Учить национальным танцам детей в обязательном порядке с 1 по 8 (хотя бы) класс — это было бы здорово! Во многих странах национальные танцы так популярны, что молодежь исполняет их даже на дискотеках – в той же Ирландии, Греции, например.

   Когда мой 6-летний племянник встретил меня автоматной очередью и криком: «Беру  тебя в заложники!», я, многозначительно переглянувшись с его мамой, поняла, что пора составлять подробный план совместных с ребенком культурных мероприятий. Потому что до этого у него уже была игра в площадь Тахрир, а еще раньше цикл рисунков в стиле «экшн» про Домодедово. Концентрация «военных действий» в судьбе одного-единственного малыша зашкаливала. Не буду врать, наш Федор – не вундеркинд, он еще не знает географии, Египет и Россия для него не больше, чем звуки, несущиеся из телевизионного приемника. Правды ради надо признать, что ТВ транслирует в мир и другую, порой весьма романтическую информацию. Но вот ведь улавливает подсознание малыша именно «войну». Улавливает и как азартно копирует взрослых!

      Без долгих слов в ближайшую субботу  направились в Национальный исторический музей — чтобы маленький человек начал прислушиваться и к другим импульсам, которые посылает наш мир. А точнее, чтобы он стал улавливать звуки родной Беларуси, научился различать и любить именно наши, национальные краски и тон. Конечно, в идеале лучше всего для этого поместить ребенка в белорусскую языковую среду. Вот настоящий исток патриотизма и гражданственности. Но реально, где ее, такую среду, взять? Детский сад? Нет. Семья? Посыпаю голову пеплом, но – нет, тем более, когда все вокруг айтишники, экономисты, менеджеры…

     Национальный  исторический музей нас разочаровал, огорчил, удивил… Скромно. А, местами, даже убого. Нет, 6-летнему ребенку пока занятно было увидеть флору и фауну Беларуси. Как же, звери, птицы, рыбы в натуральную величину (хотя и эта экспозиция в несколько комнат небогатая для такого статусного учреждения как Национальный музей). Впрочем, да, для первого посещения дошкольнику есть что посмотреть. Но вот что смотреть и изучать дальше, когда мальчик подрастет, какие экспозиции предлагаются вниманию? От чего сердце современного подростка преисполнится в этих залах гордостью, восторгом, восхищением за свою историю? Увы, в сегодняшних стенах Национального исторического музея такого материала, по-моему, очень мало. А, может, нет его, богатого наследия? Возможно, мысль кощунственная, но она неизбежно появляется у каждого, кто рано или поздно начинает путешествовать по миру, а потом возвращается домой и сравнивает свое и чужое. Да, есть восстановленные замки Мир и Несвиж, да, есть коллекция прекрасных портретов Великого княжества Литовского, но… Наши музейные собрания, безусловно, проигрывают тем сокровищам, которыми славятся на весь мир соседи, — и это наша беда, не вина, конечно.

      Но  не опускать же руки! Не отдавать же воспитание детей только телевизору и компьютеру. Они-то битву и так не проиграют никогда. Но чем будем противостоять? Хотя бы уравновешивать? В этом смысле мне понравилась неожиданная инициатива президента Грузии Саакашвили: он недавно распорядился ввести в школьную программу грузинских школ обучение национальным танцам. И даже посетовал, что сам когда-то не смог станцевать на собственной свадьбе. Так как этому не учился. У меня, признаюсь, защемило сердце: если бы это было возможно и у нас!.. Учить национальным танцам детей в обязательном порядке с 1 по 8 (хотя бы) класс — это было бы здорово! Когда-то моя прабабушка Анастасия Лубневская (кстати, из крестьян) так и говорила: «Детей надо учить танцевать. А работать их жизнь научит». Кто бы спорил! Танец облагораживает тело, а сколько эмоций дает душе – и каких изысканных, тонких эмоций. Во многих странах национальные танцы так популярны, что молодежь исполняет их даже на дискотеках – в той же Ирландии, Греции, например.

     Маэстро Александр Анисимов, который, как  известно, много гастролирует по Европе, однажды рассказал мне, как танцуют  народные танцы в современном Мадриде. Вечером, после большого и удачного симфонического концерта под его руководством, дирижер вышел в незнакомый ему город из гостиницы погулять. Это уже ритуал артиста – пройтись после выступления, когда бы оно ни кончилось, чтобы еще раз пережить все эмоции. Вдруг из окна кафе, около которого он на секунду задержался, кто-то настойчиво постучал в его сторону. Две благородные дамы улыбались и махали ему руками из-за стекла, явно приглашая присоединиться к ним. Александр Михайлович понял, что испанки только что были на его концерте, и зашел в кафе. Дамы поблагодарили нашего маэстро за музыку, а потом от них последовало неожиданное предложение показать белорусскому дирижеру настоящую Испанию. «Разве здесь, в центре Мадрида, она не настоящая?» – «Не совсем», — засмеялись женщины. И повезли Анисимова на такси почти на окраину, в какой-то деревенский кабачок, как сказали бы мы. К удивлению дирижера там сидела вполне себе фешенебельная публика. Молодежь, среднего возраста, пожилого. Хорошо одетые люди выпивали, закусывали, смотрели на сцену и… танцевали испанские народные танцы! Все — и артисты, и публика из зала. Это было ошеломляющее зрелище… «Я провел там полночи и влюбился в Испанию навсегда!», – рассказывал мне Александр Михайлович.

     Завораживает  даже в пересказе, верно? Конечно, у каждого народа своя история, и механически повторять за другими даже самые лучшие традиции никому не удастся никогда. Но мечтать можно. А вот уже после, когда идея прочно поселится в головах («охватит массы»), она и начнет воплощаться в реальности. А как иначе? Закон перехода количества в качество пока никто не отменял.

Поделиться ссылкой: