Сенатор, через несколько часов вы отправляетесь на авиабазу Эндрюс под Вашингтоном, чтобы в составе делегации США вылететь в Европу, на мюнхенскую конференцию по безопасности. Но ваша первая остановка — Вильнюс. Какова цель вашего визита?

— Уже много лет сенатор Джон Маккейн и я возглавляли делегацию на Конференции по делам безопасности в Мюнхене и всегда останавливаемся еще где-нибудь, чтобы узнать что-то и, возможно, внести конструктивные изменения. Мы захотели улететь в Вильнюс в этом году, чтобы обсудить ситуацию в Беларуси. Мы встретимся со студентами ЕГУ, с представителями политической оппозиции и гражданского общества. Также и с руководством Литвы.

Мы хотим услышать напрямую от белорусов о репрессиях в стране после 19 декабря. Честно говоря, мы хотим сказать белорусской оппозиции: мы с вами ради свободы. Мы с вами. Не теряйте надежды!.

В статье, которую вы написали вместе с председателем сенатского Комитета по международным связям Джоном Керри для The Washington Post, вы говорите о необходимости нового подхода в отношениях с Беларусью. Что этот новый подход означает?

— Я и сенатор Керри делаем вывод, которой нельзя не сделать, а именно: стратегия вовлечения, которой придерживались Евросоюз и Соединенные Штаты в течение двух последних лет, потерпела поражение. Она потерпела тяжелое поражение, как теперь видно по тому, что делает Лукашенко. Во-первых, сейчас Евросоюз и США должны дать Лукашенко ясно понять, что его автократичное управление неприемлемо.

Во-вторых, мы должны сделать все возможное, включая введение адресных экономических санкций против Лукашенко и его окружения, чтобы изменить их поведение. И еще мы должны увеличить нашу материальную и техническую поддержку белорусской оппозиции и гражданскому общества в Беларуси. В этом смысле меня радует, что 31 января Евросоюз и США начали осуществлять эту новую политику в отношении Беларуси, если они заявили об усилении наших санкций против режима Лукашенко и увеличении помощи демократического общества в Беларуси.

Вы с сенатором Керри призвали Евросоюз пойти за США и заблокировать торговлю с белорусскими нефтяными и нефтеперерабатывающими компаниями. Евросоюз ввел визовый запрет, но воздержался от экономических санкций. Это вызвало большое разочарование у белорусской оппозиции. Некоторые чувствовали себя предаными. Вы встретитесь со многими европейскими лидерами в Мюнхене. Будете ли вы поднимать этот вопрос в беседах с ними?

— Да, это, безусловно, один из вопросов, которые и я, и мои коллеги из Конгресса США будем поднимать перед коллегами из Евросоюза. Я был доволен, что Евросоюз ввел визовый запрет в отношении официальных лиц Беларуси. Не скажу, что я был удивлен, но был разочарован отсутствием экономических санкций в их решении. Я буду их убеждать, чтобы они изменили свою точку зрения. Ведь Лукашенко и люди из его окружения зарабатывают огромные деньги сделках нефтяных и нефтеперерабатывающих компаний, которые, как я надеюсь, подпадут под санкции. Эти деньги поддерживают диктаторский режим на плаву. Мы считаем, что нужно добраться до этих денег и сделать более тяжелым для Лукашенко обогащение за счет белорусского народа.

—  На этой неделе президент России Дмитрий Медведев и министр иностранных дел России Сергей Лавров подчеркнуто покритиковали последние репрессии в Беларуси, но также осуждали западные санкции против Лукашенко. Многие в Беларуси не доверяет России в силу ее поддержки режима Лукашенко в прошлом. Они также считают политику Кремля в отношении Беларуси империалистической и такой, которая угрожает ее независимости? Или вы видите в Беларуси какую-то роль для России?

— Во-первых, я полностью понимаю и соглашаюсь с людьми в Беларуси, которые не доверяют Москве в силу ее поддержки режима Лукашенко в прошлом и в силу ее агрессивной пропаганды за рубежом. Мы знаем, что стратегией Лукашенко является разыгрывание Запада и России друг против друга. Я думаю, что ни Москва, ни Вашингтон, ни Брюссель не хотят, чтобы такое Лукашенко сходила с рук. Я надеюсь, что эти три центра политической власти -— США, ЕС и Россия — смогут найти лучший совместный подход к Лукашенко. Но в конечном итоге — и я убежден, что правительство США думает также — будущее Беларуси должно быть решено только белорусским народом в честном и свободном демократическом процессе.

—  Нынешний революционный кризиc на Ближнем Востоке навел некоторых в Беларуси на мысль, что США теперь забудут про Минск. У одних это вызывает обеспокоенность, у других, наоборот, радость. По-вашему, останется ли Беларусь в поле зрения Вашингтона?

—  Да, безусловно. Здесь на кон поставлены наши ценности. Соединенные Штаты образованы в 1776 году не благодаря своим географическим границам, а благодаря нашим ценностям. Мы знаем имена героев борьбы за свободу, и мы знаем имена опричников этого народа. Сам факт, что я и сенатор Маккейн едем в Вильнюс во главе большой делегации от двух партий, свидетельствует о том, что мы не выпускаем Беларуси из-под своего внимания и что мы не забудем про белорусский народ. Мы знаем имена героев борьбы за свободу, и мы знаем имена опричников этого народа. Мы о них тоже не забудем.

Вы заявили в прошлом месяце, что больше не будете баллотироваться на выборах в Сенат. Какой урок из своей многолетней политической жизни вы сейчас могли бы вспомнить для тех людей в Беларуси, которые много лет борются за демократию, но еще не испытали вкус победы?

—  Я оставляю Сенат, но я не ухожу полностью в отставку. Я надеюсь, что пока я буду жить, я буду поддерживать таких людей, как оппозиция в Беларуси, которая борется за свободу. Говоря об уроках, я вспомнил бы, что сказал Черчилль: никогда, никогда, никогда не поддавайтесь! Колесница истории всегда выбирает путь, ведущий к свободе. Иногда это требует длительного времени, но вы не поддавайтесь, не теряйте надежды. Народ Соединенных Штатов с вами. И мы останемся с вами, пока белорусский народ не достигнет подлинной свободы.

Поделиться: