К счастью, находят только таблетки аналгина.

“Срочно ищите звонившего, — говорите вы. — Я привлеку его за клевету, вы — за ложный вызов, но, главное, не исключено, что человек что-то и правда знает о маршрутах наркотрафика”.

“Неее… Нам это не интересно,” — отвечают вам. И достают наручники.

Какая бы крепкая нервная система у человека ни была, он не скажет “Спасибо!” за такое “приключение”. Это и правда тот случай, когда можно ругаться матом.

Правда, свидетелей, что российский журналист Александр Лашманкин действительно нецензурно выражался, белорусские милиционеры не нашли. Они сами выступили свидетелями. На вопрос судьи, что конкретно Лашманкин говорил, они выдали смачные тирады, свидетельствующие о хорошем знании этого вида лексики. Правда, “цитаты” абсолютно не совпали ни по смыслу, ни по форме, ни по звучанию. Судья покраснела. Но не от стыда за правоохранителей. Потому что присудила журналисту трое суток ареста.  

Это я коротко изложила отчет белорусских правозащитников по делу Лашманкина. Особенно хочется, чтобы его прочитали те российские журналисты, которые любят кушать с руки Администрации белорусского президента и потом пишут сладенькие материалы о том, как побывали в белорусском раю.

К сведению. Сегодня по такой же схеме к трем суткам ареста приговорили корреспондента БелаПАН. Он шел на встречу с друзьями и почему-то в двух шагах от своего дома решил “справить нужду в неположенном месте”. И сегодня же к двум и четырем годам приговорили молодежных активистов Дмитрия Дашкевича и Эдуарда Лобова. Эти сели по схеме “Дай закурить”. Это когда к вам подходят подготовленные люди, начинают драку, отработанным приемом валят вас носом в  землю, а потом криком “У нас все готово, быстро приезжайте!”  вызывают по мобильнику милицию. А милиция, конечно, заранее знает, кто “потерпевший”, а кто “обвиняемый”. 

Поделиться ссылкой: