Дело рассматривает «знаменитый» судья Валерий Есьман — тот самый, которого А.Лукашенко три года назад требовал освободить от занимаемой должности…

В СИЗО КГБ Дмитрий Адамович находится с 3 августа минувшего года. Санкцию на его арест дал председатель КГБ Вадим Зайцев. Сообщалось, что Адамовича задержали прямо на ступеньках Генпрокуратуры.

На скамье подсудимых Дмитрий Леонидович не один. Вместе с ним по делу проходят еще пятеро обвиняемых, среди которых — замдиректора Департамента предпринимательства Министерства экономики Ирина Ильюкевич, пенсионер МВД Юрий Кунцевич и его брат Дмитрий, предприниматели Александр Никифоров и Дмитрий Шадура.

Первоначально Дмитрия Адамовича обвиняли в получении взятки — якобы с поличным был задержан посредник в передаче крупной суммы должностным лицам ДФР КГК, который дал показания против Адамовича. Речь шла о сумме в 30 тысяч долларов. Однако сейчас Адамовичу инкриминируются приготовление к злоупотреблению власти или служебными полномочиями и «Бездействие должностного лица». В первый день судебного слушания Дмитрий Адамович заявил, что предприниматель, давший показания против него, был завербован КГБ…

Заплати налоги и спи спокойно

— В 2009 году я работал гендиректором «Геотехпрогресс», — примерно так начал свой рассказ в суде Дмитрий Шадура. — В мае 2009 года к нам пришла внеплановая проверка из налоговой. Мы подумали, что это заказ конкурентов. Посоветовавшись с учредителем, решили спросить совета у Юрия Кунцевича — в свое время он занимал пост в милиции. Мы с Никифоровым (директор фирмы) объяснили братьям Кунцевичам, что нам нужен нулевой акт проверки — чтобы сумма начисленных налогов была не больше 5—6 миллионов. Я опасался привлечения к уголовной ответственности, так как ранее уже привлекался. Кунцевич сказал, что у него есть знакомая, у которой связи в налоговой. И эта дама решит наш вопрос. По словам Кунцевича, дама пообещала организовать нулевой акт.

Сумму в 60 тысяч долларов, которую мы должны передать чиновнице, озвучил Юрий. Мы были ошарашены: таких денег не было. Было сказано, что если мы откажемся сотрудничать, фирму просто обанкротят в течение месяца. Нам дали два дня. Мы за этот срок смогли собрать только 30 тысяч. Следующие 30 тысяч должны были принести ровно через месяц.

В конце сентября нам был выдан акт налоговой проверки о начислении 120 миллионов налогов плюс пени — 30 или 40 миллионов. Мы показали акт Кунцевичу и стали требовать назад свои 60 тысяч долларов — решили гасить налоги. Но через пару дней Юра сказал, что его знакомая сообщила: мол, этот налоговый акт ничего не значит, и он будет аннулирован в ДФР после передачи туда документов. Проконсультировавшись с юристом и узнав о том, что ДФР не в силах отменить акт налоговой, мы поняли, что нас водят за нос…

В конце декабря 2009 года мне начал звонить сотрудник ДФР по Минску и Минской области, чтобы я явился для дачи показаний. Я испугался, стал снова звонить Кунцевичу. Тот сказал, что я должен сходить на прием к Адамовичу: изложить суть дела, спросить, как идет проверка. На встрече я должен был сказать Адамовичу, что я «от Ирины Викторовны». При нашем разговоре Адамович уклончиво ответил, что все будет нормально, разберемся. На тот момент я понимал, что никаких рекомендаций от него не получу, а о прекращении проверки попросить его не смог…

В возбуждении уголовного дела по факту умышленной неуплаты налогов было отказано, мы гасили начисленную сумму.

Весной 2010 года мне пришла бумага из БТИ о том, что на мой загородный дом наложен арест. В БТИ мне показали постановление, вынесенное Витебским ДФР. Я написал жалобу в прокуратуру и получил ответ, что постановление об отказе возбуждения уголовного дела отменено. Я снова начал дергать Юрия Кунцевича. Кунцевич сказал, что мне надо явиться к замначальника ДФР Витебска и сказать, что я от Адамовича. Витебский начальник меня принял и сказал, что все будет хорошо, и если бы Адамович позвонил раньше, то ничего не было бы…

Я все время просил Кунцевича вернуть те 60 тысяч долларов. Я понимаю, что совершил правонарушение, но все налоги уже уплачены. Дача взятки? Это скорее было похоже на вымогательство. Либо мы даем деньги, и все будет хорошо, либо наш бизнес, которым мы занимаемся 10 лет, будет уничтожен. В тех обстоятельствах мы не могли вести себя иначе…»

Во время допроса в суде Дмитрий Шадура заявил, что не знает точно, какой пост занимал в ДФР Дмитрий Адамович.

«Знал только, что большой начальник, — сказал он. — Ни денег, ни каких-либо других вознаграждений я ему не передавал».

Шадура также отметил, что Адамович ни словом, ни взглядом не намекнул ему, что может организовать «крышу» предпринимателям.

Любопытно, что Дмитрия Шадуру отпустили из СИЗО КГБ на следующий день после задержания. Как сказал в суде подполковник финансовой милиции Дмитрий Адамович, произошло это потому, что Шадура написал заявление о добровольном сотрудничестве с Комитетом госбезопасности — он даже процитировал соответствующий документ из материалов дела.

Завербованная КГБ?

В суде о своем сотрудничестве с КГБ рассказала и чиновница Ирина Ильюкевич. Ее задержали 22 июля 2010 года. Буквально днем раньше кандидатура Ирины Викторовны была согласована на должность замдиректора Департамента предпринимательства Минэкономики, до этого она работала в Миноблисполкоме.

Как сказала чиновница, в день задержания она под диктовку сотрудников КГБ написала так называемую «явку с повинной»: мол, передала Адамовичу 30 тысяч долларов, в налоговую — 20 тысяч. Хотя, как сказала Ильюкевич в суде, факта передачи денег Адамовичу в реальности не было.

Сотрудники КГБ отпустили Ильюкевич буквально в тот же день, но заставили ее быть у них на посылках. Гэбисты взяли чиновницу «на крючок», пообещав не привлекать ее к ответственности за взятку.

По словам Ильюкевич, в общей сложности около недели она ходила на работу, обвешанная прослушивающими причиндалами. «Жучки» были установлены и в ее рабочем кабинете. Чекистов интересовали отношения Ильюкевич с Адамовичем, с которым она около семи лет поддерживала дружески-деловые отношения, а также с его другом бизнесменом Вячеславом Тринчиным, который хотел расширить свой бизнес и инвестировать средства в Минскую область.

В суде также прозвучало, что Ильюкевич оказывала Тринчину консультационные услуги, за что, как сказал Адамович, рассчитывала получить от него немалое вознаграждение. Позже, по словам Ильюкевич, у них с Тринчиным завязались близкие отношения. Ильюкевич взяла у бизнесмена 10 тысяч долларов (без расписки) — якобы на погашение кредита, но так и не вернула…

22 сентября Ирину Ильюкевич взяли под стражу. На следующий день она отказалась от всех ранее данных показаний, заявив, что они давались под принуждением. Ирина Викторовна направила жалобу в Генпрокуратуру на неправомерные действия сотрудников КГБ, однако в возбуждении уголовного дела по этому поводу ей отказали — об этом сообщил гособвинитель.

Кстати, Дмитрий Кунцевич утверждает, что передавал Ирине Ильюкевич 50 тысяч долларов. Она категорически отрицает этот факт и утверждает, что Дмитрий оговаривает ее, так как она отказалась принять его ухаживания.

«Виноват, что вокруг меня оказались такие знакомые…»

Дмитрий Адамович считает, что его не за что было привлекать к уголовной ответственности. Максимум что он совершил — дисциплинарный проступок. Показания Дмитрия Леонидовича в суде звучали весьма убедительно. Подполковник не отрицал, что встречался с предпринимателем Шадурой и просил своих коллег по службе принять его, однако ничего противозаконного в этих встречах нет. Сам Адамович повлиять ни на что в этом деле не мог.

Адамович говорил, что бизнесмен Вячеслав Тринчин являлся его близким другом, подполковник даже крестил его детей, однако он не в курсе подробностей его бизнеса и тем более взаимоотношений с Ильюкевич.

«Тринчин сказал, что имел намерение расширить свой бизнес, ему нужна была консультация, — говорит Адамович. — Я дал ему телефон своей знакомой Ильюкевич. Что происходило между ними дальше — я не в курсе. Если бы знал, что Ирина Викторовна требует от Тринчина деньги за какие-то консультационные услуги, то посоветовал бы ему послать ее подальше.

Меня обвинили в том, что я не предпринял меры по предотвращению преступления. Я не стал писать рапорт на близкого человека о том, что тот, возможно, передаст деньги чиновнице. Да и о чем был бы этот рапорт? За одним столом я с ними не сидел, при передаче денег не присутствовал…

Я служил государству, не нарушал присягу, не просил принять незаконное решение по проверке «Геотехпрогресса»…

Я виноват лишь в том, что вокруг меня оказались такие знакомые…»

Что скажет суд?

До завершения так называемого «дела Адамовича» еще далеко. Сегодня суд только начнет слушать свидетелей.

На самом ли деле Дмитрий Адамович был в разработке КГБ или попал под прицел благодаря своей знакомой Ильюкевич? Перешел ли Адамович, сутками пропадавший на работе, кому-то дорогу? Почему Адамовичу не изменили меру пресечения после того, как обвинение во взяточничестве отпало?

Возможно, ответы на эти вопросы прояснятся в ходе дальнейшего судебного разбирательства.

Стоит отметить, что судебные заседания проходят в открытом режиме. В зале суда постоянно присутствует кто-либо из коллег Дмитрия Адамовича по КГК. Они приходят в суд, чтобы морально поддержать своего товарища…

Из личного дела

Дмитрий Адамович родился 17 июня 1976 года в г.Березино Минской области. Образование высшее, холост.

Поделиться ссылкой: