В кулуарах дискуссию по Беларуси назвали «адекватной и очень информативной». Дело в том, что многие депутаты ПА ОБСЕ не понаслышке знакомы с белорусской действительностью, многие были в Минске во время президентских выборов.

Планировалось, что о закрытии офиса ОБСЕ в Минске расскажет посол Бенедикт Халлер, однако он не смог принять участия в обсуждениях. Белорусскую делегацию в Вене представляли член Совета Республики Нина Мазай и депутат ППНС Виктор Гуминский. Стоит отметить, что на выступление Гуминского весьма эмоционально реагировали некоторые депутаты ПА ОБСЕ. «Это шутка?» — недоумевали они, слушая спич белорусского парламентария…

Несмотря на нелицеприятные высказывания в адрес белорусской власти, Мазай и Гуминский не вышли из зала и до конца выслушали всю критику.

После заседания Комитета по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам была организована встреча с рабочей группой ПА ОБСЕ по Беларуси, однако и Мазай, и Гуминский эту встречу проигнорировали, несмотря на приглашение.

О ЧЕМ ГОВОРИЛИ

Ута Цапф, председатель рабочей группы по Беларуси ПА ОБСЕ:

— Нам очень дорога Беларусь, иначе мы не создали бы рабочую группу и не имели бы такого большого количества парламентариев, которые интересуются этой страной, — сказала Ута Цапф, открывая дискуссию по Беларуси. — Миссия и мандат рабочей группы состояли в том, чтобы общаться с парламентариями, представителями власти, гражданским обществом и оппозицией, обсуждать вопрос проведения свободных выборов, обеспечения свободы собраний, свободы выражения мнений и свободы прессы. Эта работа велась долгие годы и не всегда была легкой. В конце концов у нас сложилось впечатление, что позитивные подвижки налицо. Последняя выборная кампания проводилась в гораздо лучшей обстановке, нежели все предыдущие. Конечно, велико было наше разочарование, когда БДИПЧ объявил о фальсификациях на президентских выборах. Нам показалось весьма уместным, что люди, которые сочли, что их обманули, в день президентских выборов вышли на улицу. При этом мы не считаем адекватным то, что демонстранты были избиты. Мы не считаем приемлемым то, что происходит в Беларуси. Аресты, обыски, допросы — все это продолжается еще и сегодня. Почти все кандидаты в президенты были избиты, многим предъявлены обвинения, их соратники брошены за решетку. Всем грозят сроки от 5 до 15 лет. Это выходит за рамки приемлемого. Мы считаем, что демонстранты выступили за свои права. Поэтому выступили с требованием освобождения политзаключенных. Даже президент Медведев выступал с таким призывом.

Мы также требуем сохранения присутствия офиса ОБСЕ в Беларуси — это очень важно.

Мы выступаем за отказ предъявления обвинений тем, кто был арестован после 19 декабря.

Мы требуем предоставления арестованным должного медобслуживания и адвокатской помощи. Но адвокаты получают угрозы, их лишают лицензий. Это возмутительно!

Мы хотели бы, чтобы события, произошедшие в Беларуси 19 декабря, были надлежащим образом расследованы. Но требуется нейтральное расследование.

Мы сталкиваемся с ужасающими обвинениями, которые, по нашему мнению, необоснованны. Поэтому требуется беспристрастное расследование. Рабочая группа надеется, что в марте можно будет организовать миссию по сбору фактов. Мы не можем работать в обычных условиях. Мы не можем провести запланированный семинар по свободе СМИ и поэтому будем пробовать приехать в эти сроки в Минск, для того чтобы иметь возможность встретиться с теми, кто находится и в СИЗО, и под домашним арестом.

Виктор Гуминский, депутат ППНС:

— Вызывает недоумение провести дебаты по Беларуси, — сразу отметил депутат ППНС. — Цель моего выступления — отнюдь не оправдание, а пояснение по вопросу, значение которого очевидно гипертрофировано.

В декабре 2010 года в Беларуси состоялись президентские выборы. Они прошли в строгом соответствии с национальным законодательством и международными нормами. Была проведена большая работа по совершенствованию избирательного законодательства, внесены существенные изменения в Избирательный кодекс. Их положительно оценили ОБСЕ и Венецианская комиссия Совета Европы. Белорусская сторона не устанавливала каких-либо ограничений по количеству и срокам пребывания в стране наблюдателей от ОБСЕ, СНГ и их парламентских структур. Наблюдение за выборами осуществляли свыше 39 тысяч внутренних и более 1000 международных наблюдателей. Были созданы все условия для их работы. Наблюдатели от ОБСЕ первоначально озвучили довольно сбалансированные и объективные оценки выборов в Беларуси. Были отмечены серьезные улучшения процесса регистрации инициативных групп, проведения сбора подписей, значительное расширение прав и возможностей кандидатов по ведению агитационной кампании. Треть состава территориальных избирательных комиссий сформирована из представителей политических и общественных объединений.

Следует признать, что сегодня некоторые наши коллеги упорно не желают видеть эти существенные изменения избирательного процесса ни в законах, ни в практике. Более того, объективная оценка собственно избирательного процесса и итогов выборов подменяется эмоциональной трактовкой событий, не имеющих отношения к избирательном процессу. Несанкционированные противоправные события после выборов не могут квалифицироваться иначе, как организация массовых беспорядков, за которые необходимо нести ответственность в соответствии с законом. Подчеркиваем, что силы охраны правопорядка проявили максимальную сдержанность. Они не вмешивались в проведение несанкционированной манифестации до тех пор, пока ее руководители и участники не придали ей откровенно насильственный характер, а массовые беспорядки не переросли в попытку силового захвата Дома правительства. Характер и тональность решений, принятых некоторыми нашими партнерами по ОБСЕ свидетельствуют о том, что здравый смысл принесен в жертву эмоциям, а конструктивный диалог — давлению. Мы огорчены тем, что наши коллеги-парламентарии из ряда стран ОБСЕ выступили инициатором конфронтации с Беларусью. Практика общения с суверенным государством на языке ультиматумов и санкций давно исчерпала себя. Доказала свою бесперспективность.

Принятые решения международных организаций и парламентов некоторых стран по своей сути являются вмешательством (зачастую — бесцеремонным) в дела нашего государства. Введение визовых ограничений ущемляет права белорусских граждан и не способствует развитию диалога и взаимопонимания. Белорусский народ сделал свой выбор. Он поддержал политический курс на строительство суверенного, процветающего государства. Результаты президентских выборов Республики Беларусь неоспоримы, они в полной мере отражают волю белорусского народа. Не ограничительные меры, а только поиск взаимопонимания и взаимодействия является единственно верным и надежным инструментом развития взаимоотношений. Именно для этого и создавалась наша организация, одним своим названием призывающая к сотрудничеству. И мы готовы к этому.

Карл Георг Вельман, член Бундестага Германии:

— Белорусская оппозиция была не так сильна, как, например, раньше в Украине. И то, что режим избивает дубинками эту слабую оппозицию, — уже само по себе проявление слабости. Нам нужны каналы диалога с белорусским правительством, но то, что произошло в Беларуси в декабре, мешает экономическим связям. И мы должны поддержать гражданское общество. Мы заявили, что хотели бы облегчить визовый режим. Немецкое посольство в Минске уже выдает бесплатные визы студентам, некоторым другим категориям граждан. Я хотел бы, чтобы и мои другие коллеги поддержали эту практику. В Варшаве три недели назад состоялась конференция по Беларуси. Мы хотим создать возможность для белорусских студентов, которых исключили из вузов, учиться у нас или предоставить им финансовую помощь…

Мишель Бийю, депутат парламента Франции:

— Думаю, у нас достаточно информации, чтобы оценить ситуацию в Беларуси как крайне серьезную. Необходимо провести независимое расследование того, что случилось 19 декабря, направить независимых наблюдателей — нельзя ничем пренебрегать в этой ситуации — в конце концов, речь идет о престиже такой организации, как ОБСЕ. Необходимо освободить и реабилитировать граждан, которые подверглись репрессиям после 19 декабря. И, безусловно, необходимо настаивать на продлении мандата миссии ОБСЕ в Минске.

Александр Козулин, экс-ректор БГУ, экс-кандидат в президенты Республики Беларусь:

— Я признателен за возможность принять участие в дискуссии. Важно, чтобы все понимали суть происходящего в нашей стране и принимали объективные решения. Вывод первый: больше 1000 международных наблюдателей приехали в Беларусь с оптимизмом и благожелательным отношением к белорусским властям. Но сегодня они говорят: выборы сфальсифицированы и не являются прозрачными, а в более чем 50 процентах случаев подсчет голосов признан плохим либо очень плохим.

Можно утверждать, что Лукашенко проиграл эти выборы, а все оппозиционные кандидаты вместе взятые набрали голосов больше, чем он. Об этом говорят независимые экзит-пулы и протоколы, которые удалось достать от честных наблюдателей. И если по независимым подсчетам Лукашенко набрал от 32 до 46 процентов голосов, то необходим был второй тур выборов.

Сегодня утверждается, что были массовые беспорядки. Но я считаю, что это была мирная акция, подавленная жесточайшим образом силовыми структурами. Если на площади было 10—15 хулиганствующих элементов, то милиция должна была пресечь их действия в самом начале. Однако Дом правительства не был оцеплен сотрудниками силовых структур, и в течение примерно 40 минут хулиганам позволялось под видеокамеры бить стекла и ломать двери. Поэтому я утверждаю, что якобы массовые беспорядки — это провокация белорусских властей. Лукашенко утверждает, что был вооруженный заговор с целью захвата власти неконституционным путем. Были найдены какие-то склады с оружием, которые потом неизвестно куда испарились. Но можно говорить и о том, что это был заговор с целью незаконного удержания власти. Поэтому мы говорим: давайте рассматривать ситуацию объективно и честно.

Мы просим, чтобы ОБСЕ назначила международную профессиональную комиссию из профессиональных экспертов, представителей силовых структур, которые помогли бы разобраться в ситуации.

Я сам был в тюрьме. Мне дали пять с половиной лет. Меня освободили только тогда, когда США ввели экономические санкции. В это время Европа прекратила все отношения на высоком уровне с белорусскими властями, ввела визовые ограничения. Это вначале не помогало. Меня не отпустили даже на похороны жены. Отпустили тогда, когда я объявил сухую голодовку и сказал, что нас похоронят вместе. Поэтому делайте выводы, какие методы воздействия эффективны для воздействия на белорусскую власть. Спасибо за внимание. Я призываю вас к объективности.

Тони Ллойд, Специальный координатор краткосрочной миссии наблюдателей ОБСЕ за выборами в Беларуси в декабре 2010 года:

— Сегодня существенно осложнились отношения между Беларусью и соседними странами. Президент Лукашенко недавно сказал: мне плевать на замечания, это бесчестные люди, которые критикуют то, что произошло после выборов. Несогласие между властями и представителями других стран — это, конечно, не самое главное. Страшнее, что Лукашенко просто плевать на права своих граждан…

Янеш Ленарчич, Директор Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ:

— Все имевшиеся улучшения в Беларуси затмило то, что произошло в ночь на 19 декабря. Мы надеемся, что со стороны Беларуси будет высказана готовность работать с нами. Имеется 8 приоритетных рекомендаций, начиная с правовой реформы, вопросов, касающихся свободы собраний и массовых мероприятий. Все наши предложения выложены на стол. Мы готовы возобновить работу с белорусскими властями, чтобы отнестись к тому, что произошло, как к уроку и избежать подобного в будущем.

Мы высказали готовность наблюдать за судами над теми, кого обвиняют в массовых беспорядках. Вопрос о нашем наблюдении пока еще рассматривается, нас просят подождать. Но я хотел бы отметить, что государства-участники ОБСЕ обязались принимать наблюдателей на своих судах. Это было решено еще в 1990 году, вновь решать не надо. Так что мы надеемся, что это наблюдение будет возможным, и Беларусь будет конструктивно сотрудничать с государствами-участниками ОБСЕ и другими институтами по всему диапазону вопросов, в том числе и по тем, которые ранее входили в мандат офиса ОБСЕ в Минске. Мы ожидаем соответствующих сигналов из Минска.

Дуня Миятович, представитель ОБСЕ по свободе слова:

— Беларусь по свободе слова находится в центре внимания моего офиса. Я внимательно следила за преследованиями четырех журналисток, которые со стороны властей подвергались преследованию за так называемое «охотничье дело»: Ирина Халип, Светлана Калинкина, Марина Коктыш и Наталья Радина неоднократно допрашивались следователями, их компьютеры были конфискованы год назад. Я поднимала этот вопрос перед властями и говорила о недопустимости такого запугивания журналистов.

Весной и летом 2010 года наш офис поддерживал контакты с белорусскими властями. Я получила предложение посетить Беларусь. Я была весьма довольна конструктивным диалогом с белорусским правительством, которое, судя по всему, было готово сотрудничать с моим офисом. Этот позитивный настрой был омрачен всем тем, что случилось 19 декабря. Десятки белорусских и иностранных журналистов были избиты и задержаны. Иностранные были быстро отпущены. А белорусские получили приговоры на 10—15 суток якобы за административные правонарушения. Ирина Халип и Наталья Радина были арестованы. Я пыталась посетить Беларусь, предлагала свою помощь, несколько раз писала министру, просила дать мне визу. К сожалению, ничего не получилось…

В настоящее время Ирине Халип и Наталье Радиной грозит срок до 15 лет. Многих журналистов допросили в КГБ. Я осудила нападение на журналистов в своем общественном заявлении от 21 декабря. 20 января министр информации предложил изменения в законодательство о СМИ, еще более ужесточив его. В соответствии со своим мандатом я намеревалась в январе посетить столицу Беларуси, чтобы посетить журналистов, находящихся в тюрьме и под домашним арестом, а также рассмотреть иные вопросы. К сожалению, власти не учли мою просьбу.

Но наш офис следит за тем, как развиваются события в Беларуси. В ближайшем будущем я намерена посетить Беларусь. По последней информации, которую я получила, МИД Беларуси стремится помочь в организации моего визита.

Вена.