президент России – 69.5% (тогда было 74.1%), на втором (!) – президент США – 54.2% (было 27.3%), на третьем – президент Беларуси – 50.7% (было 62.6%). Почти две трети опрошенных (65.2%) согласны с тем, что если Россия поднимет цены на газ для Беларуси до европейского уровня, белорусская экономика рухнет, только треть считает, что Беларусь – самодостаточная страна, ее экономика выживет, даже если цены на газ будут повышены до европейского уровня. По мнению почти 50%, Беларусь должна оставаться в СНГ, почти 40% – в Союзном государстве Беларуси и России и Таможенном Союзе Беларуси, России и Казахстана, почти трети – в Организации договора о коллективной безопасности. Геополитические ориентации белорусов – весьма сложный феномен, обусловленный различными факторами, влияние которых вдобавок меняется со временем. При этом, независимо от объективной возможности, векторы интеграции на Восток и на Запад не воспринимаются значительной частью общества как взаимоисключающие. С течением времени отношение к России становится более сложным, различные аспекты этого отношения расходятся: парадоксальным образом, позитивное отношение к ней, как к успешному соседу, оказывается фактором, усиливающим склонность к интеграции не с ней, а с Европой.

         Подобные парадоксы, как уже неоднократно отмечалось в наших аналитиках, объясняются иерархическим характером национальной (в том числе и геополитической) идентичности белорусов. Если ее “оперативный” уровень в значительной мере определяется повседневностью, т.е текущими событиями, впечатлениями, мыслями и чувствами, то “базовый” уровень – более общими, в том числе и архетипическими, культурно-психологическими структурами (именно поэтому, выражая желание выехать в западные страны, реально белорусы уезжают не в Европу, а в Россию).

Яркой иллюстрацией этому служит еще один парадокс: если в сентябре 2005 г. из списка 35 стран самыми дружественными белорусы называли

  • Россию (71.4% – “дружественная”, 2.3% – “недружественная”)
  • и Украину (33.8% vs. 10%),

то сегодня – Венесуэлу (68.2% vs. 0.9%) и Китай (48% vs. 2.6%). Россия получила уже 50.1% vs. 19.3%, а Украина – 29.6% vs. 10.2%.

Нет сомнений, что такой “парадокс” имеет исключительно “оперативный” характер, вызванный известными “зигзагами” внешней политики белорусского руководства последних лет, и на “базовом” уровне не приводит к аналогичным изменениям.

Другой пример такого же свойства относится к ЕС и США: новые санкции, введенные ими по отношению к руководству Беларуси после президентских выборов,

  • положительно оценили 17.5%,
  • отрицательно – 37.7%,
  • безразлично – 38.9%,

а предложения ввести дополнительно экономические санкции – соответственно 16.6%, 44.2%, 39.1%. Как видно, симпатии к американскому президенту или к экономической модели Германии в данном случае отступают на второй план: то – чужое, а это – свое.

Одним из факторов изменений в настроениях и ценностных ориентациях белорусов, как уже неоднократно говорилось, является и информационное воздействие: причем “внутреннее” воздействие все больше “балансируется” “внешним”. Так, если в июне 2006 г. передачи кабельного телевидения смотрели 37.5%, а спутникового – 13.9% опрошенных, то сегодня уже 51.3% и 28.1% соответственно.

Интернетом пользовались 27.7%, в том числе регулярно 14.7%, то сегодня 55.4% и 43.6% соответственно. Но “внешнее” информационное воздействие не сводится только к СМИ, оно включает в себя и непосредственное общение с гражданами других стран.

Так, если в июне 2002 г. несколько раз или более десяти раз в течение последнего года выезжали за пределы страны 15.9% белорусов, то сегодня – 22.8%. За последние три года 44.3% белорусам приходилось встречаться с иностранцами (не считая граждан СНГ), почти 40% ездят в соседние страны за покупками и пр.

Конечно, с мобильностью европейцев это не сравнишь (почти 59% белорусов за последний год ни разу не выезжали за пределы страны, а 27.5% – своего района или области), но, как говорится, “процесс пошел”.

Справка:

НИСЭПИ — старейший в Беларуси независимый  научный центр, проводящий исследования общества с начала 1992 г. В 2005 г., после ликвидации Верховным судом РБ, был вынужденно перерегистрирован в Литве. Миссия института — повышать уровень компетентности принятия решений всеми политическими субъектами, а также информировать белорусов об их мнении по важнейшим вопросам общественного развития.

Поделиться: