Гарри Погоняйло: «Это еще раз показывает ожесточенность общества, а не его христианскую мораль»

15

Юрист Гарри Погоняйло говорит в интервью Euramost.org, что, тем не менее, надежда на то, что мораторий на смертную казнь будет когда-нибудь введен все-таки остается.

Участник банды бывших тренеров по джиу-джитсу И. Мялик приговорен к смертной казни с конфискацией имущества, второй участник банды А. Сычев – к пожизненному заключению с конфискацией имущества, сообщили БелТА в Генеральной прокуратуре Беларуси. Приговор суда вступил в законную силу, а кассационные жалобы обвиняемых – без удовлетворения.

Учредитель и председатель Белорусского республиканского общественного объединения “Джиу-джитцу и самозащиты” А.Козырев (уголовное преследование в отношении него прекращено 20 апреля 2010 года после его смерти) в июне 2009 года создал и возглавил вооруженную банду, в состав которой вошли еще два тренера-преподавателя общественной организации. Группа нападала на граждан, чтобы получить их имущество и ради этого же совершались убийства. С 25 июля 2009 года и до самого их задержания (12 сентября того же года) они совершили особо тяжкие преступления на территории Могилевской области. Преступники нанесли своим жертвам ущерб на сумму свыше 138 млн. рублей. В ходе следствия он был частично возмещен.

– Не могу сказать, что после этого на отмене смертной казни в стране можно «ставить крест», но пока что никаких решительных мер к тому, чтобы отказаться от смертной казни, нет, – говорит Гарри Погоняйло. – Ни законодательная власть, ни исполнительная, ни судебная пока что ничего не предпринимает.

– Что дала бы Беларуси отмена смертной казни?

– Это одно из условий вхождения в Совет Европы. Потому что по стандартам Совета Европы страны подписывают соответствующую Хартию о соблюдении прав человека, в которой четко прописано, что смертная казнь применяться не должна. Если Беларусь стремится в Европу, значит она должна стремиться к тем стандартам, которые в этом сообществе имеются, и в котором все страны призваны их соблюдать.

– Уже, наверное, год или больше говорилось, что этот вопрос прорабатывается, проводится мониторинг, возможно, принятие решения на самом высоком уровне…

– Такие дискуссии были на уровне парламента, международных конференций с участием парламентариев и представителей гражданского общества. Организовывалась дискуссия и на телевидении. Но это, как мне кажется, видимость того, что кто-то интересуется общественным мнением по поводу введения моратория на смертную казнь.

– На референдуме люди выступили против отмены смертной казни. Общественное мнение нужно подключать и сейчас?

– Подключать и формировать общественное мнение можно и даже нужно. Но в таких деликатных вопросах нужно еще иметь политическое и соответствующее законодательное решение, потому что во многих странах, исключивших из своей практики смертную казнь, люди выступали за то, чтобы она оставалась. Понимаете, это не тот вопрос, который нужно выносить на референдум для того, чтобы принять решение. Да, сегодня белорусская власть ссылается на мнение народа во время референдума. Но, как мне кажется, тогда сама постановка вопроса была несколько неправомерной. Потому что нельзя, например, ставить вопрос на референдуме: «Вы за налоги или против?» Вы за то, чтобы ваши сыновья шли служить в действующую армию или против? Как вы думаете – что ответят люди? Есть вопросы, которые государство должно решать само, без совета с обществом, потому что заранее знает настроения большинства людей.

– Почему большинство людей все-таки выступает за смертную казнь?

– Это проблема нашего воспитания, традиций. Некоторые, извините, еще живут понятиями средневековья – око за око, зуб за зуб. Это еще раз показывает общую ожесточенность наших общества и граждан, а не их христианскую мораль.

Поделиться ссылкой: