30 марта следственным управлением предварительного расследования ГУВД Мингорисполкома Владимиру Некляеву, Александру Федуте, Сергею Возняку, Андрею Дмитриеву, Виталию Рымашевскому и Анастасии Положанко предъявлено новое обвинение. Они обвиняются в совершении преступления, предусмотренного более «мягкой» статьей 342 УК (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них).

Политолог Александр Класковский считает, что сейчас сложно говорить о мотивах смягчения обвинения, поскольку информация исходит от следствия, которое подает ее в удобной для себя трактовке.

— Но, возможно, подтверждается версия экспертов, которые предполагали, что вокруг дела 19 декабря начнется многоплановая игра белорусских властей. Мы уже видели элементы этой игры, когда двум россиянам дали только штраф, по сути, выпустили из клетки в зале суда накануне визита Владимира Путина в Минск, и только ленивый не связал эти два явления, — подчеркивает аналитик.

Как отмечает заместитель председателя Правозащитного центра «Весна» Валентин Стефанович, переквалификация на другую статью при наличии уголовного дела по статье 293 (массовые беспорядки) вполне допустима уголовным законодательством, если обвиняемые лица не организовывали и не осуществляли массовых беспорядков, однако совершали противоправные действия.

— Это может быть и статья 339 УК (хулиганство), и статья 342, — подчеркивает правозащитник.

Статья 342 уже применялась в новейшей истории Беларуси в отношении Николая Статкевича и Павла Северинца в 2004 году, когда оба политика были приговорены к ограничению свободы («химии»). По ней было предъявлено обвинение и во время знаменитого «Процесса четырнадцати», когда в апреле, мае и декабре 2008 года суд Центрального района столицы наказал 14 молодых людей за участие в акции предпринимателей 10 января.

В случае с предъявлением обвинения по ст. 342 у суда больше возможностей для маневра при вынесении приговора. Действия, подпадающие под нее, не относятся к категории тяжких преступлений, в отличие от статьи 293. Максимальная санкция – до трех лет лишения свободы, а не 15 лет, как это предусматривает ч. 1 ст. 293 УК или до 8 лет по ч. 2. ст. 293 УК. Кроме того, статья 342 предусматривает наказание, альтернативное лишению свободы, например, штрафы, ограничение свободы, арест на срок до 6 месяцев.

Какую игру затеяли власти вокруг дела о массовых беспорядках?

— Я могу предполагать, что все-таки белорусские власти были вынуждены смягчать ситуацию под давлением международного сообщества, — говорит Валентин Стефанович.

По мнению Александра Класковского, такое количество политзаключенных в Беларуси и жестокость приговоров вызывает все нарастающую негативную реакцию Запада, что уже сказывается на экономическом положении Беларуси. Вот и делается меседж Западу, что белорусские власти не такие уж и кровожадные.

— Это косвенный ответ на упреки, что конвейер работает запрограммировано и судьи не смотрят ни на какие контраргументы, — так оценивает смягчение обвинений Александр Класковский. — К тому же, дифференциация приговоров возбуждает волну домыслов, а почему именно этим, а не другим, а может, тайна заключается в том, что кто-то кому-то написал покаянные письма, дал другие тайные обязательства. Эта тема уже и так широко муссируется в белорусском интернете, а также среди оппозиционной публики. В данном случае будет подлито масло в огонь этой дискуссии, усилятся взаимные подозрения в оппозиционном лагере, и это тоже одна из линий власти на ослабление оппозиции.

Валентин Стефанович подчеркивает, что дело о массовых беспорядках по-прежнему остается.

— Уже есть осужденные по статье 293 УК и приговоренные к реальному лишению свободы, — напоминает юрист.

Экс-кандидатам Статкевичу, Уссу и Санникову предъявили обвинение по статье 293 часть 1, которая других мер наказания, кроме как лишение свободы от 5 до 15 лет, не предусматривает.

— Я не исключаю, что такое же обвинение может быть предъявлено Лебедько и Северинцу, — отмечает Валентин Стефанович.

В то же время правозащитники настаивают, что никаких массовых беспорядков в Минске 19 декабря 2010 года в принципе не было.

Поделиться: