Но самое главное, они предлагали помощь, поскольку это, оказывается, сейчас очень не просто — снять валюту со своего счета: нужны большие связи. 

— Поможешь мне и сам спалишься, — говорила я.

— Плевать… О себе подумай.

Очень не много людей называют меня “Светланка”.

Очень не много людей скажут “Плевать”, когда из-за меня им будут грозить неприятности.

Прямо скажу, я очень давно не слышала совет: “О себе подумай”.

И, конечно, уже понимаю, что не много людей вспомнят обо мне в одном ряду с тем, как спасти свои сбережения, сбережения тещи, брата, свата и т.д., и т.п.

И я это очень ценю. Честно.

Но у меня нет валютных вкладов. И, если честно, я даже буду рада, если наши власти поставят логическую точку в истории с доверием к белорусской банковской системе. Тех, кто не хочет сопоставить два и два и ей доверяет, кто любит нынешнюю власть, переубеждать бесполезно. Их учит только жизнь. Любишь — плати. И будь до конца патриотом. Если понадобилось власти, трудно ей — пожертвуй на эту любовь свои сбережения.

По-моему это справедливо.

«Белсвиссбанк» уже оповестил клиентов, что с пластиковых карточек можно получить только белорусские рубли. (Представляю, как весело тем, кто оказался с этими карточками за границей).

Российский «Юникредит банк» остановил операции с белорусским рублем и официально уведомил о невозможности их проведения в связи с валютными ограничениями, введенными Нацбанком.

Нацбанк говорит, что все спокойно и все контролируется, но уже не продает коммерческим банкам валюту для обменных пунктов.

Экономисты удивляются не тому, что миф о стабильности рубля рушится, а тому, что без внешних кредитов он рушится так быстро. Впрочем, белорусские гонцы уже вчера были в Москве на переговорах по выделению этого самого кредита. Путин, кажется, обещал его к лету. Нам надо быстрее, к лету будет поздно

Поделиться ссылкой: